Jump to content
Connection Point

Seeteufel

Сельсовет
  • Content count

    14553
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Seeteufel

  1. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 9 – Страсбург (окончание). Кель. Оффенбург Чем ещё запомнился Страсбург? Обилием надоедливых сиволапедонов. В этом смысле он недалеко ушёл от Берлина и столь же радикально отличается от Голландии и Бельгии с их давно уже укоренившейся и упорядочившейся велокультурой. Педовелы нагло ездят по пешеходным зонам, которые и без того переполнены. Запомнился прекрасными вечерами, когда становится гораздо меньше туристов – ибо уезжают организованные группы. Немецкоязычным меню в каждом ресторанчике – правда, это не гарантирует, что официанты говорят по-немецки. Барраж Вобан – самый известный мост Страсбурга, двухэтажный. Днём, как и везде, полно народу, приходится в очереди стоять, чтобы пройти внуть (зато, по крайней мере, бесплатно). Вечером – совершенно свободно, виды с моста открываются потрясающие. Внутри моста – небольшой музей «за решёткой». Классические статуи, некоторые из которых когда-то украшали не существующие ныне церкви. По каналам «Маленькой Франции» можно проехать на теплоходике и выйти прямо в дверь прибрежного ресторана. Вообще, это были последние дни, когда погода более-менее подфартила, дальше начался период сплошных дождей. Кель Несмотря на испортившуюся погоду, в один из дней решил отправиться на сопредельную территорию Германии. Доехать туда можно на трамвае, не делая пересадок! Сразу вспомнилось, что автобус № 1004, идущий из Бутова в Каменку, долгое время не имел права делать остановки в Подольске, так как это область – другой субъект федерации, панимаиш. Интересно, когда мы доживём до возможности вот так просто ездить в сопредельные государства на трамвае? Кель – «город-близнец» Страсбурга. Близнец в том смысле, что расположен на другом берегу Рейна. В целом – аккуратный, но скучный городок. Главное, что есть в Келе, – это отец Рейн, разделяющий ныне две державы. Памятник пфеннигу в торговой зоне, он же – карусель для детишек. Старица Рейна, которая аж вплоть до 90-х использовалась как свалка мусора. Сейчас окультурили, сделав красивый и сонный парк. Недалеко от берега Рейна построили смотровую башню. Забравшись на неё, можно увидеть Страсбург. По плохой погоде видимость не очень, но собор различается хорошо. Ну а этот кадр весьма символичен. Пациентов мечети – на паровоз и на йух, на йух! Оффенбург Пока я бродил по Келю, погода испортилась окончательно, но я всё же решил проехать ещё дальше – в Оффенбург. Тоже небольшой городок, но уже несколько более колоритный. Оффенбургская ратуша, полицейское управление и прочие центры общественной жизни. Когда ливень достиг уже совсем невыносимой интенсивности, пришлось укрыться в ресторане „Zum Andres“, тем более что подходило время обеда. Антураж заведения запомнился больше, чем его блюда. Да-да, помни, что мы везде! И если ты думаешь, что можешь укрыться в канализации, то и там наше недремлющее око! Обратите внимание на ворон на фасаде: это символ Оффенбурга. На Ратушной площади им установлены такие же вращающиеся памятники, как и пфеннигу в Келе.
  2. Да ладно, такие ещё в ГДР вовсю продавались. Тем более, что его держит девка, а не мужик. Тут перед поездкой на King Crimson (а туда я ехал через Берлин) довелось по причине опоздания автобуса провести несколько часов на Александерплатц. Ёёёёёё, вот где насмотрелся на шоу уродов. Столько педерастов, наркоманов и шизофреников я в одном месте отродясь не наблюдал. А ещё там на каждом столбе анонс вот этого:
  3. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Это отвратительный пискун из Shy, насколько я помню? Там ещё пел Ли Смолл, у того вроде не настолько блевотный воКАЛ. Или наоборот? Для меня эта аббревиатура означает только Pink Floyd.
  4. Seeteufel

    Страсбург

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 8 – Страсбург Продолжу потихоньку, хотя за прошедшее время воспоминания об этом удивительном путешествии начинают перекрываться другими, не менее яркими впечатлениями последних месяцев. Страсбург мне начал отчаянно нравиться уже с самого вокзала. И первое впечатление совсем не обмануло. Понимаю, что сравнивать города разных масштабов сложно, но всё-таки. По красоте могу поставить столицу Эльзаса в первую десятку крупных европейских городов вместе с Санкт-Петербургом, Прагой, Флоренцией, Вероной, Будапештом, Зальцбургом, Лионом и Гранадой. Прямо около моей гостиницы располагалось питейное заведение La Perestroika. Так и не сподобился за всё время туда заглянуть, но выяснил, что бар держат какие-то rусские эмигrанты. Наивные французы и гости эльзасской столицы, наверно, даже не догадываются, какой ассортимент лучше всего подходил бы для заведения с таким названием. Акварельного цвета «вино» из цистерн и «баночное» пиво с димедролом – для разгону. Спирт «Рояль» и портвейн «Сахра» – для достойного окончания вечера. Стеклоочиститель и одеколон – для гурманов. Фирменным блюдом могло бы быть меню из первого «ресторана» McDonalds. Само собой, такой красивый город не может не привлекать толп туристов. Днём местами было просто не протолкнуться, особенно когда центре (то место, что на первом фото) разгрузилось три автобуса с американцами. Один из самых живописных уголков центра носит название «Маленькая Франция». Хотя я бы сказал, что это «маленькая Германия». Страсбург, по сути своей, город очень немецкий (хоть и населён сейчас французами). Даже главное эльзасское блюдо – Flammkuchen. Нечто наподобие пиццы, но без томатного соуса. Следы германской эпохи сохранились даже в названиях улиц, которые указаны как на французском, так и на эльзасском диалекте немецкого. Попадаются очень поэтичные – например, этот переулок (а вернее, всё-таки улица) Майских Жуков. В Страсбурге тоже отчаянно борются с ублюдочной мазнёй графферов, заменяя её на нечто весьма пристойное и оригинальное. Страсбургский собор. Кстати, он официально носит вполне немецкое название Münster, и более того: тамошний персонал – немцы по национальности. К сожалению, подняться сейчас на башню нельзя – ремонт. Но, снаружи это один из самых величественных соборов, которые я видел. Куда там парижскому Нотр-Даму! Колоссальное здание из розового камня в романском стиле видно отовсюду, а вот сфотографировать полностью (во всяком случае, горизонтальным кадром) его невозможно ни с одной точки. Может быть, это и не самая высокая колокольня в мире, но вблизи она просто потрясает своей мощью. Отдельного упоминания служит филигранная резьба по камню. Таких оргáнов мне ранее видеть тоже не приходилось. Святые и ангелы ничуть не диссонируют с современными на тот момент инструментами познания Земли и Вселенной. А вот маятник Фуко кому-то сильно помешал в Исаакиевском сообре, когда началась la perestroika. Центральный трамвайный круг. Кстати, конструкция, тоже более типичная для Германии. 8 мая, когда в Западной Европе отмечается день окончания войны, я ехал в трамвае из отдалённой части Страсбурга. Вдруг в вагон зашла большая группа русских с гитарами и гармошками в гимнастёрках военного образца. Я подумал: неужели будут аскать? К счастью, ничего подобного у них на уме не было. Спели несколько русских песен – похоже, из собственного репертуара, не военных и не патриотических. Французы встречали этот перформанс исключительно тепло. Через несколько остановок большая часть русских вышла и отправилась выступать на площади. В вагоне от них осталось только двое подростков, один – который играл на гармошке. Между собой они стали говорить на французском, хотя до этого общались на русском: видно, что ребята выросли уже там. Как и во многих других городах, центр Страсбурга делится две части, одна из которых относится к Средневековью, другая – к периоду Ренессанса. Эта вторая часть состоит из многочисленных помпезных дворцов. Построены они, разумеется, немцами. В одном из них располагается центральная библиотека. Ещё одно приметное здание на площади Республики – Рейнский дворец, сейчас – департамент культуры. Один из самых известных средневековых домов Страсбурга – Maison Kammerzell. Примечателен резьбой по деревянным фахверковым конструкциям. Любимое место для селфи азиатских туристов. Place Kléber – любимое место отдыха страсбургской молодёжи. Местный аналог ГУМа на Place Kléber. (продолжение следует)
  5. KING CRIMSON 2019 Celebration Tour Leipzig, Haus Auensee, 10.06.2019 Начну с небольшой преамбулы личного свойства. Редко об этом говорю, но я считаю себя человеком везучим. Под «везением» я понимаю не только нечаянные удачи и счастливые совпадения или случаи, когда словно невидимая рука отводила в последнюю секунду большие беды, но и то, что определённые события в жизни происходили именно в те моменты и так, как они и должны были случиться. Тот же фактор «везения» могу экстраполировать и на свой музыкальный опыт. Знакомство с любимой впоследствии на всю жизнь музыкой у меня чаще всего совершалось именно в том возрасте и при таких обстоятельствах, когда для этого наступало самое подходящее время; ну а если что-то прошло мимо моего восприятия, то, значит, не очень-то было и нужно. Что же касается концертов, то я не слишком часто их посещаю; однако в последнее время меня не оставляет ощущение, что уж если я пошёл на какое-то шоу, то именно тогда, когда «момент созрел». Так было, к примеру, с прошлогодним Helloween: я ни разу не был на выступлениях их нынешнего «официального» состава, но попал сразу на реюнион, став свидетелем совершенно уникального события и услышав в аутентичном исполнении номера, которые живьём не игрались уже десятки лет и вряд ли будут сыграны когда-либо ещё. То же можно сказать и ноябрьском концерте Фиша: когда ещё доведётся услышать не абы что, а полностью один из любимых моих альбомов Marillion „Clutching at Straws“? Первый концерт King Crimson в моей жизни можно отнести к таким же «назревшим» событиям. Оставим в стороне брюзжания некоторых личностей, называющих нынешний состав едва ли не «кавер-группой». Разумеется, это полная глупость. Какая, к чёрту, кавер-группа, если на сцене – сам Роберт Фрипп, который и есть King Crimson. Ведь общеизвестно, что состав группы за её полувековую историю неимоверно часто и самым радикальным образом менялся (не только от одного студийного альбома к следующему, но даже и в процессе записи одного альбома), и неизменным в коллективе оставался только сам босс. В отличие от подавляющего большинства известных команд, у КС никогда не существовало «классического», «золотого» состава. Кому-то нравятся комбинации музыкантов (именно так, во множественном числе) с Лэйком, кому-то – с Уэттоном, кому-то – с Белью, чьи-то любимые альбомы – „Lizard“ или „Island“ с их недолговечным экипажем, но все поклонники едины во мнении, что всё это – King Crimson. Уникальность нынешней коллаборации, помимо прочего, заключается в том, что теперь в группе присутствуют участники сразу из нескольких прошлых славных эпох: Мел Коллинз представляет начало 70-х, Тони Левин – 80-е и 90-е, Пэт Мастелотто – 90-е и «нулевые». И за последние несколько лет мы впервые имеем возможность присутствовать на концерте, где репертуар и стилистика не будут зависеть от текущей конъюнктуры и настроения Маэстро, а охватят всю славную историю правления Малинового Короля в империи прогрессивного рока. Ещё большой вопрос, поехал ли бы я на этот концерт, если бы ранее посетил выступление КС в Москве в «нулевых» или какой-либо другой концерт времён Белью. Так что в очередной раз напрашивается вывод о предопределённости момента. Разумеется, спорные мнения по поводу нынешней инкарнации КС связаны прежде всего с неоднозначной фигурой Джакко Якщика (я до сих пор не уверен в том, как правильно произносится его псевдоним). Ведь он и вправду пришёл из кавер-группы, от его композиторских данных я тоже не в восторге, а что касается его таланта интерпретатора, то здесь возможны разные точки зрения – об этом ниже. К тому же в нынешнем составе пока не было выпущено ни одного студийного альбома (во всяком случае, под вывеской КС), но всё равно: сомнений в том, что перед нами на сцене – самый что ни на есть подлинник, быть не может. Наверно, следует отнести к разряду везения и тот факт, что своё юбилейное турне, приуроченное к 50-летию группы, Кримзон начал с Лейпцига – города, известного мне чуть ли не до каждой улицы и в чём-то даже родного. Поэтому, хотя и была возможность совместить посещение концерта со знакомством с какой-нибудь новой для меня страной или городом, сомнений, куда надо ехать, не возникало ни на минуту. Конечно, Лейпциг! Надо заметить, что как раз в эти дни саксонский город находился в центре внимания музыкальной и культурной общественности в связи с иным событием: целую неделю здесь царил ежегодный фестиваль Wave Gotik Treffen, последний день которого пришёлся как раз на 10 июня. Лейпциг был запружен людьми в самых диковинных нарядах. По улицам шествовали мужчины при цилиндрах, тростях и лорнетах со спутницами в пышных платьях XVIII века (порой в сочетании с открывающими трусы мини-юбками, рваными колготками и татуировками), стимпанки, киберпанки и просто панки с разноцветными шевелюрами, восставшие из гробов мертвецы, образы Смерти с огромной бархатной косой, куртизанки, вампиры, рыцари в плюшевых доспехах и Мефистофель знает кто ещё. Немало участников WGT проживало вместе со мной в гостинице, а где-то треть пассажиров самолёта, на котором я улетал в Москву, составляли российские гости феста. Местное население относится к готической конвенции с плохо скрываемым неодобрением. Не могу понять причин этой неприязни, но, по-моему, раз в год можно и потерпеть. Готы никому особых проблем не создают, а cмотреть на них довольно интересно. Примечательно, что большинство из них отнюдь не юны: мой возраст – ну, может, помоложе лет на 10, не более. Видно, что люди после фестиваля снимут с себя все свои живописные лохмотья, смоют грим и окунутся в прежнюю размеренную жизнь с офисом и семьями. Очень многие дамы-готессы отличаются отнюдь не готической комплекцией (неполиткорректно выражаясь, попросту безобразно жирны) и выглядят весьма забавно. Впрочем, попадаются и, без шуток, интересные, с хорошим вкусом сделанные костюмы, в которые явно была вбухана не одна тысяча еврофантиков. Да и вообще, лучше пусть на улицах будут десятки тысяч готов, чем хотя бы три особи в хиджабах (которых в Лейпциге, увы, тоже встречается немало). Но я, по-моему, сильно отвлёкся. Вернёмся к КС. Концертный зал Haus Auensee расположен в изрядной дыре далеко от центра, и гугл-карты почему-то упорно не желают видеть транспорт, на котором туда можно быстро добраться, предлагая маршрут с двухкилометровым пешим переходом. Не слишком удобно как до концерта, когда можно заплутать, так и после, когда в темноте пришлось бы рыскать среди глухого леса и мрачных руин бывших гэдээровских заводов. Однако нормальный и простой маршрут ищется через местный лейпцигский транспортный сайт: полчаса трамваем и автобусом. Символично, что от вокзала гости готического фестиваля и посетители КС поехали разными трамваями и в разные стороны, хотя я, в принципе, не исключал, что кто-нибудь из готов мог бы и пойти на КС – люди это неглупые и разносторонние. Впрочем, публика, пришедшая на КС, тоже заслуживает отдельного упоминания. Понятно, что большинство зрителей было из старшей возрастной категории. Среди них мелькнуло с десяток мужиков с длиннющими седыми бородищами а-ля Леланд Скляр. Однако совершенно неожиданно присутствовало и немало людей в возрасте до 30 лет. С некоторыми я потом разговорился: они неплохо знакомы с творчеством и биографией КС, а вот, например, имя Фиша им ни о чём не говорит. К слову, на Фише в Карлсруэ львиная доля аудитории являла собой совсем уж «клуб для тех, кому очень сильно за…». Попадались и такие люди, каких я и вовсе не ожидал увидеть на концерте КС: какие-то пенсионного возраста тётушки чисто деревенского вида и работяги в 40-м поколении. Проход в зал не представлял никаких затруднений типа усиленного контроля с обыском и кучи металлодетекторов. Просто дважды проверили билеты – и всё. На улице во дворе стояли палатки с кофе и сосисками, напитки можно было купить внутри (довольно дорого – 4 евро газировка, 5 евро пиво). Мерч продавался без давки, однако надо заметить, что выбор был не особенно большой. Я взял белую майку с мотивами „Lizard“ спереди и расписанием европейской части турне на спине, и это был, пожалуй, лучший вариант из имевшихся. Остальное не сильно впечатлило, а те футболки, которые я видел на посетителях концерта, хотя и были в большинстве своём официальным мерчем, но выглядели как дешёвый самопал с пошлыми «квадратиками» на фронтоне. Удивительно для группы такого класса! Ещё разжился буклетом с программой, хотя жаба долго давила платить 15 евро за эту брошюрку. Зал оказался не очень большим. Концерт, как известно, был сидячим, с указанными в билетах местами и антрактом в 20 минут. Но все до одного сидения были заполнены. Сидячий формат концерта КС – это абсолютно правильно. Всё-таки они играют серьёзную музыку, это не диско и не хеви-метал, а стоять три часа подряд – довольно муторно. В общем, в этом смысле не было никакого отличия от вечера классической музыки. Именно поэтому на сцене красовалось крупноформатное предупреждение аж в двух экземплярах: ничего не фотографировать и не снимать на видео под страхом удаления из зала. Перед самым началом концерта это было ещё и продублировано через динамики на немецком и английском языках. Собственно, как оказалось впоследствии, фотографировать было особенно и нечего: никакого шоу не предполагалось, а музыканты весь концерт не покидали отведённых им мест. Публика в течение концерта вела себя тихо, аплодисменты раздавались только между композициями, и лишь одна тётка в ряду за мной, явно перебравшая «Ур-Кростицера», а может, и чего покрепче, выражала свой восторг оргазмическими воплями, пыталась подпевать инструментальным (!) композициям и изредка отпускала комментарии. В остальном всё было очень чинно и прилично. Достать телефоны и делать фотографии было разрешено только после того, как Тони Левин и Роберт Фрипп вытащили свои камеры и, в свою очередь, начали снимать зрителей. Уже через день после концерта на официальном сайте появились левинские фотографии, на которых, присмотревшись, я узнал и себя. С поразительной пунктуальностью, минута в минуту, все музыканты дружно вышли на сцену, и концерт начался. Впереди были размещены три ударные установки. Да, у King Crimson сейчас трое барабанщиков. Не так давно Билла Рифлина сменил Джереми Стейси, и это, пожалуй, оказалось лучшим приобретением Фриппа за последние несколько лет. Позже расскажу, почему. Посередине разместился рослый Тони, справа (если смотреть из зала) – маленький Фрипп, за ним, почти совсем незаметный, Джакко Якщик, а слева – Коллинз, за которым располагались клавишные. Сет начался с уже давно опробированной в качестве открывающего номера „Larks' Tongues in Aspic, Part One“. Я считаю, это оптимальный выбор, настраивающий должным образом на музыку КС. Одна из самых загадочных композиций группы, казалось бы, максимально абстрактная и в то же время предельно логичная, она позволяет всем музыкантам раскрыть свой исполнительский потенциал. В динамичной части одновременно вступили все три ударника. Напомню, что в оригинале там наличествовали партии скрипки, но в отсутствие оной Мел Коллинз добавил новые штрихи своими духовыми партиями. Впрочем, такую версию мы уже имели возможность слышать на вышедшем 3 года назад тройном концертнике. Потом – „Cirkus“, исполненная достаточно близко к оригиналу, пара относительно новых номеров (честно говоря, не мои фавориты) и классическая „Epitaph“, встреченная залом с огромным энтузиазмом. Тони Левин периодически менял бас-гитару на стик и наоборот, и когда он брал в руки бас, было понятно, что сейчас последует что-то из классического материала. А вот дальше начались сюрпризы! Первый из них – „Cat Food“, одна из самых моих любимых вещей. С моего 15-го ряда не было видно, кто исполняет клавишные партии, и лишь в антракте, купив программку и для уверенности расспросив знатоков, я узнал, что это Джереми Стейси. Да, это не Кит Типпетт, игравший на альбоме, но звучало очень близко. Джереми отлично владеет джазовой импровизационной манерой, свойственной Типпетту. Затем последовала „Lizard“ без первой части „Prince Rupert Awakes“, что понятно: от Джакко с его низким тембром нельзя требовать исполнения партии Джона Андерсона. Но остальное прозвучало просто грандиозно. Чуть не забыл упомянуть, что никто из группы (если не считать пения Якщика) не проронил ни слова ни между композициями, ни до, ни после концерта. Весь сет исполнялся практически нон-стопом, и „Lizard“ плавно перешла в „Islands“. Тут самое время поговорить о пении Джакко. Я три года назад в своей рецензии на концертный альбом „Radical Action (To Unseat the Hold of Monkey Mind)“ уже писал, что партии Лэйка и Уэттона ему удаётся интерпретировать достаточно успешно. Вынужден поправиться: Уэттона – не везде. Например, очень заметно, насколько тяжело ему вытягивать „Starless“. А вот что касается тех вещей, где в оригинале пели Боз или Гордон Хаскелл, то нельзя не заметить, что голос Джакко придаёт им оттенок какой-то эстрадности, что не есть хорошо. Особенно это стало заметно во второй части „Islands“, когда вступили ударники – тут уже повеяло каким-то поп-джазовым easy listening. Завершила первую часть сета „Indiscipline“, которую я, признаться, с трудом узнал только тогда, когда Якщик начал декламировать текст. Далее последовал 20-минутный перерыв, который был совершенно необходим: в зале было душновато. Правда, временами откуда-то прорывались струи свежего сквознячка, но этого было явно недостаточно. Так что было время немного подышать и приобрести-таки программку, так как мне очень хотелось узнать, кто играл на клавишных. Как я говорил, с 15-го ряда мне с моим зрением это было видно довольно плохо, к тому же клавишные стояли в самом арьергарде, закрываемые массивной фигурой Коллинза. Второе отделение началось с впечатляющего тройного барабанного соло, перешедшего в „The Sheltering Sky“ – и это для меня был второй сюрприз вечера! Хорошо помню видео 1984 года, где Билл Бруфорд расхаживал по сцене, играя на деревянной колотушке. Теперь никто не расхаживал, зато колотушек было две, и в них синхронно стучали Гэйвин Харрисон и Пэт Мастелотто. Вообще, конечно, если какие-то элементы шоу и присутствовали, то за них ответственна троица, сидевшая за ударными установками. Всяких перкуссионных прибамбасов было огромное количество, и для барабанщиков не представляло проблем исполнить и те вычурные партии, за которые в далёком 1973 году отвечал Джейми Мьюир. Из прочих визуальных элементов присутствовали только разноцветные фонари, которые лишь один раз сменили освещение сцены на сочно-красный цвет – во время бисовой „Starless“. Может быть, это был намёк на „Red“, а может быть, и на „Crimson“ – понимайте, как хотите. Отлично получилась „Moonchild“. Вместо довольно утомительной в оригинале психоделической части Левин сначала исполнил красивейшее соло на стике, а затем вновь включился Стейси с фортепианной импровизацией. Пожалуй, так эта композиция могла бы звучать на альбоме гораздо выигрышнее. В какой-то момент (по-моему, это было во время ITCOTCK) в концерт включился незваный восьмой участник: природа. Весь день до этого изрядно парило, и к вечеру на город надвинулась гроза с ливнем. Я не сразу сообразил, что это с улицы слышатся раскаты грома, а не звучат бас-барабаны или какие-то саунд-эффекты – настолько удачно глухой грохот дополнил музыку. К концу сета был исполнен ещё один блок новых вещей, затем продолжительная овация – и долгожданная „Starless“ в багровых тонах. И всё! Три часа пролетели совершенно незаметно. Совершенно верно, самая известная кримзоновская композиция – „21st Century Schizoid Man“ – не прозвучала. И я, честно говоря, не расстроился: эта песня запилена до одури, примерно как „Smoke on the Water“, и каверы на неё сделали все, кому не лень, вплоть до Оззи. Можно без неё и обойтись. Все расходились довольные, многие приехали на своих колёсах, поэтому в автобусе и трамвае никакой давки не было. По пути ещё раз успели обсудить концерт с попутчиками. Совсем забыл сказать про звук: он был изумителен. Слышно было буквально каждое прикосновение музыканта к его инструменту. Музыка как бы обволакивала со всех сторон, но даже в самых громких фрагментах никакого давления на уши не ощущалось. За день до этого King Crimson устроили в этом же зале концерт для «семей и друзей», что-то вроде генерального прогона перед запланированным грандиозным мировым турне из 50 концертов (по одному на каждый год, прошедший с момента создания группы), которое должно завершиться в Чили. Впоследствии Тони написал, что с заполненным залом звук стал значительно лучше. Безусловно, это был один из наиболее впечатляющих концертов, которые я посетил, и немаленькая цена билета вместе с другими затратами была вполне оправдана. Line-up: Robert Fripp – guitars & keyboards Mel Collins – saxes & flutes Tony Levin – basses & stick Jakko Jakszyk – guitars & vocals Pat Mastelotto – acoustic & electronic drums Jeremy Stacey – drums & keyboards Gavin Harrison – acoustic & electronic drums Setlist Set 1: 1. Larks' Tongues in Aspic, Part One 2. Cirkus 3. EleKtriK 4. The ConstruKction of Light 5. Epitaph 6. Cat Food 7. Lizard (Bolero, Dawn Song, Last Skirmish) 8. Islands 9. Indiscipline Set 2: 10. Drumzilla 11. The Sheltering Sky 12. Easy Money 13. Moonchild (with cadenzas) 14. The Court of the Crimson King 15. Radical Action (To Unseat the Hold of Monkey Mind) 16. Meltdown 17. Radical Action II 18. Level Five Encore: 19. Starless
  6. Большой город, чего ты хотел.
  7. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 7 – Сен-Мало. Бухта корсаров. Ренн «Залив корсаров» – под таким названием в Сен-Мало предлагали 2½-часовую морскую прогулку. Залив – не залив, но паромные корсары достойно организовали плавание вокруг Сен-Мало, Динара и по ближайшей акватории. Правда, из рассказа экскурсовода я понял немногое, ибо всё было по-французски (на этот раз не всучили даже сброшюрованную папку на немецком, но это и к лучшему), однако самое главное было – увидеть, а не услышать. Неприступность Сен-Мало объясняется не только мощностью крепости и ударной силой редутов, но и совершенно непредсказуемым водным пространством, где во время отлива может вынырнуть остров, а дно кишит острыми подводными скалами и мелями. Временами эта прогулка напоминала прошлогоднее плавание вдоль Каланков в окрестностях Марселя. Вот и один из отдалённых фортов на подступах к Сен-Мало – вылитый замок Иф. Когда на обратном пути снова проплывали мимо Динара, вода поднялась, и бесчисленные яхты стали похожи на водомерок на поверхности болота. Ренн При возвращении в Нант появилась возможность ненадолго заехать в столицу Бретани – город Ренн. К сожалению, времени на ознакомление с ним было действительно немного, но хоть что-то. Ренн, хотя и в два раза меньше Нанта по населению, демонстрирует столичный лоск и в состоянии позволить себе метро. Как это сейчас принято во многих городах (Копенгаген, Тулуза, да и до Москвы дошло, правда, только в новых терминалах «Шереметьево»), поезда ходят без машиниста. Линия одна, станций тоже немного. К моему великому сожалению, половина исторического центра, включая знаменитый собор, была обнесена строительными лесами, а улицы были повсеместно раскопаны и перегорожены. Да-да, мы знаем, что это только в России «распил бюджетных средств», создающий такие аццкие неудобства, словно кому-то яицы прищемили. А в других странах люди с хорошими лицами называют это «заботой о культурном наследии и удобстве граждан». Даже тогда, когда то, что в Москве завершается за месяц, там длится годами. Вернёмся, однако, к хорошему. Ренн славится своими фахверковыми средневековыми зданиями. Многие дома кажутся косыми. Конечно, это оптический обман: если приглядитесь, то увидите, что на самом деле они стоят ровно, а косо положены только вертикальные балки. Исторический рынок в центре города. Вообще, Ренн (если не считать перманентного ремонта) – город довольно уютный. Даже там, где проходят оживлённые магистрали, обязательно рядом существуют спокойные места для отдыха, где, помимо зелени и цветов, есть возможность приобщиться к древности. Ну а если пройти поглубже в историческую часть, то можно найти закоулки, где утомлённого путника вообще почти никто и ничто не потревожит. Иногда и фасад самого обычного шмоточного магазина может быть произведением искусства. Всё сделано из ценных пород дерева ещё в XIX веке. Хотел сфотографировать импозантное здание ратуши, но оказалось, что как раз в тот момент забарахлила камера. Сделал четыре снимка, выбирая ракурс, в который не попали бы чьи-то бошки, велосипеды и машины. Лишь на пятый раз это получилось, но кадр оказался мутным. Так что вот вместо этого реннская опера – она как раз напротив мэрии. Ренн стоит на реке Вилен (нет, это не сокращение от «Владимир Ильич Ленин»), которая в черте города разделена на каналы и частично упрятана в коллектор. После Ренна я вернулся в Нант и ранним утром вылетел в противоположный конец Франции, в Страсбург. Продолжение эпопеи будет, думаю, через неделю с лишним, так как вскоре отправляюсь в Германию на концерт King Crimson, о котором, надеюсь, тоже будет что написать.
  8. Seeteufel

    Сен-Мало

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 6 – Сен-Мало. Динар. Сен-Мало Сен-Мало – городок поистине легендарный, неоднократно описанный в приключенческих романах. Своего рода европейский Порт-Роял, прибежище и отправная точка походов разного рода пиратов, флибустьеров, корсаров, буканеров, каперов (честно говоря, досконально не помню, в чём между всеми ними разница). Пиратов обязательно можно увидеть на городской символике и сувенирной продукции, а паромные компании так и называются – «Корсары Сен-Мало» и «Корсары Динара». Уже промышленная часть города, представляющая собой порт и ассоциированные с ним компании (грузовые, рыболовные, складские терминалы и пр.), намекает на то, что будет крайне интересно. Могучие ворота в стене по периметру Сен-Мало, через которые пираты ввозили награбленное. Даже ратуша здесь имеет суровый вид, в отличие от ажурных дворцов сухопутных городов. Внутри стен городок небольшой, обойти его весь можно за пару часов. Во время войны Сен-Мало был сильно разрушен, причём разрушило его не Люфтваффе, а дАрАгие союзнички-американцы, решив, что там окопались какие-то части Вермахта. Хотя, скорее всего, просто, по обыкновению, решили покидаться какашками бомбами. Давно известно, что при таких друзьях враги не нужны. Впоследствии город был восстановлен в первоначальном виде, хотя он и не был размолочен в такую труху, как Дрезден или Данциг. Сен-Мало чем-то напоминает Мальту: помимо укреплений вокруг города, есть ещё множество фортов в море. Эти форты в прилив оказываются на островах, а в отлив до них можно добраться, не замочив ног. Вот здесь то же самое во время отлива. Туристов предупреждают в путеводителях, что вода прибывает со скоростью бурной реки, и есть риск оказаться отрезанным от суши до следующего отлива. Это если не смоет в море. На пароме можно добраться до острова Жерси, который находится уже совсем рядом с берегами Англии. Помните у Высоцкого: «в жерси одеты, не в шевьёт». Сейчас уже никто про такие ткани не помнит, но текстильное производство на Жерси всё ещё работает. У меня была мысль туда съездить, но я решил не тратить по два-три часа в каждую сторону: в окрестностях Сен-Мало ещё много чего есть интересного, а на обратном пути была возможность заехать в Ренн. Поэтому я решил для начала сплавать рейсовым паромом в Динар. По сути, это продолжение Сен-Мало на излучине одноимённого залива. Не всё в окрестностях Сен-Мало – стихия грубого камня. Попадаются и такие вот райские уголки. С динарского берега открывается отличная панорама Сен-Мало. Динар – город не просто зажиточных людей, а, скажем прямо, богачей. Вдоль берега стоят пятизвёздочные отели, а местные очень часто живут в настоящих дворцах. Если завидовать, то только по-доброму. Такая процедура исключительно популярна на балтийских и североморских курортах Германии и называется „das Waten“ – хождение босиком по отливной отмели. Говорят, исключительно полезно для сосудов и суставов. В Динане уже начался отлив… …и, когда мы вернулись в Сен-Мало, окружающие пейзажи ощутимо изменились.
  9. Seeteufel

    Нант. Круасик

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 5 – Нант. Круасик Нант Нант завершал недельный отрезок моего путешествия, проходивший вдоль Луары. Это уже почти что мегаполис – полмиллиона населения вместе с пригородами. Сразу же по прибытии меня ждало небольшое гостиничное приключение, оказавшееся не последним. Дело в том, что гостиница имела формат «апарт-отеля»: вместо стандартных номеров – маленькие квартирки, а рецепция работает не круглосуточно. Прибыл я после 10 часов вечера, и дверь была закрыта. Правда, тут же из гостиницы вышла большая компания негров, и мёрзнуть на лютом холоде мне не пришлось. Но за стойкой не было никого. Висело объявление, где припозднившимся гостям предлагалось позвонить по некоему телефону. Поскольку симка у меня российская, сначала пришлось гуглить префикс Франции, благо хотя бы Интернет там был незапаролен. Но то ли у МТС какие-то глюки, то ли надо что-то ещё набирать, дозвониться мне не удалось. Я уже решил было ночевать на диванчике в холле, но тут в гостиницу зашёл какой-то парень и начал куда-то названивать. Из его французской речи я разобрал, что у него та же проблема, однако дозвониться и получить инструкции он смог, поскольку подошёл к сейфу и набрал код. Из сейфа он достал некий конверт и, прежде чем он его снова закрыл, я успел крикнуть „Wait!“ и вытащить стопку аналогичных конвертов, на одном из которых значилась моя фамилия, а внутри находились ключ и код от входной двери. Однако на этом отельные перипетии не закончились. Всё шло как надо до самой последней, третьей ночи в Нанте, после которой я рано утром вылетал в Страсбург. Входной код вдруг перестал работать! Если первый вечер был субботним и оживлённым, то тут – рабочий день, точнее, уже ночь, в холле гостиницы – ни души, с улицы никто не заходит. Наконец удалось разглядеть, что на втором этаже горит свет и играет музыка. Я громко крикнул „Hello“ и объяснил постояльцу ситуацию. Но тот оказался туповат или трусоват и поначалу отказался спуститься и открыть мне дверь. Ответил «звоните по телефону». Я ему ещё долго втолковывал, что не могу дозвониться с иностранной сим-карты, и называл номер кода (который был у него тот же самый), и наконец он с крайне недовольной миной открыл дверь. Наверно, я уже надоел вам с замками? Мне они, честно говоря, к тому времени тоже немного приелись. Впрочем, Нантский замок явно достоин отдельного упоминания, ибо он красив и разнообразен, он же последний в луарской эпопее. Добавлю ещё, что в нём до сих пор проходит выставка «Рок – одна история из Нанта», а вход в замок бесплатный. Для разнообразия – фотография в окружении современности. Очень понравился цветной фонтан рядом с замком под названием „Mirroir d’Eau“. Тонкий слой воды на глянцевой поверхности действительно похож на зеркало, в котором отражается замок. Помимо Луары, через Нант протекает судоходный Эрдр. На берегах Эрдра разбит небольшой, но очень экзотичный парк «Остров Версаль». Больше похоже не на Версаль, а на маленький кусок Юго-Восточной Азии среди города. Но, пожалуй, самое примечательное – это километровой длины судоходный туннель коллектора, в который заключён Эрдр до впадения в Луару. Жаль, не выдалось возможности проплыть по нему на каком-нибудь судне. Церковь Святого Креста с очень странным куполом в виде патрона дрели с ангелами. Луара в Нанте становится по-настоящему судоходной. Даже небольшие военные корабли могут пройти по её руслу. Хотя эсминец «Мэлле-Брезе» сейчас представляет собой чисто музейный экспонат, типа крейсера «Аврора». На другом берегу расположен Остров машин со знаменитым механическим слоном, поливающим время от времени посетителей водой. Но я заходить в музей не стал, так как было слишком много народу, в том числе детворы, и предпочёл провести вторую половину дня на берегу Атлантического океана. Круасик Круасик – небольшой городок на самом краю материковой Франции, выходящий прямиком к Атлантическому океану. Он оказался одним из самых интересных пунктов моего путешествия, чего я совсем не ожидал. Второй приятный сюрприз после Сомюра! Среди туристических достопримечательностей Круасик не значится, и почему-то сайты типа rome2rio уверяют, что единственная дорога туда – на такси от Сен-Назера (а такси во Франции очень дорогое). Враньё! Полтора часа на самом обыкновенном поезде, который ходит не так уж и редко, и вы попадаете в очень аутентичный и атмосферный уголок для любителей морской тематики. Там даже океанариум имеется. Ещё когда я только планировал своё путешествие, обнаружил на карте любопытный феномен: обширные водные пространства, расчерченные мелкой сеткой. Погуглив, узнал, что это соляные поля, использующиеся ещё со Средних веков и до нашего времени. На поверхности мелководья образуется соляная корка – «соляной цветок» – и выгребаемая специальными приспособлениями соль ценится на рынке особенно высоко, что помогло окрестным селениям очень неплохо подняться экономически. Соляные поля переходят в марш – песчаные просторы, во время приливов заливаемые морем. Я немало видел в своей жизни морей и даже океанов, но ещё ни разу не приходилось наблюдать приливы-отливы во всей их красе. В Круасик я приехал как раз на пике отлива, когда только-только начинался прилив. Эти лодки уже через час будут свободно плавать в воде, которая прибывает со скоростью довольно быстрой реки. Рыбный порт производит несколько запущенное впечатление, но оно обманчиво: любой из окрестных ресторанов предлагает буквально только что выловленную рыбу. Примечателен и сам город с его аккуратными домиками и гостиницами, свидетельствующими о неплохом благосостоянии жителей. Если отправиться в плавание левее маяка и держать постоянно прямой курс, то раньше Америки вы суши не встретите. Пен Брон, курортный полуостров напротив Круасика. Ещё немного средневекового колорита. Забыл упомянуть о том, что у бретонцев своя национальная гордость. Кругом висят флаги Бретани, а в ресторанах вам предложат меню в том числе и на бретонском языке. Флаг весьма своеобразный: один из очень немногих в мире, выполненных в чёрно-белой гамме; по рисунку напоминает американский, однако вместо звёзд… хвосты горностаев.
  10. Seeteufel

    Horror show

    Глянул. Симпатичный фильм, действительно, очень атмосферный и, в общем-то, с на редкость правильным гуманистическим посылом. Смотрел на Нетфликсе, и претензия, во-первых, к картинке (или чёткость и цветопередача так и предполагались "под ретро"?). Во-вторых, почему нельзя было продублировать хотя бы на английском? С субтитрами смотреть довольно муторно, тем более что Нетфликс имеет обыкновение светить их на долю секунды. Кстати, так и не понял, в чём заключалась функция главной героини по вытаскиванию трупов из корабля. Всё же делали Эдди и потом ещё Ричи, а она только лодку провожала и ЦУ давала. За что ей половина выручки? Её возмущения "мародёрством" тоже из разряда "святее Папы Римского". Всё равно же унесло бы это барахло в море.
  11. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 4 – Сомюр. Анже. Подземный замок Брезе Сомюр Сомюр был выбран следующей остановкой методом тупого тыка в гугл-карту. Хотелось остановиться где-то между Нантом и Туром, и чтобы было побольше природы вокруг. Странно, но по части природы Тур впечатлил больше, а вот как город Сомюр даёт ему сто очков форы вперёд. К сожалению, практически всё время пребывания в Сомюре подпортила отвратительная погода. К дождям добавился лютый холод и ураганный ветер. И лишь вечера были действительно волшебными. Особенно первый из них. Исходя из карты, я представлял себе Сомюр захолустной деревней, однако в реальности это оказался вполне приличный город средней руки. При этом совершенно не испорченный современными коробками. Может быть, даже стоило бы задержаться здесь подольше, поскольку и в окрестностях немало любопытного. Как и в Туре, народ здесь живёт зажиточно и нюхает боярышник, обитая в собственных средневековых дворцах. Ну а главный городской замок виден отовсюду издалека. Всемирно знаменитый Нойшванштайн – это, как известно, новодел. А примерно вот так выглядит прототип. Анже Однако Сомюр был вечером. С утра я отправился в Анже. Анже – столица департамента Мэн-э-Луар, довольно крупный город, причём стоит он не на Луаре, а на её притоке Мэне, который в черте города достаточно широк и судоходен. В Анже есть даже порт, только я не сразу понял, что это порт: там пришвартованы в основном мелкие частные яхточки. Город необычайно разнообразен и многолик. Сначала почти сразу от вокзала попадаешь в строгие мраморные чертоги дворцов, где расположен городской музей. Это часть административного центра эпохи Ренессанса. А потом оказываешься на узких средневековых улочках, застроенных домами из грубого камня, где из примет современности – только электричество. Но визитная карточка Анже – это его необычный, полосатый замок. Раньше башни были увенчаны остроконечными надстройками, а на самой высокой из них (которая крайняя слева на фото) стояла ветряная мельница. В конце XIV – начале XV века наступило время относительного спокойствия и экономического процветания, поэтому было решено чисто оборонительные элементы разобрать, а внутри построить шатле – жилой замок внутри замка. С крепостных стен можно оглядеть почти весь город. Кстати, плату за вход в большинство замков французы берут чисто символическую, а в Сомюре туда вообще можно пройти бесплатно. Это не итальянцы с их запредельными ценами «на ремонт провала». Не менее интересен и разнообразен левый берег Мэна. Здесь тоже есть средневековые кварталы, но с совершенно другой – фахверковой – застройкой. Если подольше погулять по левобережью, можно набрести на странные сочетания. Рим, Индия, Германия – и всё это в одном дворике с экзотическим ботаническим садом. Остатки неизвестно чего непонятного назначения. Для оборонительных или водонапорных целей эта башня явно маловата. Впрочем, иногда в Анже старина вполне органично сочетается с современностью. Так выглядит фасад детского театра. И в очередной раз порадовала чистота и отсутствие мазни на стенах. Подземный замок Брезе Вернувшись в Сомюр и побродив по городу до раннего вечера, долго сомневался, ехать в Брезе или нет. Общественный транспорт (маршрутка) туда уже не ходил, цены на такси больно кусались, погода была мерзкая, но, с другой стороны, делать было больше особенно нечего, и я решил, что буду сожалеть, не увидев такое чудо. Дело в том, что основная часть замка Брезе расположена… под землёй! Главный дом (который по факту как раз не главный) окружён очень глубоким ровом, и кажется, что замок опустили в яму вместе с башнями. Основная жизнь обитателей замка протекала в подвалах или внутри стен этого рва. Из двух мостов, связывавших надземное строение с поверхностью, уцелел только один. В подземной части, как это бывает в большинстве пещер и катакомб, смотреть особенно не на что. В Брезе производилось и до сих пор производится вино. Остальное – подземелья как подземелья. В обратный путь пришлось опять вызывать такси. Сотрудники музея восприняли мою просьбу вызвать такси с таким недоумением, как будто я потребовал у них подогнать персональную летающую тарелку. Но всё же машину вызвали, после чего все ушли – рабочий день закончился. Я уже было начал опасаться остаться там посреди чистого поля, если такси всё же не приедет (печальный опыт некоторых других стран убавляет оптимизма в подобных ситуациях). Ведь замок с музеем – чуть ли не единственный источник цивилизации в этой кукуевке, где нет даже баров, и никто не говорит на понятных мне языках. Но всё обошлось, такси с обходительной дамой за рулём появилось минута-в-минуту. Всё-таки я не зря хвалил французов за пунктуальность и обязательность.
  12. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 1 – Начало. Орлеан. Божанси. Мёнг-сюр-Луар Нынешний вояж имел немного странный, хотя, впрочем, логичный маршрут. Первая неделя проходила по центру Франции вдоль течения Луары до Атлантики с однодневным заездом на север страны, а потом я переместился на самолёте, так сказать, в «сердце Европы» (в том числе и бюрократическое) – во французский Эльзас, на запад Германии, в Люксембург и, наконец, в Бельгию. Перед вылетом пришлось изрядно понервничать. Я взял билет на «Уральские авиалинии», поскольку этот рейс в Париж мне лучше всего подходил по дате и времени и был ощутимо дешевле «Аэрофлота» и прочих. Неудобство заключалось в том, что вылет был из аэропорта «Жуковский». Каково же было моё изумление, когда дня за три до вылета я обнаружил на сайте авиакомпании статус «отменён»! Причём более нигде об отмене не сообщалось. Я позвонил в «Уральские авиалинии», минут 20 слушал музычку на автоответчике, но в итоге меня заверили в том, что рейс-таки состоится. Второй раз меня заверили в том же, когда я дозвонился после тщетных попыток зарегистрироваться онлайн. В день вылета, проснувшись в полчетвёртого утра, я обнаружил всё тот же статус «отменён», причём на этот раз и на сайте аэропорта. Интересно, что на то же время там значился рейс… из Москвы в Калугу! Можете себе представить, чтобы кто-то летал в Калугу, до которой пару часов на электричке?! Наконец, только третий звонок в а/к принёс внятное разъяснение. Оказывается, французские авиационные власти запретили «Уральским авиалиниям» задействовать для перевозок в Париж четвёртый аэропорт в Москве – из «Внуково», «Домодедово» и «Шереметьево» туда самолёты уже летают. Поэтому была найдена временная опция: с промежуточной посадкой в Калуге. Там мы выгружались из самолёта и проходили пограничный контроль. Крохотный аэропорт Калуги – сарайчик в чистом поле – получил из-за этого громкий статус «международного». Всего из него осуществляется, кажется, четыре рейса (во всяком случае, так значилось на табло): в Питер, Екатеринбург, недорейс в Москву, ну и наш – в Париж. К месту назначения мы в итоге прибыли на два часа позже, предварительно помариновавшись около часа в миниатюрном коридорчике «пограничного контроля». Добавлю, что в аэропорту Калуги не было возможности купить воды с собой (а с бутылкой из Москвы бы не пустили), не было возможности даже за отдельную плату выбрать место в салоне, в самолёте не кормили (ну, на это мне совершенно плевать) и даже не разносили напитки – а вот это уже хуже. Непонятно, почему нельзя было уведомить о такой схеме полёта сразу, а ещё лучше – заранее? Почему надо было вводить в заблуждение сообщениями об отмене рейса? Ведь билет я купил ещё за два месяца до вылета. Но, самое главное, долетели. Да, я немало самых нецензурных выражений употребил в адрес «Уральских авиалиний», припомнив столь же нелестные отзывы об этой а/к в Сети и дав себе обещание в следующий раз из российских компаний пользоваться только «Аэрофлотом», но… Через несколько дней прочитал известие об ужасной аварии самолёта «Аэрофлота» в Шереметьево, когда живьём сгорели десятки людей. А ведь до этого «Аэрофлот» считался чем-то сверхнадёжным, практически незыблемым. Прилетев в Париж, я отправился на RER (местном аналоге S-Bahn) к вокзалу Аустерлиц, откуда отходят поезда до Орлеана. Обнаружил, что пересадку надо делать на метро как раз в районе сгоревшего Нотр-Дама, и решил, раз уж еду через французскую столицу, хотя бы немного прогуляться по улице. Главный собор Парижа вовсю реставрируют. Если смотреть со стороны двух главных башен, то следов пожара даже не видно. Атмосфера в Париже в тот вечер царила вообще какая-то довольно расслабленная, если не сказать безмятежная. Орлеан Орлеан, с которого стартовал мой маршрут вдоль Луары, – город небольшой. Первое впечатление – чистота, опрятность, светлые тона. Это не загаженный «дорогими гостями» и «творческими личностями» Париж и не очаровательная безалаберная провинциальность Тулузы. Всё аккуратно и строго. Улицы проложены параллельно-перпендикулярно и застроены по стандартам «золотого сечения». Заблудиться в Орлеане почти невозможно. Долго думал, откуда же берётся такое ощущение ухоженности, даже несмотря на неизбежный мелкий мусор. Потом понял: практически нет ублюдочных граффити. Городские власти – за что им честь и хвала – с дотошной регулярностью замазывают их или стирают, поскольку следы мазни, если хорошо присмотреться, на стенах заметить можно. Часть старого города, где расположено большинство ресторанов. Вечером первого дня зашёл туда поужинать по рекомендации гостиничного портье. Вскоре за моим столом собралась компания, состоящая из пожилой немецкой пары и сильно поддатого местного жителя. Местный оказался приверженцем правых идей, помешанным на военной истории. Он весь вечер восхищался немецкими полководцами прошлого, ругал на чём свет стоит собственное правительство и жаловался на засилие чурок, заявлял, что Марин ле Пен уже не та, а вот её дочка – это голова. Порывался распевать марши Третьего Рейха во французской интерпретации (поскольку немецкого не знал). Немцы владели английским не слишком хорошо (впрочем, как и боевитый француз, а французским кроме него не владел никто), и мне пришлось им немного переводить. В общем, посидели душевно. Главная городская площадь с памятником Жанне д‘Арк. Как мы все помним, она же Орлеанская дева, но вот только родилась она не в Орлеане. Мне повезло попасть в Орлеан в разгар ежегодных недельных торжеств, посвящённых Жанне д‘Арк, причём как раз на самое красочное событие – «Шествие Жанны д‘Арк». Местные жители обрядились в средневековые одеяния рыцарей, ремесленников и крестьян. Жанну изображала совсем молоденькая девушка – лет 17, как и её прототип. Сначала я подумал, что латы на ней пластиковые, но, подойдя поближе, обнаружил, что они всё-таки металлические – впрочем, возможно, из облегчённого сплава. «Жанна» заметно волновалась, но держалась молодцом. Для начала у памятника были произнесены речи, а какая-то певица выдала нечто оперное, безнадёжно фальшивя. Далее не менее фальшиво продудели на средневековых дудках горнисты, и шествие началось. «Жанна» и её свита ехали на мохноногих, небольших, но выносливых лошадках той породы, которую разводили в XIV веке. Возглавлял процессию импозантный оркестр (правда, современный, в составе которого были даже саксофоны), за ним шёл священник, потом сама процессия, потом машина полиции, а замыкали всё дети – какие-то бойскауты, у которых по окончании церемонии программа продолжилась многокилометровым походом. Все остальные, включая толпу журналистов и как из-под земли появившихся китайцев, имели возможность присоединиться к любой части шествия, которое прошло по старой части города «маршрутом Жанны». Разумеется, на время праздника все улицы в центре Орлеана были перекрыты. Не знаю, бурлил ли по этому поводу кипящим поносом местный Интернет, как это происходит в Москве, но лица сопровождавших парад или выглядывавших из окон горожан изображали неподдельную радость. Когда-то это был замок, а теперь шикарный отель. Я, конечно, остановился не в нём, а поближе к вокзалу, но в Орлеане гостиница оказалась вполне приличной. В дальнейшем я в очередной раз убедился в том, что чем крупнее и «столичнее» город, тем больше возрастают шансы попасть в какой-нибудь клоповник за те же деньги и с той же звёздностью. Поскольку на календаре было 1 мая, то через несколько часов после исторической реконструкции центральную площадь оккупировали коммунисты. Вот они исполняли свой «Интернационал» и другие революционные песнопения более стройными голосами, чем упомянутая оперная «дива». Присутствовало на удивление много молодёжи. У меня оставалось в запасе ещё полдня, чтобы съездить в расположенный неподалёку Божанси, а потом выяснилось, что я успеваю ещё и в Мёнг-сюр-Луар. Божанси Божанси – это, в общем-то, уже почти деревушка, только с каменными домами. Там интересна застройка вокруг замка, выполненная из одинакового серого камня. Пусть даже в этих стенах сейчас расположены гаражи с современными машинами, ощущение, что попал в Средние века, не покидает. Оно усиливается благодаря тому, что в этот день по причине ярмарки народу в центре было не очень много. Это мрачное сооружение называется «донжон», он же «башня Цезаря». Жилой корпус в средневековом укреплённом гарнизоне. А издалека кажется, что там стоит современная многоэтажка. На праздник в Божанси приехала ярмарка выходного дня, и окрестные жители семьями ломанулись туда. Пока дети развлекались на аттракционах, взрослые затоваривались шмотьём по 3-5 евро за штуку. Хоть это и модная Франция, а ощущение было такое, как будто попал на барахолку 90-х. Толкотня, безразмерные бабы и мужики с пивом и хот-догами, низкокачественный китайский ширпотреб, припаркованные кое-как машины, гвалт и матерщина (ну, насчёт последнего могу лишь догадываться по интонациям). Почти километровый мост через Луару, сохранившийся вроде бы аж с римских времён – а римляне, как известно, строили даже не на века, а на тысячелетия. Мёнг-сюр-Луар Ещё более миниатюрный городок Мёнг-сюр-Луар, расположенный на полпути между Божанси и Орлеаном, по стилю застройки напоминает тот же Божанси. Название города по-французски я так и не научился произносить, а когда его объявили в поезде, я даже не сразу понял, что приехал. Пора упомянуть о том, что в долине Луары находится более 400 старинных замков. Добавим сюда ещё множество аристократических резиденций в отдалении от самой реки, а также расположенных вдоль её притоков Луарé и Шер. Все их, конечно, вряд ли возможно осмотреть даже за год, но кое-что увидеть довелось. Среди них есть не просто красивые, но и очень необычные сооружения. Некоторые стоят на воде или даже находятся под землёй, есть «замки в замках». Особенность замка в Мёнг-сюр-Луаре заключается в том, что он имеет два совершенно разных фасада из разных эпох. Тот, который смотрит на город, – чисто средневековый. А тот, что выходит в парк, был капитально перестроен в эпоху Ренессанса и выглядит как типичный дворец того времени. Но это одно и то же здание. Вообще, дворцово-парковый ансамбль Мёнг-сюр-Луара выглядит несколько запущенно; впрочем, это придаёт ему определённый шарм. Туристов там не очень много, и персонал музея каждому радуется прямо-таки по-детски. Продав билет, пытаются сразу много всего рассказать, а когда на вопрос о том, на каком языке вы говорите, они слышат в ответ «немецкий», то у вас в руках незамедлительно оказывается здоровенный самопальный скоросшиватель с кучей малополезной информации. Отказываться его брать неудобно, а таскать с собой – ещё неудобнее. Уже не в первый раз замечаю именно во Франции, что итальянцам или тем, кто изъясняется исключительно на «пиджен-инглиш», ничего подобного не вручают. Особенно забавно получить такой талмуд на время часовой экскурсии на теплоходе. Кстати, именно в этом городе начинается действие романа «Три мушкетёра». Мёнг-сюр-Луар был построен на месте болот, для осушения которых ещё в XV веке была построена система каналов. Эти каналы текут через городок и сейчас. То, что в них плавает, это не мусор, а какие-то цветущие растения. Кое-где на каналах сохранились ещё даже действующие старинные мельницы. Ну и пришло время пару слов сказать о самой Луаре. В России есть матушка Волга, в Германии – отец Рейн. Луара считается «самой французской рекой» даже с бóльшим на то основанием: если на берегах Волги, начиная с её среднего течения, исторически жили преимущественно нерусские народы, а Рейн в настоящее время является по большей части пограничной рекой, то Луара течёт аккурат по центру Франции. Даже сам регион вокруг неё так и называется – «Центр». Поэтому самая что ни на есть коренная французская культура – именно на берегах Луары. Река довольно мелкая, поэтому на всём своём протяжении постоянно разделяется на рукава, затоны и старицы, образуя бесчисленные острова. Из-за этого мосты через Луару имеют, как правило, протяжённость около километра и больше. Мосты неоднократно смывались постоянными интенсивными паводками. Из-за мелководья нормальное судоходство существует только в нижнем течении, после Нанта. Русло реки окружено очень красивой природой, пышными лесами даже в пределах городов. Продолжение следует
  13. Seeteufel

    Тур. Амбуаз

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 3 – Тур. Амбуаз Тур Тур оказался гораздо более внушительным городом, чем те населённые пункты вдоль Луары, которые я посетил перед этим. Вообще, здесь уместно употребить затасканное выражение «город контрастов». Суровый урбанизм, а по соседству с ним – почти нетронутые красоты природы. Первое, что впечатляет по прибытии в Тур, – это его вокзал. Мы как-то привыкли не обращать особого внимания на вокзалы: приехал – и сразу по делам. А ведь среди них встречаются настоящие шедевры архитектурного и интерьерного искусства. Можно вспомнить хоть вокзал Порту, хоть вокзал в Генте, хоть даже 7 из 9 главных железнодорожных ворот Москвы. В Туре впечатляет как внешний облик главной станции, так и её внутренняя отделка с мозаичными панно, изображающими виды городов региона. Гостиница на сей раз оказалась в непосредственной близости от железной дороги (впрочем, я так специально выбирал) в длиннющем современном многоэтажном здании. В первый раз в жизни воспользовался отелем сети Ibis, причём её бюджетным вариантом. Вечером на рецепции негритянка с дикого вида цветными волосами без лишней бюрократии (паспорт во французских гостиницах вообще нигде не спрашивают) вручила ключи. А вот утром ждал сюрприз: в небольшое помещение для завтрака с гвалтом ввалилась группа примерно из 40 детей. Сами понимаете, завтракать в такой обстановочке – удовольствие ещё то. И вот на что обратил внимание. В этой гостинице принято убирать за собой подносы. Мальчики поели, всё оставили на столах, а девочки потом всё за ними безропотно убирали. Пока феминошиза штурмом берёт всё новые вершины маразма, пока все бредят надуманными угрозами сексизма и изобретают новые ублюдочные словоформы, почему-то никто не озаботился тем, чтобы научить детей таким элементарным нормам поведения. Про город в целом могу сказать, что он, скорее, немного разочаровал. Я ожидал большего. Ну, собор, да. Ну, замок, тот самый «Шато де Тур», в честь которого назван один из самых дорогих сортов вин. Замок оказался совсем небольшим – две башенки и музей, его можно увидеть на первой фотографии этого поста. Правда, уже постфактум выяснилось, что я не дошёл до средневекового квартала с фахверковыми домами, но на такую радость мне ещё предстояло налюбоваться, например, в Страсбурге, Ренне или (см. ниже) в Амбуазе. А вот что действительно впечатлило, так это, как я уже выше писал, природа вдоль Луары. Жителям и гостям Тура есть, где отдохнуть на пленэре! Сразу вспомнил, как на точно таком же плоскодонном корыте я подростком однажды отпахал километров 20 вверх и вниз по Оке и неоднократно с него рыбачил. Среди прочих достопримечательностей Тура значится аббатство Мармутье. До него от центра надо маршировать по противоположной стороне Луары 3 километра, но времени у меня было навалом. На месте, однако, ожидал облом: сейчас на территории аббатства располагается католический колледж, и внутрь посторонних не пускают. Впрочем, прогулка не прошла даром. С одной стороны, глянул, как живут зажиточные туряне. Некоторые из них занимают немного обветшавшие, но всё ещё сохранившие следы былого величия дворцы. А с другой стороны всю дорогу меня сопровождали красоты Луары. Погода в этот день благоприятствовала тому, чтобы на них любоваться, не залезая в грязь и не промокая под дождём. Вот так романтичное растение омела, символизирующее Рождество и влюблённость, но по факту являющееся злостным паразитом, выпивает все соки из дерева-хозяина. Амбуаз На вторую половину дня было принято решение выехать в расположенный неподалёку Амбуаз – и я не прогадал. Средневековый Амбуаз намного интереснее, чем современный по большей части Тур. Туристы тоже знают, куда ехать, поэтому на улицах было достаточно многолюдно. У меня тоже слегка челюсть отвисла от такого благолепия: ведь Амбуаз изначально не значился в графике моей поездки. Прекрасный архитектурный ансамбль простирается по обе стороны средневекового моста. Внутри большого замка расположен ещё один замок – не менее красивый. То, что вокруг замка развеваются не только французские, но и итальянские флаги, объясняется фактом, который не всем известен: Леонардо да Винчи провёл последние годы жизни именно в Амбуазе, где творил при дворе Франца I. Именно там, он скончался в преклонном возрасте, и в «охотничьей» часовне находится его могила. Правда, похоронен он был в другой церкви, впоследствии разрушенной, после чего его прах был перенесён в эту часовню. Очень красив не только замок, но и сам городок. Несмотря на некоторые современные удобства, всё остальное в замке сохранено в том же виде, что и при королях. Это же касается и оформления садов и парков. Делать из кустов «бильярдные шары» придумали в эпоху Ренессанса. А вот городская ратуша, как ни странно, совсем современная. К счастью, она не сильно бросается в глаза. «Золотой остров», улочки которого сохранили атмосферу былых времён. Замок Шато дю Кло Люсе, последнее место жизни и творчества Леонардо. Внутрь заходить не стал, так как замок оккупировала толпа школьников-экскурсантов. Гэлляр, ещё один замок, расположенный на некотором отдалении, примерно в трёх километрах от города. Тоже частная собственность, владельцы разводят овощи, цветы, а также кур и кроликов, на которых можно посмотреть (и, возможно, потом их съесть в кафе). Немного захолустный парк переходит в сырой и неухоженный лес, напомнивший мне баварскую глушь, где я жил 6 лет назад.
  14. Seeteufel

    Блуа

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 2 – Блуа. Замки Шеверни и Бургар Блуа В Блуа впервые ухудшилась погода – ливанули дожди. Хотя впоследствии погода бывала и хуже: к дождям прибавился холод и ветер. Вообще, погоды стояли какие-то совсем не майские для Франции: как я надел в Блуа под кожаную куртку свитер, так и не снимал его до самого прибытия в Москву, где оказалось теплее, чем за всё время путешествия. Хотя первый вечер сразу после прибытия был удивительно приятным. Гостиница располагалась как раз напротив грандиозного местного замка. Старый город очень атмосферен и имеет неповторимый архитектурный ансамбль. Такие лестницы с картинами вообще не редкость во Франции. Я их видел в той же Тулузе, но в Блуа лестница «Мона Лиза» - наверно, одна из самых крупных. Даже в новой части города Средневековье нет-нет, да и вылезет из-за относительно современных фасадов. В Блуа есть с десяток обзорных точек, одна из лучших – около ратуши. А это – сама ратуша. Несмотря на прохладную погоду, я попал как раз на цветение всего, что только может цвести. Розовые каштаны – редкость в наших краях, а во Франции - обычное явление. «Дом Магии». Здесь расположена «Академия магии», где обучают фокусников. Каждый час окна открываются, и из окон высовываются одна за другой шесть голов дракона, которые рычат, сверкают глазами, щёлкают пастями и изрыгают пар. Замок Шеверни В окрестностях Блуа находится несколько знаменитых луарских замков. Самый крупный и известный из них – Шамбор – посмотреть не удалось, так как в этот день туда задумал нагрянуть их презик Микрон, и всё вокруг оцепили на 24 часа. Но оставалось два других замка – Шеверни и Бургар. Оба замка находятся в частном владении. Семья, занимающая Шеверни, весьма зажиточная и аристократическая. В сам большой замок зайти можно, а вот внутрь не менее примечательных частных корпусов ходу нет. Семейство занимается, помимо прочего, разведением охотничьих собак. Также они торгуют собственным мёдом, вином и тюльпанами. Парк, окружающий усадьбу, настолько велик, что это уже фактически настоящий лес. Если проехать по парку ещё дальше, то лес становится совсем дремучим. А ливанские кедры и прочую экзотику там посадили ещё в XIX веке. По парку проходит разветвлённая сеть каналов – сонных, заросших, с почти стоячей водой. По парку предлагается совершить прогулку на электрокаре, а потом по каналам – на довольно быстроходной пластмассовой посудине с мотором. Можно посмотреть, как молодые секвойи растут прямо из воды, а если повезёт – встретить диких зверей. Заслуживает внимания и пышный сад с оранжереей. Повсюду установлены таблички на разных языках, предупреждающие о пчёлах: в саду есть пасека. Замок Бургар Между несколькими замками курсирует автобус-шаттл, отходящий от вокзала в Блуа и возвращающийся к нему. Примерно в 20 минутах езды от Шеверни находится замок Бургар – куда более бедный и уединённый, чем Шеверни. Внутри замок примечателен своей портретной галереей с очень интересным деревянным потолком. Ну а это уже причуды нынешних владельцев имения. Бургар тоже окружён парком, который представляет собой ботанический сад с разной экзотикой, типа уже отцветшей сакуры. Как и в Шеверни, парк переходит в лесные чащобы, а в его укромных уголках можно встретить разные живописные развалины.
  15. Seeteufel

    Now Playing 2019

    WHITESNAKE „Flesh & Blood“ (2019) Вообще говоря, я давно уже поставил на современном творчестве Дэвида Ковердейла жирный крест, особенно после того, как он не нашёл ничего лучше, как выпустить альбом с перепевками «пурпурного» наследия. Казалось, всё, ниже уже падать некуда. Однако новое его творение получило настолько тёплые отклики в Сети, что я решил всё же попробовать: а вдруг? И – вдруг! Первая же композиция „Good To See You Again“ задаёт такой настрой, что становится ясно: Белая Змея вернулась. Да, это такой звук, какой мы помним по альбому 1989 года (один из моих любимых дисков Whitesnake вообще и точно лучший из его «американского» периода). И это отнюдь не «последний старческий вздох» – как-то сразу чувствуется (сложно даже сказать, почему), что у Ковердейла с командой хватит этого запала на весь альбом, и старческой немощью тут не пахнет. На голосе Дэвида прожитые годы и былые излишества – а ведь ему уже без малого 70 – как будто вообще не сказались. Сравните с нынешним вокалом Гиллана и других героев прошлого. Поначалу я думал, что так лишь кажется благодаря правильно подобранным аранжировкам, тональностям – однако, нет: Дэйв спокойно вытягивает и высокие ноты, причём без визга, что ему идёт только на пользу. Велики заслуги и прославленного гитариста Реба Бича (Winger, ex-Dokken, Bee Gees, Twisted Sister, Alice Cooper и т.д.), который теперь умудряется совмещать постоянную работу в Winger и Whitesnake. Из прочих знакомых лиц – многолетний «верный оруженосец» Ковердейла, ударник Томми Олдридж, ну а остальные трое участников – хоть и не столь заслуженные деятели рок-искусств и присутствуют в группе лишь на протяжении последнего десятилетия, тоже вполне себе прижились и делают свою работу на «отлично». После первого прослушивания мне особенно запомнились более лирические, мелодичные композиции „Always & Forever“, „When I Think Of You (Color Me Blue)“, „Gonna Be Alright“, однако впоследствии удалось распробовать и боевики типа „Trouble Is Your Middle Name“, „Well I Never“, „Get Up“. Проходных номеров вообще практически нет – ну, разве что несколько дубовая заглавная вещь и слегка нудноватая „Sands of Time“ получились чуть менее удачными. Даже выложенная предварительно в Сеть „Shut Up & Kiss Me“, которая мне поначалу категорически не понравилась, в контекст альбома вписалась почти идеально. Очень достойными вышли и оба бонусных трека. Вообще, хотя от „Flesh & Blood“ за версту веет творчеством Whitesnake второй половины 80-х, нельзя сказать, что всё написано строго по лекалам альбомов 1984-1989 гг. Так, например, в уже упомянутой „Gonna Be Alright“ мне неожиданно почудились гармонии, характерные для Genesis 80-х, а полуакустическая баллада „After All“ и вовсе отдаёт Саймоном с Гарфанкелом. Ну а меланхоличный блюз „Heart Of Stone“ отсылает нас к раннему, так называемому «английскому» периоду Whitesnake. Несмотря на немаленький хронометраж альбома вместе со всеми бонусами, слушается он на одном дыхании, и тут мы явно наблюдаем не тот случай, что с Judas Priest, когда альбом – не полное дерьмо, но его на этом основании уже поспешили записать чуть ли не в шедевры. Нет, „Flesh & Blood“ – это новый, качественный альбом полноценной группы (а не просто «Ковердейл плюс неизвестно кто ещё»), причём его можно смело назвать одним из лучших в дискографии коллектива. Так что свои хвалебные отзывы он получил по праву. Есть, конечно, соблазн побрюзжать немного о том, сколько можно в пенсионном возрасте распевать «ууу, бэби!» и строить из себя сексуально одержимого мачо, но надо ли? И так ли важны тексты? Лучше уделим внимание музыке, а она нам преподнесёт не один приятный сюрприз. 7,5/10 SAMMY HAGAR & THE CIRCLE „Space Between“ (2019) Очередная супергруппа, представляющая собой вариации на тему экс-Van Halen. Как уже понятно, в составе – Сэмми Хагар, его бывший коллега по Van Halen Майкл Энтони, Джейсон «Природа Не Отдохнула» Бонэм и доселе неизвестная мне личность – чернокожий гитарист Вик Джонсон. Тоже одолевали сомнения – слушать это вообще или нет, потому что Chickenfoot мне в своё время не пошёл совсем. Музыка у новоиспечённого проекта получилась очень специфически-американская. Наверно, это уместно назвать «южным роком». Много слайд-гитары, блюзовых и кантри-влияний. Не могу сказать, что я поклонник такой стилистики, хотя, в отличие от упомянутых Chickenfoot, творчество The Circle явного отторжения не вызывает. Композиции в основном очень короткие, как и сам диск, но вот что обращает на себя внимание: такое впечатление, что альбом писался а) живьём в студии и б) в окончательный вариант пошли какие-то демо-версии, которые даже не удосужились «обработать напильником». Многие песни очень неожиданно обрываются, а „Full Circle Jam (Chump Change)“ – это, как и следует из названия, самый натуральный джем, изобилующий импровизациями. Представьте себе, что музыканты начали играть, допустим, ванхаленовскую классику „Source of Infection“ и затем перешли в вольные инструментальные гуляния на её основе. Вот так это и звучит, как и многое другое на альбоме. Самая, пожалуй, лучшая вещь – „Affirmation“ – тоже грешит внезапным срывом в fade-out и очень сильно смахивает на хит T.Rex „Get It On“, а ещё немного – на что-то из Билли Айдола. Не сомневаюсь, что свою целевую аудиторию эта пластинка найдёт, но, как и уже писал выше, „nicht so mein Ding“. Всё-таки мелодик-роковый Van Halen образца 1984-1995 гг. мне куда ближе. 5/10 FIRST SIGNAL „Line of Fire“ (2019) Даниэль Флорес, ударник (во всех смыслах этого слова) фронтирзовского музыкального цеха, вновь взял стахановский темп. Совсем недавно вышел новый (великолепный притом!) альбом его возрождённой формации Find Me, и тут же подоспел очередной диск суперпроекта First Signal. Здесь компанию Даниэлю составил вокалист Хэрри Хесс из Harem Scarem; гитарные партии исполнил ставший почти уже его неизменным компаньоном Майкл Пэлес и, что особенно интересно, на басу сыграл Йохан Ниманн (ex-Therion), с которым Флорес, насколько мне известно, не сотрудничал уже лет 10, с тех пор как распался их общий прогрессив-роковый коллектив Mind’s Eye. С такими вводными данными альбом обещал быть если не бомбой, то конфеткой. В итоге получился донельзя стандартный АОРовый продукт фронтирзовского розлива. Прямо странно, что обошлось без дель Веккьо, обычно такая посредственность выходит при его участии, и, кстати, на предыдущем альбоме он на подпевках-таки был. Не сказать, что материал настолько безнадёжно плох – нет, фоном он слушается совершенно нормально. Есть даже очень приятные песни, типа первых двух и особенно „Never Look Back“, но практически все они какие-то уж очень стандартно-типовые, как квартиры в новых панельных домах. В мелодии „А Million Miles“ слышится даже что-то чересчур сладенько-попсовое, типа Ace of Base. Балладки – ожидаемо унылые. В сравнении с той же последней работой Find Me всё выглядит явным «эконом-классом», а ведь Имена тут будут погромче. А что такое с микшированием произошло? Где были уши Флореса, у которого звук, как правило, получается безупречным? Здесь же хорошо выведены только вокал и ударные (да и те не все), а остальное задвинуто куда-то на задний план и скомкано в кашу. Такой звук, иной раз скатывающийся до уровня контрафактных кассет, продававшихся в начале 90-х в обмен на макулатуру, дополнительно портит впечатление от неплохой, в сущности, музыки. Или надо было всё-таки дель Веккьо в качестве саунд-продюсера пригласить, ведь хотя бы ручки крутить у него всегда получалось неплохо. 5,5/10 BANCO DEL MUTUO SOCCORSO „Transiberiana“ (2019) Я очень люблю Италию. Я очень люблю прогрессив-рок. Но, к своему стыду, очень плохо знаком с итальянской прог-сценой. Слышал только Moongarden, ещё что-то там, а из италоязычных – одних только Zenit, да и те швейцарцы. А вот старая итальянская гвардия – это для меня практически terra incognita. Команда Banco Del Mutuo Soccorso существует целых полвека, выпустила кучу альбомов, а некоторых участников ранних составов уже и нет в живых. Что касается свежей их работы, то она слушается довольно необычно и объединяет «под одной крышей» много всего. Традиционная певучесть итальянского языка и неизменный мелодизм, свойственный представителям этой страны, определённая доля патетики и театральности сочетаются с элементами джаза и гитарной работой в духе классических Focus. Порой до ушей долетают едва заметные фрипповские веяния, но периодически аранжировки и мелодические ходы навевают мысль о некоторой эстрадности и даже отсылают к «ост-року» – коллективам из бывших стран соцлагеря, творившим в 70-х и ранних 80-х, а также к саундтрекам итальянского кино 70-х. Альбом концептуальный и, как следует из его заглавия, посвящён путешествию по Транссибирской магистрали. Судя по названиям отдельных композиций («Нежданный гость», «Нападение волков», «Шаман» и т.п.), сюжет закручен лихо, и было бы интересно более подробно ознакомиться с содержанием текстов. Время от времени колорита добавляют звуки балалайки (подозреваю, что это всё же мандолина, если не банальный синтезатор). Довольно резко выделяется из общей канвы финальная „Oceano: Strade di sale“, сделанная в духе супертрэмповской „Child of Vision“ или чего-то такого из классического Манфреда Манна. В целом очень неплохо, хотя ближе к концу, несмотря на не очень большой по проговым меркам хронометраж всего альбома и отдельных композиций, эта музыка начинает несколько утомлять. Тем не менее, считаю нужным ознакомиться с другими альбомами группы. „Transiberiana“ добита двумя концертными бонусами, которые, пожалуй, звучат поинтереснее основного материала. „Metamorfosi“ сделана в более джазовом, точнее, джаз-роковом ключе, а вот „Il ragno“ совершенно явно отдаёт творчеством Saga с их фирменным «пружинящим» гитарным ритмом. Такая непохожесть двух отобранных для бонусов композиций ещё больше подогревает интерес к творчеству итальянцев. 7/10 CRAZY LIXX „Forever Wild“ (2019) Подобного рода альбомы каждый раз заставляют задаваться неизменным вопросом: на что рассчитывают со своим новым материалом сдувшиеся с годами мастодонты типа Бон Джови? Зачем вообще слушать новые диски этой бряцающей медалями за былые заслуги пенсионерии, если существуют Crazy Lixx и Outloud, H.E.A.T. и Midnite City? У этой молодой поросли мелодик-рока есть всё: молодость, энергия, нерастраченный запал, высочайшее исполнительское мастерство, отличный звук, способность писать цепляющие с первой ноты хитовые мелодии, у стариков же – только изрядно поистрепавшееся в штормах шоу-бизнеса имя. Crazy Lixx выпустили уже шестой студийный альбом, и, как минимум, в третий раз подряд выдают безупречный, практически эталонный мелодик-хард-рок, качественный и надёжный, как знаменитая шведская сталь. О таких альбомах трудно вообще что-то написать «в общем и в частности», поскольку придраться здесь практически не к чему. Боекомплект из 10 мощных, зажигательных композиций, где одинаково хороши как стадионные боевики, так и задорные рок-н-роллы (вроде заглавной вещи), и баллады („Love Don’t Live Here Anymore“). Возможно, есть лишь два маааааленьких повода для критики: во-первых, при всей ровности материала (а тут практически каждая песня – потенциальный хит) не достаёт какого-то одного или парочки Суперхитов, как это было, скажем, на недавних альбомах тех же Outloud или The Night Flight Orchestra. Хотя „Weekend Lover“ к такому определению приближается. Во-вторых, как и раньше, Ликсам немножко не хватает собственного лица. Вот, например, Vega – хоть они и откровенно копируют Def Leppard и много кого ещё, но безошибочно идентифицируются практически с первой ноты. Про Crazy Lixx такого сказать не могу: даже после неоднократного прослушивания запросто могу их спутать с кем-то другим. Впрочем, это мелкие придирки: альбом прекрасен. 8,5/10 DER BÖHSE WOLF „Das ist Deutschland“ (2019) Лидер немецкой правой рок-формации Weisse Wölfe Штепан Юс оказался не менее плодовитым, чем его заслуженный коллега Даниэль Гизе. Для меня, правда, остаётся загадкой, с какой целью он выпускает свои работы под разными вывесками, где неизменным остаётся слово «волк». Ведь, если я правильно помню, Штепан давно уже практически во всех этих проектах играет на всех инструментах (кроме ударных), а по музыке это всё те же Weisse Wölfe. В высоком качестве продукции, которую Юс выпускает с завидной регулярностью, можно так же быть уверенным, как и в случае с его коллегой Гиги. В этом мы могли убедиться совсем недавно, когда Белые Волки стрельнули дуплетом – прекрасные две части „In resistentia constans“, вышедшие с разницей менее чем в год. Под названием Der Böhse Wolf Штепан выпускает уже далеко не первый альбом, и открывающая его композиция „A.W.H.“ даёт понять, что будет всё так, как мы привыкли: жёстко, хлёстко, агрессивно и при этом мелодично. Слова припева „Arschloch, Wichser, Hurensohn“ (приблизительно «говнюк, мудак, сукин сын»), которые вокалист выплёвывает в микрофон злющим хриплым голосом, – это его сведение счётов с кем-то из давних знакомых. Следующая за этим мощным вступлением "Umsonst gelebt“, привычно критикующая политически-пассивных обывателей, обозначает тенденцию, которую мы будем наблюдать на протяжении всего альбома: яростный харш-вокал чередуется с «чистыми», распевными партиями. Поначалу это звучит не очень привычно, однако в заглавной „Das ist Deutschland“ и в „Jugendsünden“ становится понятно, насколько это оказалось удачной находкой. Агрессивный куплет – затем мелодичный и с ходу запоминающийся припев. Вряд ли ошибусь, если назову эти две вещи лучшими на диске. „Dritte Halbzeit“ – тема футбольного хулиганства мне, мягко говоря, оооочень не близка, но не могу не оценить блестящую музыкальную сторону этой песни. Чем-то она мне напомнила недавний мини-шедевр Волков под названием „Warum?“ с первой части „Resistentia“. В конце каждого припева звучит строчка «эта песня – не призыв к насилию» (а по факту – таки-да ). Баллада „Erhebe dich!“ очень хороша в плане правильной, заставляющей задуматься лирики, однако в музыкальном плане Юс, кажется, достиг вершины в написании баллад в другом своём проекте Wölfe Solo – „Unseren gefallenen Helden“ вряд ли кто-то в ближайшем будущем переплюнет по этой части на правой сцене вообще. „Es ist nicht mehr weit…“ начинается в лучших традициях самых ранних альбомов Running Wild, но при этом снабжена гимновым припевом, моментально застревающим в голове и вызывающим желание подпевать, размахивая пивной кружкой. А до чего осталось «не так далеко», можете догадаться: Штепан вновь начал писать тексты пусть не в духе самых ранних альбомов, но уже с меньшей оглядкой на цензуру. К сожалению, столь мощного задела автору до победного конца не хватило совсем чуть-чуть. „Freiheit für Palästina“ довольно слаба с точки зрения музыки и бестолкова по структуре. А финальное кантри „Rentner sind OK“ с дурацким текстом представляет собой явную аллюзию на недавние схожие эксперименты Гиги и Луникоффа на их последних альбомах, однако реализована с куда меньшим успехом. Но даже семи великолепных номеров из десяти с лихвой достаточно, чтобы оценить новое творение Юса по достоинству. 7,5/10
  16. Seeteufel

    Now Playing 2019

    HUIS „Abandoned“ (2019) Третий альбом канадского коллектива cо смешным для русского уха названием. Точнее, не столько для уха, сколько для глаза, ибо я точно не знаю, как оно произносится: по-французски huis означает «двери дома», а по-голландски – просто «дом». Почему по-голландски? Потому что группа была образована после поездки в Нидерланды её основателей – квебекцев Паскаля ЛяПьера (клавишные) и Мишеля Жонкá (бас), у которых это путешествие оставило неизгладимые впечатления. Поэтому весь дебютный альбом „Despite Guardian Angels“ был буквально пронизан воспоминаниями о Голландии: „Beyond the Amstel“, „Lights and Bridges“ и две части „Oude Kerk“ («Старая церковь»), продолжение которой появилось теперь на новом диске. По всей видимости, именно голландскими влияниями можно объяснить и характерный для музыкантов этой страны выраженный мелодизм, положенный в основу утончённого, немного консервативного неопрога, который исполняют Huis. Здесь вполне ожидаемо присутствуют влияния Marillion с Фишем, Genesis с Гейбриэлом и неизбежное дыхание гилморовского Pink Floyd. Понятно, что в этом стиле в наше время вряд ли можно создать что-то принципиально новое; главное, насколько увлекает эта музыка слушателя – ведь грань между волшебными гармониями, проникающими в самые глубины души, и утомительной банальностью перейти в неопроге очень легко. Huis умудрились остаться «на стороне Добра»: их мелодии цепляют, немаленькая продолжительность большинства композиций (от 8 до 12 минут) не делает их скучными, а гитарные и клавишные соло создают метафизическую атмосферу, позволяющую на пару мгновений отрешиться от окружающего мира. Недаром гитаристом команды является Мишель Сен-Пер из Mystery. Отдельно необходимо отметить и безупречное мастерство вокалиста, не всегда типичное для неопроговых групп: у Сильвена Декотó глубокий, хорошо поставленный голос, который одинаково хорошо звучал бы практически в любом мелодичном стиле – от «новой волны» 80-х до прогметала. Местами присутствуют продолжительные соло на флейте, навевающие мысль не столько о Яне Андерсоне, сколько, опять же, о молодом Питере Гейбриэле. Единственный относительно «радиоформатный» номер на альбоме – „The Giant Awakens“ – это то, чего мы заждались от Клайва Нолана, реанимировавшего было Shadowland, но так и не разродившегося с этим проектом полноценным альбомом. Mystery, Red Sand, Huis – теперь есть все основания говорить о канадской неопроговой сцене, причём базирующейся на франкофонных территориях, как о явлении. Не то, чтобы открывшем уникальное звучание, но с блеском продолжающем традиции бесславно сдувшегося к рубежу «нулевых» и «десятых» британского неопрога. 8,5/10 RED SAND „Forsaken“ (2019) Ещё одни канадцы, опять неопрог, сделанный по тем же лекалам, что и у земляков из Huis, и даже названия новых альбомов у этих двух групп несколько созвучны. Хотя Red Sand – группа с гораздо более внушительным опытом, а Стефф Дорваль поёт в совсем иной манере, нежели Сильвен Декотó: отчасти это драматические приёмчики, недвусмысленно выдающие «ученика» Фиша, а порой в его шероховатом голосе слышится нечто общее с деятелями пауэр-метала вроде Тоби Заммета или Энди Дериса. В остальном о музыке этих канадцев можно сказать то же, что и об их земляках, о которых я писал выше: безгрешное мастерство инструменталистов и проникновенные сольные партии (впрочем, неумение играть в неопроге – это нонсенс), отличный мелодизм, неукоснительное следование неопроговым канонам. Однако, и всё творчество Red Sand, и конкретно данный альбом я бы назвал достаточно неровным, чего не могу сказать об упомянутой выше работе Huis. С одной стороны, есть просто блестящие, экстатические моменты и умопомрачительные сольные партии в „All The Life“ или „Hello To The Last Goodbye“, которая могла бы отлично вписаться в творчество классических Marillion. С другой стороны, в тех же самых композициях мы имеем явное перебарщивание с театральностью в подаче и излишнюю «перетянутость» концовок. Впрочем, весь альбом получился совсем не по-проговому коротким. Возможно, поэтому отдельные огрехи не успевают разрастись до масштабов откровенного проходняка, и общее впечатление от „Forsaken“ остаётся весьма благоприятным. На мой взгляд, это не самый лучший альбом в дискографии канадцев, но точно – один из трёх лучших. 7/10 ADRIAN BELEW „Pop-Sided“ (2019) Именитый американский мультиинстументалист, бывший вокалист и гитарист King Crimson Эдриан Белью выдал новый сольник, на котором в очередной раз сыграл на всех инструментах, спел, выступил в качестве продюсера и даже изобразил обложку. Альбом назван „Pop-Sided“, но пусть это никого не вводит в заблуждение. Да, мы прекрасно помним, что Эдриан в состоянии сочинять не только «саундскейпы» и экспериментальные пьесы, но и отличные песни, и были бы вправе ждать от пластинки с таким заголовком полного набора хитов, сравнимых с „Looking for a UFO“ или „Men in Helicopters“, „I See You“ или „Futurevision“. Но, как говорил Рабинович из анекдота, «не дождётесь». Здесь действительно представлены простенькие и очень короткие песенки, некоторые из которых даже имеют прилипчивые, практически пробитловские мелодии. Однако вряд ли хотя бы одну из них можно было бы представить себе в радиоротации. Максимум – в каком-нибудь саундтреке („The Times We Live In“, „Although“), да и то при условии, что они будут звучать фрагментарно и фоном. Всё дело в аранжировках. Белью совершенно определённо задался целью всячески уйти от радиоформатного звучания и сделать свою музыку максимально безумной и «неудобной». Никаких медоточивых оркестровок или партий синтезаторов, никаких танцевальных битов, зато в каждой композиции – пищащие, скрипящие, скрежещущие звуковые эффекты, от которых порой возникает впечатление, что музыкант подвергает свои инструменты изощрённым пыткам. Иногда сумасшествие берёт верх, и тогда рождаются совсем уж атональные опусы в духе Брайана Ино, как, например, „Obsession“. В общем, девизом этого альбома вполне может стать строчка одной из композиций: „I don’t belong and I never will fit in with the times we live in“. Порой вспоминается полувековой давности альбом группы, предшествовавшей созданию King Crimson – Giles, Giles and Fripp, где участники – и прежде всего, конечно, Фрипп – тоже пытались исполнять подобного рода crazy pop, сочетая почти попсовые мелодии с разного рода психоделическими эффектами, но у Белью эта смесь получилась совсем уж ядовито-взрывоопасной и… к сожалению, непонятного стратегического назначения. Очередной альбом «для себя» того же порядка, что и, например, „Mr. Musichead“. Прогрессивом тут, конечно, и не пахнет. А для поп-музыки, с одной стороны, слишком архаично, а с другой – см. выше. Примерно из той же серии, что и сомнительные минималистические экзерсисы Sparks начала нового тысячелетия. 4/10
  17. Seeteufel

    Now Playing 2019

    LUCIFER’S FRIEND „Black Moon“ (2019) Третий по счёту альбом после реюниона немецких когда-то прогрессивщиков, а нынче мелодик-рокеров Lucifer’s Friend стал очередным веским подтверждением тому, насколько же правильной была идея Джона Лотона возродить коллектив, из которого он в далёких 70-х ушёл на более хлебное место в Uriah Heep. Поначалу, по слухам, альбом хотели назвать „The Last Stand“, однако не захотели создавать у поклонников ощущение, что он станет последним в истории группы, поэтому, как говорится, the show must go on. „Black Moon“ придерживается той же стилистической линии, которая была обозначена на новых композициях с „Awakening“ и с блеском продолжена на „Too Late To Hate“: энергичный и оптимистичный рок с упором на яркие мелодии. Правда, первая половина альбома получилась несколько слабее предыдущего полноформатника, на котором вообще нет «провисаний»: некоторые композиции звучат немного банально. Зато вторая часть – это настоящий праздник для всех, кому понравился „Too Late To Hate“: здесь и ураганный рок-н-ролл „Call the Captain“, от которого ноги сами пускаются в пляс, и красивейший меланхоличный блюз „Little Man“, который вполне можно сравнить с „This Time“ с предыдущего альбома, и прекрасное торжественное завершение в виде „Glory Days“. Чтобы уж совсем было весело, музыканты решили вспомнить свои старые деньки и добавили духовую секцию на заглавной композиции и виртуозную электроскрипку на „Freedom“. Ну а вокальные кондиции Лотона в его уже глубоко пенсионном возрасте наглядно демонстрируют преимущества здорового образа жизни многим его ровесникам-коллегам с давно убитыми связками. Кажется, что его голос даже становится ещё лучше с течением неумолимых лет. 7,5/10 LONELY ROBOT „Under Stars“ (2019) Соскучились по Джону Митчеллу? Нет? Вот и я думаю, что не успели: ведь за последние пару лет мы могли насладиться и его участием в записи первого сольника Фила Лэнзона, и возрождением Kino, и очередным альбомом Arena. Lonely Robot – один из самых молодых среди многочисленных проектов Митчелла, но „Under Stars“ – уже третий альбом под этой вывеской за четыре года. В состав группы входят также знаменитый и крайне востребованный ныне барабанщик Крэг Бланделл, клавишник Лиам Холмс и басист Стив Ванцис из группы Фиша. Материал, представленный на альбоме, в общем-то, достаточно типичен для Митчелла: где-то он напоминает Kino (особенно недавний второй альбом) или The Urbane. Атмосфера музыки очень хорошо соответствует названию как проекта, так и альбома: под гитарные соло из заглавной „Under Stars“ действительно в самый раз наблюдать за звёздным небом. Конечно, научно-фантастическая концепция про роботов и космические путешествия устарела лет так на 40-50, когда она была, что называется, «в тренде», но, надо думать, именно такова и была задумка. „Ancient Ascendant“ звучит очень кинематографично, словно написана для какого-то саундтрека, а в качестве одного из бонусов прилагается короткий аудиорассказ про ремонт этого самого робота в открытом космосе. Из характерного митчелловского звучания выбиваются синтипоповая танцевальная „Icarus“ и „When Gravity Fails“ с гитарными партиями в духе позднего King Crimson, привносящие в альбом изрядную долю эклектики. Не обошлось и без щепотки занудства, которую Митчелл добавляет почти во все свои опусы, – я имею в виду очень скучную медитативную „How Bright Is The Sun?“. «Холодный» синтезаторный звук в этом проекте играет весьма существенную, хотя и не постоянную роль; местами присутствуют даже элементы минимализма. В целом, я считаю, получилось хорошо, и, если вы поклонник Митчелла, то мимо этой новинки пройти никак нельзя. 7,5/10 ALAN PARSONS „The Secret“ (2019) Алан Парсонс, как и Девин Таунсенд, на сей раз решил выпустить альбом под своим именем, откинув слово „Project“. Хотя это именно что проект: для него был привлечён Голливудский оркестр и множество отдельных музыкантов, среди которых такие важные птицы, как Лу Грэмм, Винни Колайута и Стив Хаккетт. Открывашка „The Sorcerer's Apprentice“ представляет собой помпезнейшую инструментальную пьесу с массированными оркестровками, однако, к счастью, опасения, что Алан Парсонс пошёл по пути Тони Бэнкса и начал писать симфоническую музыку, не оправдались. „The Secret“ как раз апеллирует к ностальгирующей публике и преимущественно звучит в духе классического „Eye in the Sky“. Хотя попадаются и выбивающиеся из общего ряда композиции – например, шикарная салонно-джазовая „Requiem“. В остальном – Парсонс как Парсонс. Лично я не принадлежу к тем его горячим поклонникам, которые считают Алана гением. Приятная, не вызывающая раздражения музыка, как и на всех остальных его альбомах (хотя некоторые работы, например, „Stereotomy“, действительно, чудо как хороши). Музыка, способная примирить поклонников самых разных стилей – почему-то даже упёртые металлисты к Парсонсу относятся исключительно тепло. Если оркестровых аранжировок здесь явный перебор, то партии саксофона вписались исключительно удачно. Есть некоторые претензии к компоновке: например, зачем надо было ставить несколько баллад подряд? Apropos, о балладах: „Sometimes“ являет собой редкий случай действительно хорошо сделанного медляка, но приглашать Лу Грэмма было не самой лучшей идеей: его голос находится сейчас не в лучших кондициях, чем, например, у Стива Уолша или Боба Кэтли. Есть на альбоме явные отсылки к творчеству The Beatles и Pink Floyd – не знаю, насколько осознанные. Во всяком случае, слайд-гитара на „Fly to Me“ звучит очень по-пинкфлойдовски, а „Soirée Fantastique“ не позволяет прогнать мысль о лёгком плагиате с битловской „And I Love Her“. В общем, что-то неплохо, что-то так себе, но, как я уже выше написал, я не фанат, так что… 6/10
  18. Seeteufel

    Now Playing 2019

    RPWL „Tales From Outer Space“ (2019) Баварцы RPWL всегда считали себя продолжателями дела Pink Floyd. Они начинали как кавер-группа английских рок-классиков, их вокалист Йоги Ланг обладает тембром, схожим с Дэвидом Гилмором, а концертная программа даже в «зрелые» годы коллектива нередко состояла из произведений Pink Floyd, причём преимущественно «долунного» периода. Однако те их работы, которые я слышал до сих пор, мне, скорее, напоминали нелюбимую мною ветвь неопрога, сформировавшуюся под влиянием Стивена Уилсона, IQ, Jadis, Frost* и тому подобной бездушной скукоты. Хотя отдельные композиции и были неплохими, да и альбомы целиком не вызывали откровенного отторжения (в отличие от тех же IQ), в общем и целом RPWL для меня только служили подтверждением тезиса о том, что на благодатной земле Германии высшее качество имеет всё, за исключением специалистов-компьютерщиков и прогрессив-рока (первые три диска Sylvan и один диск Saris отнесём к приятным недоразумениям). Однако с новым творением уроженцев Фрайзинга я всё-таки решил ознакомиться после того, как послушал кое-что, выложенное предварительно в Сеть. Всего на альбоме 7 композиций, и его общий хронометраж, на удивление, укладывается в прокрустово ложе старой виниловой пластинки. Начало особых сюрпризов не принесло. Почти 9-минутная задумчиво-меланхоличная „A New World“ выдержана в стилистике прежних работ. Йоги так и не избавился от выраженного акцента, а его клавишные во многих фрагментах не столько напоминают Рика Райта, Тони Бэнкса или Марка Келли, сколько буквально копируют Манфреда Манна. Но в целом неплохо. Вот следующий номер, „Welcome To The Freak Show“, уже грешит если не откровенной уилсоновщиной, то той ипостасью Джона Митчелла, на которой всё ещё болтаются поркупайновские репьи. Также обращает на себя внимание то, что звучание гитар стало – пусть не тяжелее, но явно плотнее по сравнению с более ранними альбомами. Где-то на уровне хардовых моментов в сольном творчестве того же Гилмора. Что касается „Light of the World“, то её украшают прекрасные гитарные соло Калле Валльнера, словно орнаментом покрывающие все 10 минут звучания композиции, однако несколько портит чрезмерная патетика в тех местах, где присутствует вокал. Ещё мне она своим «плачущим» рефреном слегка напомнила пендрэгоновскую „Two Roads“. И всё-таки именно такие композиции очень чётко дают понять в очередной раз, насколько же важна была у Pink Floyd, как группы, некая «частица эфира», которая появлялась в их музыке только при участии всех музыкантов. Эта «частица» улетучивалась на сольниках Гилмора и тем более Райта; нет её и ни у кого из последователей, включая RPWL. Ни чувство мелодии, ни отменное владение инструментами здесь не поможет. „Not Our Place To Be“ – самая слабая вещь на альбоме, напоминающая вариации на тему поздних Битлов с элементами психоделии. А вот вторая часть диска – существенно интереснее. Выложенная чуть ранее в Интернет „What I Really Need“ с характерным для классических Marillion синкопированным гитарным ритмом – неопрог высшей пробы. Можно даже сказать, что это в какой-то степени хит. „Give Birth to the Sun“ с её современным, чуть ли не клубным звучанием клавишных, оказывается гораздо глубже и проникновеннее, чем это кажется поначалу. Ну и в заключение – коротенькая, но очень приятная, спокойная баллада „Far Away From Here“. „Tales From Outer Space“ – отнюдь не шедевр, но, в принципе, очень неплохой альбом для неопрога в его нынешнем состоянии, тем более учитывая страну происхождения. Ну а в дискографии RPWL это, вполне вероятно, лучший их релиз. 7/10 JON ANDERSON „1000 Hands – Chapter One“ (2019) Последний год приносит поклонникам легенд прогрессив-рока Yes не слишком благие вести. Казалось бы, уже сложившийся проект Anderson, Rabin, Wakeman внезапно был расформирован, и до записи альбома дело не дошло. Слухи о «супер-реюнионе» почти всех живых на сегодняшний день участников всех составов группы ради, якобы, записи финального альбома больше похожи на «утку». Ну а нынешнюю формацию, выступающую под вывеской Yes, вряд ли можно воспринимать всерьёз, как и всё, где верховодит пресловутый Билл Шервуд. Но вот и блеснул лучик света в этом мутном царстве в виде нового сольного альбома вокалиста Джона Андерсона. И какого альбома! Вы только взгляните на состав участников! Тут и ныне уже покойный Крис Сквайр, и Стив Хау, и Рик Уэйкман, и Тревор Рейбин, и Алан Уайт – то есть вот вам, пусть и виртуальный, но реюнион классического Yes. А ещё – Ян Андерсон, Чик Кориа, Жан-Люк Понти, Стив Морс, Пэт Трэверс, Билли Кобхэм, Бобби Кимбалл и многие, многие другие, а также оркестры, хоры, духовые ансамбли и прочие ложкари и бандуристы. Участие Сквайра и ряда других музыкантов объясняется тем, что черновые записи делались ещё в далёком теперь 1990 году, но в связи с объединением двух (на тот момент) составов Yes для записи альбома и последовавшего тура „Union“ были отложены «в стол». Теперь же эти записи были извлечены, существенно доработаны с привлечением вышеупомянутых именитых музыкантов и предъявлены общественности как новый сольник Джона. Признаться, мне сложно определить, где использованы старые записи его голоса, а где он спел только что. Фирменный фальцет Андерсона звучит так же, как и 30, и даже 50 лет назад, и время ничуть не сказалось на даре почти 75-летнего вокалиста. Поначалу возникли опасения, что мы на новом альбоме вновь услышим скучноватые вокализы на столь любимые Андерсоном ещё с 80-х гг. карибские и прочие этнические темы, скатывающиеся порой в самолюбование и перехлёстывающий через край искрящийся мажор. Именно на эту мысль наводит начало в виде „Now“/“Ramalama“ и последующей „First Born Leaders“ – типичное позднее сольное творчество вокалиста. Однако изумительная „Activate“ с безошибочно узнаваемой флейтой однофамильца Андерсона – Яна из Jethro Tull – даёт понять, что на „1000 Hands“ нас ожидает прогрессив-рок высшей пробы и при этом отнюдь не стандартный. Каких только ассоциаций не вызывает эта композиция: от звуков вечернего тропического леса до плачущей скрипки в таверне на берегу тёмного океана или шума уставшего мегаполиса. Кажется, у Джона ещё получается писать шедевры. Уже знакомая по интернет-релизу „Make Me Happy“, выдержанная в ритме регги, поначалу показалась мне чересчур легковесной, однако в альбом она, как ни странно, вписалась неплохо – своего рода разрядка после глубокой и многоплановой „Activate“. В её записи поучаствовала прославленная духовая группа Tower of Power. И очередная порция красоты – связка „Now Variations“/“I Found Myself“ с солирующими скрипками – это уже струнный ансамбль Violectric. Дуэт скрипки и аккордеона в „Twice in a Lifetime“ вызывает в памяти уже поздние сольники Яна Андерсона, а также, как ни странно, некоторые работы… Тома Уэйтса. „WDMCF“ с участием Чика Кориа, кажется, стремится объединить весь богатый музыкальный опыт автора в самых разных стилях: в четыре минуты уложились электроника, этника, прогрессив-рок и джаз, гармонично сочетающиеся друг с другом. Всё это плавно переходит в ещё более эклектичную и многоплановую, более чем 8-минутную заглавную композицию, а заканчивается темой „Now and Again“, которая скрепляет весь альбом, проходя через него от начала до конца сквозным рефреном. Вообще, регулярные повторения разных тем и общая структура большого рондо вызывают в памяти незабвенный альбом ABWH. И пусть этот сольник не дотягивает до уровня того шедевра, всё же складывается впечатление, что Андерсон, уйдя из Yes, освободился от каких-то сковывавших его рамок, а вот его соратники по группе потеряли… да, в общем-то, потеряли всё. А может, слухи о финальном воссоединении всех со всеми имеют-таки под собой какую-то почву? 8/10 DEVIN TOWNSEND „Empath“ (2019) Я уже неоднократно называл Девина Таунсенда последним безумным гением прогрессив-рока. В его творчестве всегда хватало и гениальности, и безумия, и хорошо, когда второе не довлеет над первым. Так или иначе, нажимая на „play“, уже заранее знаешь, что очередное произведение Хеви Деви будет неординарным, но очень узнаваемым и ни на кого в этом мире не похожим. Таковым оказался и „Empath“. Нас снова приглашают прокатиться на музыкальных «американских горках», где нельзя предугадать, что тебя ждёт буквально в следующую секунду: медитативность и красота всегда готовы взорваться тяжестью и яростными эмоциями. За радиоформатным хитом в любой момент могут последовать металлические шизофренизмы или мозголомные авангардные конструкции. На этот раз в Сеть предварительно была выложена приманка в виде клипа на почти что радиохит „Spirits Will Collide“. Однако не следует думать, что весь альбом выдержан в этом же стиле: вполне возможно, что мы на сей раз имеем дело с самым сложным опусом из всего, что Таунсенд на данный момент сочинил. Новый релиз Девин выпустил под своим собственным именем, так как коллектив Devin Townsend Project был расформирован из-за «музыкальных разногласий». Тем не менее, к работе над диском было привлечено множество гостей, среди которых, например, давний соратник Стив Вай, Аннеке ван Гирсберген, Чэд Крёгер из Nickelback, а также женский хор и украинский оркестр, которым отведена одна из ведущих ролей. Общее звучание основного материала – 75 минут, это самый длинный лонгплей Девина. То, что для Таунсенда не существует ни стилистических рамок, ни стеснения в выборе музыкальных (и даже немузыкальных!) средств, известно всем его поклонникам, и это лишний раз подтверждает „Genesis“, открывающая альбом после медитативного интро (клип к которой, кстати, был тоже выложен в Сеть): уже на этих 7 минутах понамешано неимоверное количество всего – начиная от мычания коровы и писка котёнка и заканчивая синхронной игрой трёх ударников. По сути, это интродукция ко всему последующему материалу, в ходе ознакомления с которым нет-нет, да и мелькает мысль, что Девин местами перемудрил сам себя, «запутался в собственных ногах». Вполне вероятно, что 75 минут – это слишком много для такой музыки; возможно, по части эклектики, сочетания несочетаемого музыкант уже перешёл некие «красные линии». Наверно, без совсем уж безумных вещей типа „Hear Me“ можно было бы и обойтись. С другой стороны, когда свирепый звуковой хаос „Hear Me“ разрешается в псевдооперную „Why?“, и вправду возникает вопрос «почему», который продолжает висеть в воздухе на протяжении всего следующего 11-минутного номера „Borderlands“. Ещё не раз встанет вопрос о том, имеем ли мы дело с результатом одержимости, непомерных амбиций страдающего биполярным расстройством Девина, или же перед нами действительно нечто гениальное, имеющее не постижимую с ходу целостность, но мы пока не поняли, как все эти детали мозаики цепляются друг за друга. Впрочем, возможно, мы этого и не поймём, как не понял до конца и сам автор. Может быть, сложить этот паззл поможет нам финальная 23-минутная сюита „Singularity“, которую я бы сравнил с „A Plague of Lighthouse Keepers“ на современный лад: ведь в ней внимательный слушатель распознает не только основные темы, звучащие на протяжении альбома, и все те элементы, которые составляют его многоликую суть, но даже и отсылки к предыдущим работам Девина. В любом случае, этот альбом, в отличие, например, от почти идеально ложащегося на ухо „Epicloud“, требует многократного прослушивания и – что в данном случае действительно нелишне – вдумчивого анализа, а не просто эмоционального восприятия. PS: как и многие предыдущие альбомы, делюксовое издание „Empath“ дополнено вторым диском с демками, которые довольно мало имеют общего с материалом, вошедшим в финальную версию. 8/10 JIM PETERIK & WORLD STAGE „Winds Of Change“ (2019) Очередной проект знаменитого мелодиста Джима Петерика (Survivor, Pride of Lions), в котором клавишник и композитор собрал тех, с кем он когда-то прямо или косвенно сотрудничал. Громких имён здесь целая россыпь: Майк Рено (Loverboy), Деннис Де Янг (Styx), Тоби Хичкок (Pride of Lions), Ларс Сэфсунд и Роберт Сэлл (Work of Art), братья Нельсоны и даже архивные записи вокала покойного Джими Джеймисона (Survivor). Материал получился очень разношёрстным как по звучанию, так и по качеству. Некоторые композиции слушаются как типичные хиты за авторством Петерика: это можно, в первую очередь, сказать об открывашке „Winds Of Change“ с участием Дэнни Чонси и Дона Барнса из .38 Special, а также о „Home Fires“, где поёт Хичкок, и звучит эта вещь целиком в духе Pride of Lions. Очень солидные, крепкие песни. Данью собственному же прошлому Джима в Survivor является приятный ретро-номер „Sometimes You Just Want More“. Центральной композицией альбома можно назвать драматичную „The Hand I Was Dealt“ – несмотря на всю мою нелюбовь к Tyketto, чей фронтмен Дэнни Вон здесь исполняет вокальную партию, это, наверно, лучшая вещь на альбоме. Другие композиции выдержаны больше в духе тех групп, откуда пришли «почётные гости»: „Without A Bullet Being Fired“ вполне вписалась бы в репертуар Loverboy, а „Proof Of Heaven“ – Styx чистой воды. „Just For You“ – стандартная манная каша для REO Speedwagon, которую проблеял их вокалист Кевин Кронин. А вот замечательная баллада „You’re Always There“ с Джейсоном Шеффом – в лучших традициях его прежнего коллектива Chicago. Как ни странно, подкачали на этот раз участники Work Of Art, записавшие самый серый номер на альбоме – унылейший полуакустический медляк „Where Eagles Dare“ – а ведь какое могло бы получиться у них интересное сотрудничество с Петериком! Не лучше и номер с Джеймисоном – это уровень недоделанного демо, лишённого интересной мелодии. Ещё одна очень слабая вещь – прямолинейный и банальный рок-н-ролл „I Will What I Want“, где поёт Келли Киги из Night Ranger, которые и сами сейчас испытывают не самый благоприятный период в своей карьере. В общем, альбом оставил весьма противоречивые впечатления. С одной стороны, его надо слушать уже хотя бы ради великолепных „The Hand I Was Dealt“ и „Home Fires“. С другой – такой процент проходняка для альбома, на обложке которого значится имя Петерика, просто недопустим. Впрочем, после его отличной работы с Марком Шерером 5-летней давности и последнего альбома Pride of Lions кривая показателей качества его последующих релизов и так отчётливо поползла вниз. 7/10 JOHN ILLSLEY „Coming Up For Air“ (2019) Басист Dire Straits начал сольную карьеру ещё во времена существования этого коллектива. В 80-х вышло два альбома, в создании которых ему помогал сам лидер группы Марк Нопфлер. Иллсли пел, а Марк играл на гитаре. Затем, после роспуска Dire Straits, последовал длительный перерыв, связанный, помимо прочего, с лечением Джона от лейкемии посредством пересадки стволовых клеток. А по окончании лечения, уже в нынешнем десятилетии, сольная деятельность была возобновлена. Новый альбом записывался в студии Марка Нопфлера „British Groove Studios“ и, хотя маэстро на сей раз прямого участия в записи не принимал, гитарные партии, которые исполнили Скот Маккин, Робби Макинтош и сам Джон, звучат очень похоже на фирменную манеру игры старшего из братьев. Также на альбоме отметился бывший клавишник Dire Straits Гай Флетчер. Общая продолжительность – всего 32 минуты, 7 песен. Хотя некоторые источники называют „Coming Up For Air“ мини-альбомом, это соответствует стандартному хронометражу ранних работ Dire Straits. Если вышедший 30 лет назад „Glass“ с его богатыми аранжировками звучал ближе к „Brothers in Arms“, то „Coming Up For Air“ отсылает слушателя как раз к раннему периоду между дебютником DS и „Making Movies“. Здесь стало гораздо больше блюзовых моментов, а вокал Иллсли приобрёл характерную для братьев Нопфлеров хрипотцу. Работы Джона в 80-х мне мешал воспринимать его слишком слащавый, какой-то трепетный тембр, в то время как музыка тех альбомов просто настойчиво требовала, чтобы на них пел если не Марк, то хотя бы Дэвид. Ну или кто-нибудь с похожим тембром – вот бы пригласить туда Криса Ри или тогдашнего Яна Андерсона. Первый сольный альбом „Never Told a Soul“ я вообще с большим трудом могу слушать из-за того, что он за версту отдаёт… тошнотворным Борисом Гребенщиковым – как раз не в последнюю очередь из-за вокала Иллсли. Здесь же – другое дело: автор и сам не делает секрета из того, что он хотел максимально приблизиться к ностальгической стилистике начала карьеры Dire Straits. Особенно это заметно в композиции „So It Goes“ (и она – определённо лучшая на всём альбоме): в текстах даже проскакивают слова „in the Wild West End with your Wild West friend“ и „in the gallery“, как реверанс в сторону дебютника DS, а музыка отчаянно напоминает лучшие хиты с моих любимых „Making Movies“ и „Love Over Gold“. В целом же можно сказать, что Иллсли на своём новом диске вплотную подошёл к тому, чтобы быть «святее Папы Римского»: ведь ни нынешние работы Марка Нопфлера, ни творчество его брата Дэвида не слушаются настолько аутентично, если иметь в виду дайрстрейтсовскую стилистику. Шедевром, однако, „Coming Up For Air“ я назвать не могу: далеко не всё в нём безупречно, но в порядке ностальгии вполне сойдёт. 7/10
  19. Seeteufel

    Horror show

    В загробной жизни имеют значение стороны света? Может, там есть ещё и метро с Макдональдсом?
  20. Seeteufel

    Now Watching

    Халфорд стал. Но не из-за этого. Просто надо было ещё лет 15 назад закругляться. Хотя бы после отличного „Made of Metal“.
  21. Seeteufel

    Now Watching

    Да там упор на неё и не делается. Один раз показали целующихся мужиков – да и это детский сад по сравнению с действительно отвратной гомо-сценой в сериале „Deutschland 1983“, который, однако, из-за одной этой сцены в целом говном не становится. Где бы ещё найти продолжение в оригинале в нормальном качестве… А лакание мочи и высирание из жопы долларовых купюр намного лучше, что ли?
  22. Seeteufel

    Now Watching

    Ну уж Пейджа от Планта – наверно. Один гитарист, другой вокалист. Вокал. Музыка. Подача. Если при прослушивании музыки ты думаешь только о ебле в очко, это уже твои проблемы. Впрочем, среди этой всей однообразной американской тусовки и такие тоже попадаются. Вон, отличный вокалист Марк Фри превратился в Марси и звучит теперь как мужеподобная женщина.
  23. Seeteufel

    Now Watching

    Смяшно. За одну только „One Year of Love“ любой автор баллад должен был бы продать душу Сатане. А уж нынешний Мановар, у которого на новом миньоне тебе так понравился утомительно унылый медляк, – и вовсе скушать собственные кожаные труселя вместе с яйцами. А ещё у квинов имеется десятка четыре крутейших хитов в неповторимых аранжировках - и думаешь, случайно их крутят по радио 24/7, а у Warrant кроме изредка (опять же, унылой) "Cherry Pie" - ничего? И совершенно верно, голос Меркьюри феноменален. У твоих любимых воррантов, вингеров, тюккето, найт рейнджеров, дейнджердейнджеров есть что-то, пусть не столь же феноменальное, но хотя бы выделяющее их среди сотен себе подобных? А у Queen есть ещё, как минимум, гитара Мэя. Не очень люблю Мэя-композитора, но его игру узнаю из тысячи с закрытыми глазами – чтобы перечислить настолько самобытных и узнаваемых гитаристов, пальцев на двух руках будет слишком много. Я не отличу Хендрикса от Клэптона или Пейджа, а уж тем более – какого-нибудь Джорджа Линча от Стива Вая, но Мэй уникален. На фильм, кстати, с дочкой ходили в кино. Просто отписаться об этом не сподобился как-то. Там, конечно, прилизано всё, много откровенных несоответствий, толкование некоторых событий поставлено с ног на голову, но это больше кино для тех, кто вообще с Queen не знаком. Хотя бы не поставили на роль Фредди и не сделали режиссёром этого пархатого говнопидора Сашу Барона Коэна, – и на этом спасибо.
  24. Seeteufel

    Неаполь (начало)

    Мой отец, посмотрев мои фотографии с Мальты, изрёк: «Как можно жить в этих каменных мешках под палящим солнцем без единого пятна зелени?». На что я ему ответил: «А вот они там сидят и думают: как можно жить там, где полгода зима, причём большая часть времени – сплошное говно, мрак, сопли и слякоть?».
  25. Путешествие на Мальту, Сицилию и в Южную Италию Мальта – Катанья – Сиракуза – Таормина – Этна/Алькантара – Мессина – Тропеа – Неаполь – Сорренто – Капри – Потенца март 2019 Часть 10 – Неаполь (начало) В Неаполе я был уже во второй раз. В первый раз (а это было моё большое путешествие по Италии полтора года назад) времени было мало, к тому же меня занесло в какие-то трущобы с помойками, так что впечатление от мегаполиса осталось не сказать, чтобы положительное. Однако надо признать, что на сей раз оно если и улучшилось, то ненамного. Конечно, в тот раз я в некоторые районы исторического центра добраться просто не успел. Это, например, касается площади Данте. Теперь я увидел Неаполь, можно сказать, с другой стороны, если не считать отдельных точек. На одной из центральных улиц Неаполя, via dei Tribunale, есть церковь, рядом с которой лежат два бронзовых черепа с костями. Они отполированы до блеска, как нос собаки в метро «Площадь Революции». Аж до самого XIX века в этой церкви проводилась своеобразная церемония захоронения: тела (преимущественно неопознанных покойников) помещались в подвал, где содержались до тех пор, пока из них не вытекали все биологические жидкости, а затем захоранивались в специальных нишах. А набожные горожанки ухаживали за останками, натирая черепа до блеска, и верили, что мёртвые могут явиться им во сне и, например, предсказать выигрышные номера лотереи. Такой культ практиковался до тех пор, пока из-за эпидемии холеры городские власти не запретили захоронения в церкви. Ещё один непременный пункт программы в Неаполе, который я в прошлый раз упустил: via San Gregorio Armeno, улица рождественских вертепов. Мастерить поделки, изображающие сценки из Нового завета – давнее неаполитанское ремесло. Вот только религиозные темы уступили здесь место бытовым сюжетам. Наконец-то нашлось время и для посещения подземного Неаполя. Катакомбы под городом тянутся на 80 километров и представляют собой созданные в самые разные периоды подземные сооружения – от древнегреческих цистерн до бомбоубежищ Второй мировой войны. Из некоторых подземелий есть выход в квартиры нынешних жителей, а также на поверхность в разных частях Неаполя. Конечно, все 80 км мы не прошли – более того: экскурсия оказалась довольно короткой. Но некоторые моменты весьма впечатлили. Вот, например, жила-была в центре города бабка. Обитала она в квартирке, устроенной в полуподвальном этаже, а в подвале хранила контрабандный товар. Потом померла, и в квартире было решено сделать ремонт. Соскоблили штукатурку – и обнаружили, что бабка-то, оказывается, жила в античном амфитеатре, куда Нерон прибыл произнести речь сразу же после того, как сжёг Рим. От амфитеатра, правда, остались руины, но размерами он не уступал помпейскому. Трибуны и раздевалки для актёров находились в соседнем гараже байкеров, которые тоже не подозревали, что за помещение они занимают. Короче говоря, в Неаполе ковырни ногтем – и наковыряешь несколько слоёв великой истории. Увы, это та самая проблема, на которую я обратил внимание ещё в первый свой приезд в Неаполь. Люди живут в самом буквальном смысле в музее. Но живут они вот так. Создаётся впечатление, что негры тут – не понаехавшие, а самые что ни на есть коренные жители. Как могли наследники великой культуры так изгадить свой город? Или позволить его изгадить? Центр Неаполя – интереснейший исторический и архитектурный феномен с неимоверным количеством красивейших зданий. Но всё это надо отдраивать от слоёв мусора, от неухоженности, от километров ублюдочных граффити, капитально ремонтировать пришедшие в упадок фасады и хоть как-то упорядочивать движение на больших улицах и в маленьких переулках. Я ещё в тот раз писал о том (и даже помещал фотографию), как бедные люди переворачивают мусорные баки на дорогу и роются в их содержимом, а буквально в метре от этого как ни в чём не бывало работает овощной рынок. Вот ещё один сюжет: проходя по этой улице (которую, будь она чуть более ухоженной, вполне можно было бы назвать живописной), я буквально по сантиметрам выискивал место, куда наступить, чтобы не вляпаться в собачье говно, разбросанное тут ковром. А может, и человечье, не знаю. Ну или вот. Палаццо XVIII века, исторический памятник. Используется как обычный жилой дом. А уж как в нём живут… Я бы ничуть не удивился, увидев здесь тараканов размером с крысу и крыс размером со свинью. Как хотите, но даже собчаковский Питер на задворках выглядел более ухоженным. Неаполитанцы жалуются, что и сейчас всем в городе заправляет мафия. Говорят, что мафиози можно опознать по обуви определённой марки и по ношению тёмных очков даже в пасмурную погоду. Удивительно, что улицы убираются практически непрерывно, однако мусора на них не убавляется. Впрочем, встречаются и очень уютные дворики. Особенно если подобрать подходящий ракурс для съёмки, чтобы помойки не попадали в кадр. Отдельные улицы даже имеют образцово-показательный вид: прежде всего это главная туристическая магистраль via Toledo и окрестности метро Museo. Кстати, в архитектуре Неаполя с её узкими улицами и высокими мрачными стенами, которая нам может показаться довольно неуютной, смысл, безусловно, есть: это спасительная тень даже в самое жаркое время года. В последние лет 10 я как-то очень равнодушно стал относиться к пицце, но на родине этого блюда, в Неаполе, её каждый раз отведать просто необходимо. Тем более что её здесь огромное количество сортов, из которых многие нам совершенно непривычны. Сразу по приезде набрёл на via dei Tribunale на какую-то неимоверно популярную у местной молодёжи пиццерию, забитую на двух этажах до отказа. Как ни странно, полдня заказ ждать не пришлось – минут через 15 пиццу (что-то такое с очень необычным сыром и кукурузой, причём вообще без томатного соуса, а вот название забыл) выгрузили прямо из печки на стол. Единственное, чего не могу понять: как можно пиццу употреблять такими гигантскими порциями? Вот сидят парень и девушка, каждый заказал себе по блину сантиметров в 40 диаметром. Нам такого хватает на всю семью!
×