Jump to content
Connection Point

Seeteufel

Сельсовет
  • Content count

    14575
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Seeteufel

  1. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Да ладно, полно порожняка на этот раз. Я в результате скомпилировал два альбома, выкинув три пустые песни из предыдущего и вставив вместо них „Die letzten Helden“, „Liebe zu Deutschland“ и „Auf – nimmer – Wiedersehen“. Тексты вообще как будто пятиклассник какой-то писал (за исключением всё той же „Liebe zu Deutschland“). Из серии «один палка, два струна – я лублу своя страна».
  2. Seeteufel

    Now Playing 2019

    PHIL LANZON „48 Seconds“ (2019) Два года назад клавишник Uriah Heep впервые попробовал себя в амплуа сольного артиста, и ему, похоже, понравилось. Второй сольник недолго заставил себя ждать, причём Фил не стал менять состав помогающего ему в записи коллектива. Вновь мы слышим здесь голос и гитару заслуженного артиста всея прог-музыки Джона Митчелла (It Bites, Arena, Kino, The Urbane), пение Энди Макина (Psycho Motel), дополнительные клавишные и саксофон Ричарда Коттла (брата басиста Лоуренса Коттла, когда-то работавшего с Black Sabbath), «живой» камерный оркестр и, конечно же, клавишные и вокал самого Маэстро. Однако в данном случае мы, вне всякого сомнения, имеем дело не с той ситуацией, когда у музыканта копился-копился материал и просто не влез на один альбом, поэтому он решил выпустить несколько релизов подряд. Нет, налицо музыкальное развитие, и у „48 Seconds“ с его предшественником общего-то не так уж и много. Да, это в очередной раз прогрессив-рок (можно уже смело добавить приставку «симфо»), и, если на „If You Think I’m Crazy!“ Лэнзон с переменным успехом старался отмежеваться от ассоциаций со своей основной группой, то на „48 Seconds“ он отплыл от хиповских берегов на расстояние, с которого эти берега почти совсем не видны. И дело далеко не только в том, что он вновь не пригласил для записи альбома ни одного из музыкантов нынешнего состава Uriah Heep, впрочем, как и всех других составов. Дело в совершенно новом подходе к сочинению музыки. Тем не менее, при внимательном прослушивании можно, конечно, заметить определённые отсылки к творчеству великого предшественника Лэнзона в Хипах – Кена Хенсли. Есть некоторые реверансы как в сторону сольных работ Кена (в частности, это касается открывающего альбом инструментала „Azura's Theme“ и финального заглавного эпика „48 Seconds“), так и попытка «переосмыслить» с более богатыми аранжировками классический хит „Lady in Black“ в балладе (в полном смысле этого слова, а не просто медляке) „Road To London“. Кстати, характерной чертой нового альбома является то, что в текстах почти каждой композиции рассказывается какая-то история, иногда весьма интригующая и всегда – хорошо продуманная. При всём вышесказанном, если мы послушаем одну из кульминационных частей этой сюиты – „Forty Line“, то сможем услышать в ней немало того, что было ранее для Лэнзона нехарактерно: начиная от заигрываний со стилистикой Genesis второй половины 70-х и вплоть до партий самого настоящего джазового биг-бэнда. Или взять „Rock’n’Roll Children“ с женским вокалом и духовой секцией, которая, конечно же, не имеет отношения к одноимённому хиту Дио, зато привносит в звуковую палитру эксперименты с белым соул и госпел. „Look At The Time“ – это почти хит, в котором есть что-то от сольного Фила Коллинза и, пожалуй, имеется больше всего сходства с It Bites, несмотря на то, что вокальные партии здесь исполняет не Митчелл. А вы никогда не задумывались над тем, что было бы, если бы в Deep Purple на место Джона Лорда клавишником взяли не Дона Эйри, а Манфреда Манна? На мой взгляд, именно так звучит „You Can Make A Living“. В целом могу сказать, что сольные работы Лэнзона определённо обогатят фонотеку любителей старого доброго прогрессив-рока, даже если они и не являются поклонниками Uriah Heep. 7,5/10 RANDGRUPPE DEUTSCH „Genozid“ (2019) Прошлый альбом этих относительно молодых представителей немецкой правой сцены был достаточно многообещающим, хотя и не был лишён недостатков и проходных номеров. Теперь Randgruppe Deutsch перешли с лейбла Das Zeughaus на более влиятельный в своей среде Opos Records, но вот пошла ли им смена звукозаписывающей компании на пользу? Однозначно, нет. Во-первых, что со звуком? Это уже пятый альбом коллектива, и пора бы уже сделать звук более чистым. Вместо этого – сплошная каша. Вокал задвинут так, что в местами вообще без текстов не понять, что там вокалист гавкает. Всё остальное тоже записано из рук вон плохо. Во-вторых, проходняка стало ещё больше. По-настоящему сильные песни есть в основном ближе к концу альбома. Отличный завершающий гимн „Die letzten Helden“; как ни странно, очень приличная фолково-акустическая композиция с женским вокалом „Liebe zu Deutschland“ (и это при всей моей нелюбви к подобному жанру); прекрасная скоростная и мелодичная „Auf – nimmer – Wiedersehen“. Ну и ещё парочка неплохих вещей в середине: „Kein Unterschied“, „Hier und Jetzt“. Остальное – совершенно стандартный, порой безликий продукт в стиле R.A.C., иногда превращающийся в откровенно бессмысленную долбёжку типа „Bäng Bäng Bäng“ (очень подходящее название!). Из достоинств альбома можно выделить разве что по-прежнему острые тексты, местами совсем «на грани». Хотя, с другой стороны, поэтические данные их авторов тоже далеко не безупречны. Долго думал, оставлять себе этот альбом или нет, так как парочка весьма достойных композиций на нём имеется. Но всё-таки этого мало. Сохраню эти две-три песни, остальное – без мук совести в корзину. 5/10 BERLIN „Transcendance“ (2019) Неожиданно выплыл из небытия американский коллектив, снискавший свою толику славы в 80-х, особенно благодаря саундтреку к фильму „Top Gun“. Группа отнюдь не попахивает нафталином, а демонстрирует очень хорошую форму. Не знаю уж, насколько отфотошопили Терри Нанн на обложке, но в свои чёрт знает сколько лет она и сейчас выглядит привлекательно. Если мы вспомним самый хитовый альбом коллектива – „Count Three And Pray“ 1986 года, – то, при всём значительном влиянии «новой волны», в целом группа исполняла на нём всё же рок. Неспроста там засветился гостевым участием сам Дэвид Гилмор! А вот новый альбом – это уже синтипоп в чистом виде. Как и предполагает его название, музыка здесь танцевальная и в то же время немного медитативная, с доминирующей ролью синтезаторов. Почему-то сразу вспомнился недавний синтипоповый проект Саши Герстнера Palast, но если там были чистые восьмидесятые, то здесь правят бал современные аранжировки. При этом, что интересно, группа по-прежнему использует «живые» ударные, что совсем не характерно для данного стиля; присутствуют и продолжительные гитарные соло. „I Want You“, „Show Me Tonight“, энергичная „Sex (I’m A…)“ – отличные хиты, которые вполне можно себе представить на современных дискотеках и радиостанциях (тем более, что мода на «восьмидесятничество» и не думает сходить на нет уже два десятилетия подряд). Альбом довольно неровный, попадаются и скучноватые композиции, особенно ближе к концу. Хотя есть там и прекрасная „All For Love“ – она звучит почти в духе Кейт Буш 80-х. Так что, несмотря на отдельные изъяны, в целом весьма достойное возвращение. 7,5/10 DESTRUCTION „Born To Perish“ (2019) Как пелось в одной старой песне, «мы живём для того, чтобы завтра сдохнуть». Ветераны немецкого трэш-метала под руководством Марселя Ширмера и неизменного основателя коллектива Майка Зифрингера решили взять этот лозунг лейтмотивом своего нового альбома. Destruction, в отличие от своих земляков и коллег по трэш-сцене Kreator, никогда не пытались заигрывать с другими стилями и настроениями (пусть Шмир изредка и гостит на альбомах музыкантов, играющих в совсем иной стилистике), а оставались верны себе. Так и „Born To Perish“ начинается с прямолинейных и стремительных, как скоростные поезда ICE, композиций. Сейчас в составе группы четверо музыкантов. В их числе, помимо басиста и вокалиста Шмира, двое гитаристов, способных «расписать» весьма техничные двойные соло, а очень мощный барабанщик Рэнди Блэк, ранее игравший в Annihilator и Primal Fear, буквально выколачивает дух не только из своей ударной установки, но и из ушей слушателя. Проблема, однако, у музыки ДеструкцЫона осталась той же, какой она была всегда: да, их композиции забойны, злободневны и виртуозно исполнены, но… не хватает им мелодичности и какой-то особенной «хуковости», которая в избытке присутствует и у Kreator, и у Sodom, не говоря уже об их многочисленных заокеанских коллегах по стилю. И это несмотря на уже упомянутую прямолинейность (а порой просто «дубовость») звучания, при которой сам Сатана велел им сходу набросать пачку запоминающихся метал-хитов. Кстати, не брезгует группа и лёгким плагиатцем: например, рифф в „Betrayal“ ненавязчиво слизан у… Helloween! Так и ожидаешь, что после вступления последует „Masquerade, masquerade, grab your mask and don't be late“, да и соло что-то такое очень напоминает... Поначалу скоростные вещи наподобие заглавной или „Inspired By Death“ вселяют бодрость и оптимзм, но позже их однообразие порядком утомляет. Интереснее становится на второй половине альбома. Центральная его композиция – это, несомненно, „Butchered For Life“ с самой сложной структурой из всех. Она начинается как баллада, где Шмир даже местами пытается почти чисто петь; затем ускоряется и временами вызывает в памяти классические опусы Metallica или Testament 80-х (хотя и, в отличие от них, начисто лишена изящества). „Fatal Flight 17“ не слишком интересна в музыкальном плане, зато посвящена актуальной теме: 5-летию с момента гибели злополучного «Боинга» МН-17 над Донбассом. К великой чести Шмира, он не попался на удочку пропаганды Lügenpresse и не освещает события в ключе писак-соотечественников из мейнстримовых СМИ Германии. Зато поёт про «две братские страны, разделённые злобой», «мутное судилище», «проигнорированные предупреждения». Браво и респект за трезвый и независимый взгляд. Впрочем, не так уж и странно, если вспомнить сингл Destruction „Fuck the USA“, приуроченный к началу Иракской войны. Самая яркая композиция на альбоме – это, как ни странно, кавер „Hellbound“, где Шмир опять являет нам мелодичный вокал. К сожалению, я очень плохо знаком с творчеством Tygers Of Pan Tang, однако по этой обработке (которая, конечно, резко выделяется на фоне остального материала) могу сказать: жаль, что не весь альбом звучит именно так. 6/10 25 YARD SCREAMER „Natural Satellite“ (2019) Я уже давно в курсе, что на берегах Туманного Альбиона нынче в прогрессив-роковом омуте ловить давно уже нечего. Но всё же каждый раз, когда я встречаю новые релизы британских групп, хочется надеяться на то, что в стране, давшей миру Pink Floyd и King Crimson, Genesis и Marillion, Jethro Tull и Van der Graaf Generator, нет-нет, да и появится что-то достойное великих предшественников. Обидно и досадно бывает каждый раз убеждаться в обратном – если не считать новинок от некоторых давно уже известных исполнителей. Группа 25 Yard Screamer доселе не была мне знакома – а ведь это уже седьмой их студийник. Как говорится, лучше бы и не знал… Эта команда, в которой, к слову, участвует клавишник из Magenta, исполняет музыку для клинических интровертов и социопатов. Упоминание Magenta в данном контексте даже звучит несколько странно: ведь там – светлое настроение, почти что Yes с женским вокалом. А здесь – даже не светлая грусть, не мрачная меланхолия, а чёрное, безнадёжное уныние и суицидальная тоска. Сложно привести какие-то параллели, но попробую. Возможно, тут можно услышать что-то от пост-фишевского Marillion от „Brave“ и далее, немного от Porcupine Tree, есть и какие-то параллели с современной ипостасью Anekdoten. Временами саунд утяжеляется почти до саббатоидных, вязких, приблюзованных риффов, видимо, чтобы ещё больше подчеркнуть беспросветное настроение, когда от затягивания в чёрные дыры больного подсознания удерживают лишь виртуозные инструментальные пассажи в самых длинных композициях. Я могу с достаточной уверенностью предположить, что путеводной звездой для 25 Yard Screamer служило творчество Питера Хэммилла, однако для него был всегда характерен, во-первых, дар мелодиста (а здесь этим и не пахнет), а во-вторых, даже в самых тёмных глубинах мрака (даже в таких альбомах, как „Over“ или „H to He…“) у него где-то далеко, в миллионе световых лет, проблескивала робкая звёздочка надежды. Депрессняк же и уныние, которые транслирует данная команда, сравнимы с отчаянием ракового пациента в хосписе или наркомана в состоянии тяжелейшей ломки. Ко всему прочему, альбом отчасти ещё и плохо записан: звук ударных плавает, вокал иногда проваливается. Вполне допускаю, что в этой концентрированной безысходности кто-то найдёт для себя определённое очарование, но я считаю, что в жизни и так много зла и уныния, чтобы растравлять себя подобными опусами, а потом жаловаться на панические атаки и психозы на пустом месте. Тем более, этот альбом, как водится, ещё и имеет какой-то бесконечный хронометраж и при этом – весьма сомнительные художественные достоинства. По-моему, подобная музыка способна вогнать в депрессию даже человека, пребывающего в прекрасном расположении духа, ну а если её слушать в периоды горя и тоски, я боюсь представить, на какие мысли она может натолкнуть. 3/10
  3. Seeteufel

    Копаново 2019

    Поездка в Копаново июнь 2019 В последний раз я бывал в местах своего счастливого детства четыре года назад. В этот раз отправились туда с другом детства Тимофеем, которого вы все знаете, и с моей дочкой, которая побывала в Копанове впервые. Семичасовой переезд в один конец на древних ржавых «жигулях», «удобства» на природе и «ванна» в реке – это ещё вполне терпимо (для меня, во всяком случае), но вот с погодой, к сожалению, капитально не повезло. Дожди проливались периодически, один день лило постоянно, искупаться в реке мне удалось три раза (причём в третий раз это было самое настоящее моржевание), дочке – всего один. Дороги местами размыло до полной непролазности, а асфальта в Копанове нет в радиусе 5 км (и это хорошо с точки зрения сохранения девственности тех краёв). Но, тем не менее, всё равно – шикарно. Такой воздух и такие виды мало где найдёшь в «экологически чистой» Европе. Былые заливные луга больше не затапливаются, так как Ока обмелела и немного поменяла конфигурацию русла. Теперь там подрастают молодые сосны, и скоро будет полноценный лес, в котором уже бегают кабаны и растут маслята. Луг жалко, там был совершенно уникальный участок, похожий на который мне доводилось видеть только в степях Монголии. Местная фауна. Бабочка червонец огненный в Подмосковье больше почти не встречается. Местная фауна 2: здоровенный жук, похожий на златку. А вообще, много всякого зверья развелось в тех краях. Видели зайца, лису, множество разных хищных птиц и дикого лесного кота (!!!). Людей осталось мало, сельское хозяйство практически ликвидировано, живность осмелела. Поговаривают, появились и волки. Справа – дом, куда приезжают мои племянницы со своими детьми. А раньше на этом месте стоял крепкий сруб, куда я приезжал на лето в детстве. Кто-то поставил рядом эти забавные указатели. Здесь же в советское время стояла колонка, в которой воды почти никогда не было. Сейчас колонки нет, остался только шланг в колодце, но вода, как ни странно, есть. Правда, лучше её не пить. Дом, в котором жили знаменитые оперные певцы Пироговы. Теплоходы, названные в честь них, до сих пор изредка проплывают мимо, хотя пристани в Копанове давно нет уже лет 30. В ранней юности мы воровали яблоки в саду Пироговых, и однажды нас даже пугнули ружьём. В этом году на лугу выросло какое-то аномальное количество щавеля. Вообще, в последние несколько лет в копановской природе происходят странные вещи. Например, в 2014-м случилось небывалое нашествие ужей, которые раньше в тех местах встречались крайне редко. На этот раз не видели ни одного. Как я уже упоминал, погода нам очень сильно подгадила. Каждый вечер приходилось готовить шашлыки на мангале под проливным дождём (как ни странно, шашлыки всякий раз получались на славу). Так и не смогли на этот раз увидеть закат (а закаты там просто потрясающие), зато представилась возможность пофотографировать красивые облака. Удалось немного поездить по окрестностям. Соседнее село Свинчус, которое всегда было крупнее Копанова и, в отличие от него, имело некоторые признаки цивилизации в виде почты, школы и нескольких магазинов. В Свинчусе в разное время было две церкви. Одна – XVIII века, от которой осталась только арка. Вторая была построена перед самой революцией и сгорела в 1977 году. Пожар был колоссальный, и я его помню, хотя был тогда ещё совсем малым. Долгое время в церкви был склад, сейчас её восстанавливают, и там даже время от времени проходят службы. Село считалось зажиточным и крепким даже в советское время. Я ещё помню улицы, застроенные добротными кирпичными домами. Вот всё, что от них осталось сейчас. Деревня медленно умирает, хотя здесь, в отличие от Копанова, ещё остались местные жители. Руины совхоза-миллионера. Про «миллионера» шутка, конечно. Надои всегда были плохие, несмотря на плодороднейшие заливные луга, а картошку колорадский жук сжирал на корню. Что оставалось, разворовывалось на самогон. Порой создаётся впечатление, что попал в чернобыльскую зону. Но в отдельных домах жизнь ещё теплится. О том, что кто-то до сих пор работает на земле, свидетельствуют дряхлые труженики-трактора советского производства и одинокие, грустные коровы. По давней традиции заехали на Святое озеро с чистейшей водой, сохраняющей прозрачность на большой глубине. Говорят, что это небольшое озерцо имеет в центре глубину до 30 метров. До сих пор ходят легенды о затонувшей колокольне, впрочем, не имеющие под собой исторических оснований. Ещё одно очень красивое место: почти сказочное болото под названием Сверкище в копановском лесу. И вот ещё одно свидетельство меняющейся природы: никогда раньше в Сверкище не росли водяные лилии и кувшинки. Возвращаясь в Москву, заехали в городок Гусь Железный Касимовского района. Он примечателен грандиозной для такого малонаселённого захолустья церковью. Впрочем, когда она строилась, в Гусе действительно существовали железоделательные заводы, и население было гораздо многочисленнее. Напротив церкви находится и вторая гусёвская достопримечательность: двухэтажный, украшенный деревянной резьбой дом зажиточного горожанина XIX века. Впрочем, Гусь Железный производит довольно жизнерадостное впечатление на фоне следующей нашей остановки в том же районе – городка Тума, где мы тщетно пытались найти мусорные контейнеры. Вот там разруха уже совсем капитальная.
  4. Небольшое путешествие по Саксонии, приуроченное к концерту King Crimson в Лейпциге Кведлинбург – Вернигероде – Дрезден – Майсен – Гроскорбета – Халле июнь 2019 Часть 3. По следам промышленности ГДР. Халле Последний день после концерта King Crimson и перед вылетом в Москву решил посвятить походу по заброшенным и ещё действующим промышленным объектам в регионе между Лейпцигом и Халле, которые когда-то вовсю дымили и чадили при ГДР или даже раньше. Как известно, в тех местах существовало огромное количество открытых разрезов по добыче бурого угля. На этот, как сейчас принято говорить, альтернативный источник энергии власти ГДР были вынуждены переориентироваться после скачка цен на нефть в начале 70-х, когда нефтепровод «Дружба» на полную мощность ещё не заработал, а ветка Уренгой-Помары-Ужгород даже и не была построена. Вся местность была изрыта угольными карьерами, однако уже в 80-х и особенно после объединения Германии необходимость в буром угле становилась всё менее насущной. Карьеры стали закрывать и заливать водой, создавая таким образом водохранилища и озёра для культурного отдыха. Во времена своей учёбы в Лейпциге и несколькими годами раньше (то есть при ГДР) я застал только два таких рукотворных озера, возникших ещё в первой половине 80-х: Kulkwitzer See и Markkleeberger See, что на этом фото. К настоящему времени только в окрестностях обоих городов на месте бывших разрезов появилось не менее двух десятков новых озёр (их называют Baggersee – «экскаваторные озёра»), существенно преобразивших ландшафт – прежде всего, это огромные Cospudener See и Zwenkauer See. С берегов Маркклеебергер зее можно всё ещё наблюдать останки гэдээровской индустрии: бывший химзавод в Бёлене, факел которого был когда-то виден за много километров, карьерный экскаватор и ТЭЦ, которая после реконструкции стала самой мощной на востоке Германии. А на самом озере сейчас сделали искусственные пороги для рафтинга. Напор в трубе регулируется в зависимости от квалификации спортсменов – от 4 м³/с для «чайников» до 19 м³/с для олимпийцев. Пивоварня Sternburg в лейпцигском районе Ройднитц, где делаются самые популярные в Лейпциге и далеко за его пределами марки Reudnitzer и, собственно, Sternburg. В начале 90-х пивной гигант из Баварии EKU купил завод, которому грозило банкротство, а оборудование требовало срочной замены. Горожане вышли на митинги протеста, так как опасались, что в результате сделки их любимый напиток исчезнет или превратится в одну из унылых брендовых марок. Опасения были напрасными, пиво под оригинальными брендами производится до сих пор. А вот сам завод изменился до неузнаваемости – я его помню совершенно другим. Подход к рекламе пива Sternburg – креативный и немного провокационный, целиком в духе нашего времени. «Мои друзья это не пьют. – Заведи себе новых!». «Как? Здесь есть только „штерни“? – Добро пожаловать в рай!». «Зачем нужно пиво без алкоголя? – Чтобы пить!». И всё в том же роде. Пригород Лейпцига Мильтитц недалеко от упомянутого Кульквитцер зее (когда-то известного пляжами с ну оооочень вольной формой одежды, то бишь её полным отсутствием). Один из заброшенных заводов, настоящий памятник промышленной архитектуры XIX века. Не снесли, видимо, только потому, что на земельные участки в Мильтитце, да ещё рядом с железной дорогой, никто не засматривается. Миниатюрный городок Гроскорбета находится уже в соседней земле Саксония-Анхальт. Раньше это был крупнейший железнодорожный узел и вспомогательная промышленная площадка для расположенных по соседству заводов искусственного каучука и полимеров Leuna Werke. В общем-то, вот и почти всё, что осталось на месте населённого пункта. «Есть городок на огромной планете, ночью над речкой четыре огня» © из старой песни. Сами заводы Лёйна, некогда один из флагманов гэдээровской промышленности, чувствуют себя не так уж плохо после покупки французами Total и перестройки в современный нефтеперерабатывающий завод. Факелы включаются редко. А вот часть комбината, которая называется Leuna Süd, почти вся занята складами. Халле, или, если угодно, Галле (я всё же предпочитаю писать так, как произносится) всегда считался чисто рабочим, мрачным и гопническим городом. Но сейчас он выглядит симпатично и приветливо. Немало там и интересной старины. Рыночная площадь, или, как здесь её любят называть, «площадь пяти башен». Рынок действует до сих пор; торгуют в основном цветами, немного фруктами, мёдом, приправами, домашним вином и т.п. Самый знаменитый уроженец Халле – Георг Фридрих Гендель. Здесь находится его родной дом, и местные жители по праву гордятся великим земляком. Поэтому в небольшом квартале средневековой застройки почти всё так или иначе связано с музыкой. Главный городской собор Халле имеет настолько необычный и неброский дизайн, что и не сразу поймёшь, что это собор. Замок Моритцбург, ныне музей современного искусства. Скоро здесь будет красиво и удобно откроют политехнический музей. Есть здесь и совсем ветхие древности, правда, сильно в стороне от исторического центра. Замок Гибихенштайн похож на аналогичные постройки во Франции, и отдельные его части существут не меньше 1000 лет. Гибихенштайнский (бывший Крёлльвитцкий) мост. Я думал, что эта корова и лошадь – классический гэдээровский соцреализм. Однако, нет: они появились ещё аж в 1928 году. Бывшая ратуша, а сейчас суд. Ну и ещё немного архитектуры разных эпох в одном месте.
  5. Небольшое путешествие по Саксонии, приуроченное к концерту King Crimson в Лейпциге Кведлинбург – Вернигероде – Дрезден – Майсен – Гроскорбета – Халле июнь 2019 Часть 2: Дрезден. Майсен Дрезден В Дрездене я в последний раз был аж в 1986 году – ещё в глубоко гэдээровские времена. Поскольку мне тогда было 14 лет, и я на всю голову увлекался энтомологией, посещение нынешней столицы Саксонии (а тогда – всего лишь округа Дрезден) запомнилось мне больше всего поимкой редкой бабочки-стеклянницы прямо в залах Дрезденской галереи. Ближе к нашим дням, бывая в Берлине и ещё где-нибудь поблизости, всё как-то до Дрездена не сподобился добраться. Поэтому трудно судить об изменениях в городе, облик которого практически стёрся из памяти. Но прямо около вокзала понимаешь, что современность неминуемо навалилась и на Дрезден. Впрочем, этот универмаг под названием «Шаровой дом» не лишён определённого изящества. Чего не скажешь о монструозно-панельном наследии времён ГДР. Честно говоря, среди такой застройки мне моментально стало жарко даже при отсутствии жары. Думаю, не имеет смысла утомлять всех массой фотографий «Эльбской Флоренции», так как наверняка они растиражированы не меньше, чем виды Праги или настоящей Флоренции. Известно, что город восстановлен руками трудолюбивых восточных немцев после того, как дарагие союзнички отутюжили мирный и уже сдавшийся город, размолотив его в пыль вместе с жителями в силу своих представлений о прекрасном. Более тёмные камни в стенах замков и церквей – это сохранившийся изначальный материал, всё остальное – новодел. Туристов в Дрездене очень много, для входа в некоторые объекты приходится отстоять очередь. Но, как ни странно, из Западной Европы, Америки и даже Азии гостей немного. Гораздо чаще слышишь русскую речь. Только сейчас узнал, что это гигантское панно – «Княжеская процессия», – изображающее саксонских правителей разных эпох, выполнено из майсенского фарфора. Главная дрезденская церковь Frauenkirche и Академия искусств, которую за форму купола называют в народе «соковыжималкой». Фрауэнкирхе внутри необыкновенно красива. Вообще, у меня этот день был отмечен рекордным количеством восхождений на колокольни (3 штуки) и горы (2 штуки потом в Майсене), но виды с них стоили затраченных усилий. Вид на Эльбу с Фрауэнкирхе. Самый дальний из мостов – Waldschlösschenbrücke, из-за которого разгорелись в своё время жаркие споры среди общественности, а исторический Дрезден был исключён из списка всемирного наследия ЮНЕСКО (беспрецедентный и пока единственный случай в истории!). Вроде как мост испортил архитектурный ансамбль. Честно говоря, не понимаю, как это могло быть: Вальдшлёссхенбрюкке находится довольно далеко от исторического центра, а вот автомобильный мост, расположенный гораздо ближе, вписывается в этот самый ансамбль куда хуже. Цвингер, в котором находится Дрезденская галерея. Посреди территории установили странную палатку и демонстрируют в ней мультимедийное шоу – конный балет в честь бракосочетания Фридриха Августа II в XVIII веке. Шоу хотели начать показывать в этом году в самом Цвингере, но не успели закончить монтажные работы, поэтому установили такую вот «прекрасную» времянку. Готов поспорить на бутылку водки, что времянка простоит ещё года три. В Питере, как известно, всадник Медный. В Дрездене не поскупились на Золотого – всё того же Фридриха Августа II. Майсен Совершенно спонтанно я решил провести вторую половину дня в Майсене. Как-никак, творчество гэдээровской группы Stern-Combo-Meißen я люблю. Да и всего-то 30 км от Дрездена, можно доехать на S-Bahn за 20 минут. Майсен – город небольшой и очень провинциальный, хотя в социалистические времена тоже был центром округа. Жизнь в нём течёт тихо, неторопливо и без толп. Вот такой ультрараритет времён моей ранней юности удалось обнаружить на одной из помоек. Однако же, Sharp, возможно, даже родной сборки! Когда-то Майсенская фарфоровая мануфактура гремела на всю Европу. В местных горах сначала искали золото, а нашли уникальную глину, из которой стали делать фарфор качеством не ниже китайского. Майсен расцвёл. Собственно, об этом упомянутые Stern-Combo-Meißen даже сочинили концептуальный альбом „Weißes Gold“. В наше время мануфактура продолжает функционировать, но в сильно уменьшенном виде (это касается и территории цехов, и объёмов производства). Многие дома, где раньше жили рабочие, теперь пустуют и разваливаются. Поднявшись на гору Юденберг, что рядом с фарфоровой мануфактурой, можно увидеть «магадачи» с огородиками и полужилыми сарайчиками, не изменившиеся со времён ГДР, намалёванные прямо на асфальте объявления о продаже вишни по 99 центов за кило и смешные объявления «Не кормите нашу кошку. Мы и так ей даём достаточно еды». Наконец, с самой вершины Еврейской горы открывается вид на весь город. Рыночная площадь. Центр общественной жизни Майсена. Ввиду небольшого количества ресторанов найти в них места не удалось. Пришлось искать место для отдыха чуть дальше от центра. Вскоре такое заведение нашлось. Практически семейный кабачок в деревенской атмосфере, народу почти никого. Там же я узнал настоящий смысл этого знака. К звезде Давида он не имеет никакого отношения и объединяет в себе символы огня и воды – то есть алкоголь. А эти человечки обозначают местную почту. Довольно скромная ратуша Майсена. Типичная улица города. Здесь вообще любят яркие цвета. Немудрёный отдых горожан на берегу Эльбы.
  6. Небольшое путешествие по Саксонии, приуроченное к концерту King Crimson Кведлинбург – Вернигероде – Дрезден – Майсен – Гроскорбета – Халле июнь 2019 Как я уже писал ранее, 10 июня в Лейпциге я посетил концерт King Crimson, отчёт о котором можно почитать здесь. Поскольку приехал я на пять дней, было бы грешно не воспользоваться возможностью немного попутешествовать по окрестностям. Где-то я бывал, но очень давно, куда-то попал впервые. К сожалению, время было сильно ограничено, и, например, до Гослара я так и не добрался. Вернигероде, Кведлинбург и Халле – это, строго говоря, не Саксония, а соседняя земля Саксония-Анхальт, но обойдёмся без буквоедства. NB: Есть подозрение, что фотографию, которую вы видите (или не видите) выше, Радикал быстро удаляет как пропаганду наркоты или типа того. Что, естественно, полная чушь, так как анонсированное мероприятие – совершенно официальное, и я, сам являясь противником наркоты и травы в том числе, ничего подобного не пропагандирую. У «Победы» есть прямые рейсы Москва-Лейпциг, но летают они не каждый день. Поэтому обратно я летел прямым, а вот туда пришлось добираться через Берлин и далее Фликсбусом. Была пятница, и из-за совершенно адовых пробок автобус опоздал на два часа. Когда же он прибыл, то водитель заявил, что он ехал 4 часа, и ему необходима пауза ещё не менее часа. Так как в противном случае у него просто не заведётся двигатель, ибо автоматика блокирует зажигание. Пришлось вынужденно провести в самом злачном месте Берлина – на Александерплатц – три часа. Впрочем, этого хватило, чтобы поужинать, что было очень кстати: ехал я прямо с работы, а в Лейпциге в столь поздний час прибытия найти питательные точки было бы затруднительно. Алекс – местечко и само по себе весьма примечательное: там периодически происходят драки, поножовщина и другие весёлые события. Причём местные усёрдствуют в этом даже больше, чем мигранты. Но на сей раз количество всевозможных сумасшедших, алконавтов, торчков, панков, пидоров и прочей пёстрой братии просто зашкаливало. Никогда не приходилось видеть столько фриков в одном месте одновременно. Что вполне гармонирует с означенной анонсированной ярмаркой конопли. Выехали мы в результате уже по темноте и через три часа были в Лейпциге. Кстати, первыми, кто мне встретился по приезде, были разодетые в пух и перья гости Gotik Wave Treffen откуда-то из Штатов, но об этом я уже писал в отчёте о концерте King Crimson. Часть 1: Кведлинбург. Вернигероде Кведлинбург Поскольку до концерта оставалось ещё два дня, я, переночевав в Лейпциге, отправился в Кведлинбург – очаровательный городок в Саксонии-Анхальт примерно в сотне километров от Лейпцига. Странно, что об этом местечке мало кто знает за пределами бывшей ГДР. По красоте Кведлинбург почти не уступает Бамбергу, например. Кведлинбург почти целиком (а не только малая часть, как в Страсбурге или Бонне) застроен старинными фахверковыми домами. Типичная улица Кведлинбурга, когда-то знававшего и лучшие дни. Сейчас всё-таки бедность и типичная для Восточной Германии (особенно за пределами мегаполисов) тотальная безработица проглядывают через изящество фасадов. Рыночная площадь и ратуша. В Кведлинбурге немало туристов, но они почти все – немецкоговорящие. Видимо, отдыхающие из соседних регионов. Типичных для более раскрученных туристических центров толп азиатов, а также многочисленных французов и итальянцев не наблюдается. И это хорошо. Крупной реки в Кведлинбурге нет, но есть каналы близлежащей речки Боде. Ну а главное украшение города – это возвышающийся над ним замок. Здесь ещё не Харц и даже не его предгорья, но выступающие из земли скалы предвещают, что до горного массива недалеко. Так выглядит Кведлинбург с высоты замка. Церковь святого Вильперта. Обращаю внимание, что это фото – тоже не пропаганда наркоты! Я небольшой поклонник прогулок по кладбищам, но иногда среди них попадаются очень красивые и интересно спроектированные. Как это кладбище св. Вильперта – от средневековых склепов в два этажа до современных загробных фантазий. Вернигероде До Вернигероде на поезде ехать примерно полчаса, и вот этот город находится уже в самом Харце, среди гор. Горы невысокие, фактически сопки. В Баварском лесу, где я прожил несколько месяцев 6 лет назад, горы и то выше. Но именно в этом массиве, недалеко от Вернигероде, находится самая высокая гора бывшей ГДР, Броккен – 1142 метра. К Броккену ведёт историческая узкоколейная дорога. К моему величайшему сожалению, в Вернигероде я приехал уже во второй половине дня, и на поездку по ней у меня не оставалось времени: уходил последний состав. Когда я спросил у билетёрши (а если по-современному, то у тур-менеджера), что есть интересного на Броккене, у неё отвисла челюсть и выкатились глаза. Я понял, что в Харце такой вопрос звучит примерно как «что интересного есть на этом вашем Эльбрусе» или «а чего такого на вашем Байкале» в соответствующих регионах. В общем, остатка дня хватило только на осмотр самого города. Вернигероде, как и Кведлинбург, интересен своей фахверковой старинной застройкой. Есть подозрение, что война не слишком сильно покорёжила те места: ведь они попали примерно на линию раздела оккупационных зон, и основные бои обошли их стороной. Недалеко от вокзала построена обзорная башня. Диск со зрителями поднимается наверх, вращаясь, и с этой высоты можно увидеть весь город, а также Броккен и много чего ещё. В Вернигероде тоже есть свой замок, весьма импозантный благодаря своему расположению на горе. Полностью его увидеть и сфотографировать можно только с высоты. К замку вроде бы даже есть канатная дорога, но я предпочёл подняться пешком. К сожалению, внутри идёт ремонт. Похоже, что Вернигероде известен за пределами Восточной Германии больше, чем Кведлинбург: китайские туристы сюда уже проникли. И в Кведлинбурге, и в Вернигероде сохранились остатки средневековой городской стены и часть башен. Причём здесь они стоят прямо посреди жилой застройки. В нише башен располагаются какие-то инсталляции – сова, летающий человек и другие фэнтезийные герои. Ратуша Вернигероде среди рыночной площади. Одна из главных местных достопримечательностей – Косой дом. Он действительно косой, а не кажется таким из-за особенностей фасада (как дома во французском Ренне). Впрочем, он там такой не один. В общем, это был насыщенный, интересный день. Если получится, можно будет вернуться в Вернигероде ещё, проехать по узкоколейке и добраться наконец до Гослара. Но это уже как-нибудь в другой раз.
  7. По местам русской классики Бежин Луг – Спасское-Лутовиново – Мценск июль 2019 Честно говоря, не отношу себя к поклонникам Тургенева. На мой взгляд, это один из самых скучных русских классиков с занудной манерой изложения и склонностью к излишнему морализаторству. Но не так давно в Интернете наткнулся на такие очаровательные картинки Бежин Луга, что немедленно захотелось там побывать. Ехать лучше с ночёвкой, так как эти места расположены далеко от крупных городов и добраться туда не так просто. Я выехал в пятницу прямо с работы и заночевал в Орле. С Курского вокзала ходит несколько пар «Ласточек» в день до Курска, Белгорода и самого Орла. Ехать 3 часа 45 минут, то есть приблизительно столько же, сколько и «Сапсаном» до Питера, однако расстояние в два раза меньше. По дороге становится понятна причина такой медлительности: пути Курского направления плохо подходят для скоростных поездов, и примерно после Тулы состав начинает «штормить». К тому же поезд делает остановки в Серпухове, Туле, Скуратове, Мценске, а на обратном пути ещё и в Ясной Поляне. В Орле я уже бывал 4 года назад, поэтому отдельное время на поход по нему отводить не стал. Заметил только, что город изрядно обновился за это время, построили много новых ТРЦ, а старые здания отремонтировали. Сквер рядом с гостиницей, где я остановился, получил имя Сталина, а ещё там же появился шведский (!) ресторан, замаскированный под пиццерию. Цены в ресторане и в Орле вообще являются лишним подтверждением того, что Москва – не Россия: в 600 рублей обойдётся шикарный «шведский» ужин из трёх блюд с десертом, а такси в пределах города стоит 80 рублей и меньше. Переночевав в Орле, я сразу же утром выехал в Мценск – город, ближе всего расположенный к местам, которые я намеревался посетить. Вообще говоря, Бежин Луг – это не Орловская, а Тульская область, и ближайший вокзал к нему находится в райцентре Чернь, но из Мценска было удобнее: полчаса той же самой курской «Ласточкой» из Орла. Дальнейшие перемещения осуществлялись только на такси. 600 рублей, которые запросила до Бежин Луга молодая женщина-таксист, были ценой вполне адекватной и честной. Ехать надо было 30 км, причём сама она, как оказалось, в тех местах не бывала. Вот из Бежин Луга до Спасского-Лутовинова потом водила-армянин слупил за 20 минут и километров уже по-московски: 700 рублей, но там практически не было иного выхода, о чём расскажу чуть позже. Удивило и порадовало отличное состояние автобана М2 в Орловской и Тульской губерниях: раньше после пересечения Оки при следовании из Москвы "на йух" эта дорога превращалась в «направление». Куда нам ехать, я толком не знал и сам, в итоге мадам высадила меня в самой деревне Бежин Луг. Как оказалось, это было правильно. Деревня представляет собой что-то среднее между сельскими населёнными пунктами советских времён и тем, что на их месте возникло в наши дни. С одной стороны, много дачников. С другой, очевидно, что там живёт ещё очень много местных: окрестности оглашает целый хор петухов, в котором ритм задают басы коров, а на подпевках добавляются теноры овец и кастратские альты коз. Но, похоже, что сельское хозяйство там работает на чисто индивидуальных началах: совхозы развалились вместе с СССР. Маленькая речка Снежедь, укрытая арками кустов, прочерчивает весь Бежин луг. Надо отметить, что для поездки я выбрал один из немногих погожих дней нынешнего холодного и ненастного июля. Было даже жарко и, похоже, слегка напекло голову во время многочасовых скитаний на солнце. Но до этого (в том числе и накануне, в вечер отъезда) лило немилосердно, поэтому везде было грязно и сыро, и, например, в деревеньку Стекольная Слободка и ещё в некоторые места я заходить не стал: даже дороги были размыты до состояния глубоких ручьёв. Вот, собственно, и сам знаменитый луг. Простор и покой. Несмотря на то, что, как я упомянул выше, коллективное хозяйствование в тех краях более не в чести, какие-то поля, тем не менее, засеваются пшеницей. Если вспомнить юг Рязанской области, то там в тех же широтах начинаются степи. А здесь всё ещё луговые зоны, несмотря на отсутствие больших рек, которые могли бы заливать всё пространство. Хотя на Подмосковье это всё тоже не похоже: леса – чисто лиственные, травы тоже другие. Но вообще, понимаешь, чем вдохновлялись русские классики. Кроме Тургенева, в этих краях бывали Лев Толстой, Фет, Новиков и, судя по всему, Куприн – неспроста же леди Макбет у него Мценского уезда. Серьёзной проблемой оказалось уехать из Бежин Луга. Я прошёл около 4 километров по лугу до села Тургенево. На карте оно до сих пор делится на три разных населённых пункта – Красное Тургенево, Тургенево и Красный Холм. Но в реальности это давно уже одно село. Что, однако, не отменяет полного отсутствия там мобильного Интернета и очень плохо работающей мобильной связи. Также в селе не было обнаружено магазина. Пришлось зайти в местный музей Тургенева и попросить вызвать такси по стационарному телефону, в результате чего приехал уже упоминавшийся армянин. Но лучше всё-таки заранее узнать по Интернету номер такси в Черни и найти точку, где ловит мобильник. Спасское-Лутовиново Времени ещё оставалось навалом, поэтому я решил заехать в другое родовое имение Тургеневых – Спасское-Лутовиново. Для этого я опять пересёк границу областей и вернулся на Орловщину. Тургеневы оставили в тамошних краях очень солидный след. Писатель родился в Орле, в нынешнем селе Тургенево в очень скромном домике жили его родители, там же неподалёку в Чернском районе есть ещё одно родовое имение деда Ивана Сергеича, а вот Спасское-Лутовиново – это уже поистине графская вотчина. Прежде чем зайти в саму усадьбу, советую заглянуть на берега необыкновенно живописного пруда. Я сам на него набрёл случайно, а большинство посетителей даже не догадываются о существовании этого памятника природы за сплошной стеной ивняка. Но вообще, конечно, Спасское-Лутовиново – это, в отличие от практически дикого Бежин луга, значительный культурный объект с кучей туристов. Вход в парк стоит всего 100 рублей, это вам не жидомасонские билеты за однократный вход в Петергоф. Мне эта усадьба напомнила те дворцово-парковые комплексы, которые я в большом количестве видел в Германии и Франции. Вот только усадебный домик куда скромнее графских и королевских дворцов. Зато сам парк по размаху убирает на раз какой-нибудь там Линдерхоф и выглядит не менее солидно, чем Шеверни. Я довольно долго ходил по этому парку (в принципе, можно было ещё и на лодке покататься и выйти дальше за забор, но я не стал), после чего опять обратился к администрации музея для заказа такси. Цена проезда до Мценска оказалась, по сравнению с Москвой, просто смехотворной – 280 рублей. Кстати, таксист был вновь женскаго полу. Мценск Оставалось ещё несколько часов, чтобы в Мценске пообедать и осмотреть сам город, который мне ещё из окна такси показался весьма симпатичным. Мценск – это просто классический, хрестоматийный русский уездный город, в котором не так уж и много чего поменялось за пару веков. Но той тотальной разрухи, о которой я накануне читал в Интернете, я не увидел. Жизнь богатой не назовёшь, промышленность давно в упадке, дороги разбиты в хлам, но внешне городок выглядит достаточно уютно и ухоженно. Протекающая через Мценск река Зуша. Достаточно полноводная, чтобы быть судоходной для катеров и чтобы в ней водилась рыба. Виды с берегов Зуши. Почти Италия. Ну, почти… Народ в Мценске живёт набожный. Мимо в сторону главного собора устремилось множество довольно молодых богомолок в платках и платьях в пол. Как и в любой провинции (Мценск в этом плане не сильно отличается от Гранады, например), сойдя с дороги, обязательно попадёшь в какие-нибудь дебри. Я ещё не раз вспомнил недобрым словом цыганские кварталы, в которые почти год назад забрёл в Гранаде и не мог оттуда выбраться иначе, как обходить ещё раз всё по кругу. Так и тут: сначала попал в какой-то топкий овраг, а потом шагал огородами и по железнодорожному полотну, лишь по счастью не встретившись с проходящей «Ласточкой». Поскольку уже шесть лет не пью, уже забыл – а было такое пиво «Мценское»? Вроде было? Так или иначе, большая пивоварня в городе существует.
  8. Seeteufel

    Horror show

    Да, потрясный фильм. Согласен с оценкой. Там ещё и очень сильный актёрский состав - настоящая звезда немецкого кино Мориц Бляйбтрой, Фахри Ярдим (турок из мрачнейшего сериала "Dogs of Berlin"). И очень правильный соцкомментарий. Никакой ресоциализации насильников, маньяков и педофилов быть не может. Приговором им может быть только смерть, желательно мучительная и показательная. Ибо со своим псевдогуманизмом западное общество просто охуело вконец. ЗЫ: дочку ГГ зовут не Эмма, а Ханна, и Эндер - не охранник, а техник.
  9. Иваново июль 2019 Давно уже собирался съездить в Иваново – с тех пор, как туда пустили скоростную «Ласточку». Поезд, правда, оказался настолько популярным, что уже за две недели на него достать билеты затруднительно, а уж накануне – невозможно. Поезд идёт примерно 3¾ часа, то есть почти столько же, сколько и «Сапсан» в Питер, причём едет почему-то не с Ярославского, а с Курского вокзала через Владимир. Я брал билеты за три недели, и выбор мест был весьма ограничен. В результате туда досталось не самое удобное место, а обратно билет стоил в два раза дороже. Потом выяснилось, что это не из-за воскресенья и дефицита, а потому то оказался бизнес-класс. С очень приличным, на удивление, питанием (так что пришлось пообедать ещё раз), тапочками, широкими креслами и приятной компанией. Мы делили четыре места вокруг столика с неким шведом, его русской женой-актрисой и ещё какой-то бабулькой. Разговор шёл на четырёх языках. Швед общался со своей женой на шведском, со мной – на английском и немецком, на котором он довольно сносно (хотя и не без труда) говорил, также немного на немецком говорила вторая соседка, ну и я с женщинами – на русском. При этом все понимали любой из языков. В общем, за трапезой и разговорами обратный путь пролетел незаметно. Но это было уже потом. Иваново встретило настолько суровым соцреализмом, что Улан-Удэ на этом фоне – почти Париж. Правда, повсеместно, как это принято сейчас, ведутся стройки и ремонт. Рядом с вокзалом целый бывший квартал занимает ТЦ «Лента», где я без проблем купил забытый дома зарядный кабель для «Самсунга», а заодно позавтракал по совершенно смешной цене. Цены действительно социалистические. Гостиница прямо около вокзала, обошедшаяся всего в 20 евро за сутки, очаровывает советским колоритом: например, РЕСЕПШН (именно так там написано) с усталой тётушкой внутри больше напоминает окошко дежурного в отделении милиции. Зато – зато! – там имеется такой сервис, который я до сих пор не встречал ни в одной гостинице мира. Заселяться можно в любое время, номер уже будет готов. Расчёт идёт за 24 часа, но потом можно продлить, внеся почасовую оплату! Два дополнительных часа обошлись мне в 130 рублей! Сантехника в номере помнит ещё вполне бодрого Брежнева, зато сам он раза в три просторнее номера в любой трёхзвёздочной гостинице Франции, не говоря уже про испанские футляры для карандашей. В советское время стадионы носили имя олимпийского чемпиона В.И. Ленина, сейчас чебуречные называют именем Основоположника. Не сразу признал, что это Терешкова. Как-то отвык от того, что памятники могут устанавливать живым людям. Тем не менее: родом-то первая женщина-космонавт из Иваново-Вознесенска (как раньше назывался этот город). Ивановская областная администрация на площади Революции. То, что на площади с таким названием рядом с помпезнейшим памятником героям революции возведена новенькая церковь, – парадокс не хуже чебуречной им. Карла Маркса. Иваново, хоть и стоит в окружении древнейших городов Золотого кольца, само по себе является одной из самых молодых региональных столиц России. Городом оно признано лишь в 1871 году. Так что старина там – не старше XIX века. Зато любители конструктивизма начала 30-х, времён индустриализации, найдут для себя много интересного. Бывшая шпульно-катушечная фабрика, превращённая в арт-объект, на берегу грязнватой речки Уводь. А вот это действительно впечатляет. Введенский монастырь по монументальности не уступает римским воротам Порта Нигра в Трире, я не шучу! При этом сама церковь относительно новая – начало ХХ века, а монастырь там открыли вообще только в 1991-м. Внутри не менее красиво. Правда, проповедь, часть которой там довелось услышать, отдавала изрядным Средневековьем. В Германии, например, даже в католических церквях такое не проповедуют. Студгородок. Там же общаги. С содроганием представил себе бытовые условия в этих апартаментах. Преображенский собор – ещё один выдающийся, хотя и не самый древний памятник ивановской архитектуры. А самый древний – вот: так называемая Щудровская палатка. XVII век, старше зданий в городе нет. Плёс Плёс находится на самой границе Ивановской области, на берегу Волги. Мне туда съездить настоятельно посоветовала коллега по работе. Добираться от вокзала в Иванове примерно полтора часа на автобусе типа «букашка» (такой можно увидеть чуть выше на фото с Терешковой) по дорогам, где жуткие ямы внезапно сменяются вполне автобанного качества новым асфальтом. Однако дорога определённо стоит того, чтобы её преодолеть ради природных красот и заботливо воссоздаваемого духа русской провинции образца XIX века. Неспроста эти края привлекали к себе множество выдающихся деятелей искусств, среди которых самый знаменитый – великий пейзажист Левитан, а самый смешной клоун – нынешний премьер Медведев, который, будучи президентом, отгрохал там себе дачу. Та самая берёзовая роща, которую все мы знаем со школы по картине Левитана. Немного ностальгии иного рода: «Плёсская коммуна». Их адрес – Советский Союз, и они всё ещё строят коммунизм. Хотя с тем лозунгом, что справа, сложно спорить. Рыночная площадь. Торговые ряды – новодел, конечно. Торгуют ситцем (впрочем, сами же признают невысокое качество этих изделий) и в неимоверном количестве – копчёной рыбой, преимущественно лещом. Местный фирменный деликатес – «углы», треугольные пироги с одним открытым углом, заполненные начинкой из копчёного леща. Памятник Кошке. За недолгое время своего существования монумент оброс легендами, но правда в том, что прототип его существовал в реальности. Кошка Муха, трагически погибшая, защищая своё потомство от цепного пса. Скоро в композицию обещают добавить вторую кошку или кота. А уж кому попозировать для этой скульптуры, найдётся. Кошек в Плёсе не меньше, чем в каком-нибудь греческом или ближневосточном городе. Вот этот заросший бурьяном участок продаётся за 7 миллионов рублей. Цена неплохой двухкомнатной квартиры в Москве, между прочим. Или скромненького особнячка где-нибудь в Пльзени. Престиж, панимаиш. Расценки в гостиницах Плёса – это не развитой социализм в Иваново: цена номера за ночь сравнима со Штутгартом или Берлином. Противоположный берег Волги – это уже Костромская область. Посёлок так и называется – Песчаный Карьер, хотя карьер давно уже не разрабатывается. Отличное название для заведения – «На Дне». К счастью, это всего лишь рыбная лавка, а не гостиница (170 евро за номер). Но обращает на себя внимание надпись на табличке: дом, оказывается, был отреставрирован в 2016 году. Чего не скажешь по его состоянию. Вообще, конечно, многое в Плёсе ещё требует ремонта. Попадается и полная разруха. Но колорит, как я уже говорил, в целом выдержан. Холм Левитана, ранее – Петропавловская гора. Именно здесь художник написал одну из самых своих значительных работ – «Над вечным покоем» – и множество этюдов к ней. А в целом он создал в Плёсе 200 картин. Деревянная церковь восстановлена, а вот кладбище существует с тех самых пор. Вид с холма Левитана на Петропавловскую церковь (давшую первоначальное название холму), и Волгу. Кстати, подъём на холм – очень неплохая физкультура. Но вообще, всем рекомендую съездить в Плёс. Поездка будет довольно муторной (как и в Углич), и лучше ехать с ночёвкой, но пребывание там отлично разгоняет мрачные мысли и приводит настроение в порядок.
  10. Seeteufel

    Динан. Лёвен

    Дык вроде и не выкидывает никуда. Ну вот это ты зря. Очень красивые города, в том числе и Брюссель. А что политики – мудаки, допустившие их заселение всякой нечистью, так это и в Германии то же самое.
  11. Seeteufel

    Динан. Лёвен

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 14 – Динан. Лёвен. Финал путешествия Динан, ещё один бриллиантик на карте Бельгии. Добираться, по меркам этой маленькой страны, нужно довольно долго и с пересадкой, но это определённо стоит того. Город находится на реке Маас. Между прочим, в гимне Рейха – «Песне о Германии» на слова фон Фаллерслебена, откуда в современном германском государственном гимне исполняется только третий куплет, – обозначались границы тогдашней империи: от Мааса до Немана, от Адидже до Датских проливов. Несмотря на то, что эта река имеет длину более 800 километров и в значительной степени протекает по территории Нидерландов, всё же в Динане чувствуется отчётливый французский колорит. Честно говоря, я так и не смог за всё время уловить «бельгийскую идентичность». Например, не существует типичной бельгийской кухни. Брюссель слишком загрязнён «общеевропейством» и толпами мигрантов. А вот что касается маленьких городков, то в Генте, Брюгге или Лёвене чувствуешь себя в Голландии. Южная же часть страны прямо-таки кричит о своих французских «корнях». Естественно, основной язык в Динане – французский. Новым символом Динана стали расписные саксофоны, подаренные разными странами. Причём это не только страны Европы – есть и Япония, и Китай, и Канада, и Австралия. Большинство инструментов находится на главном мосту через Маас, но некоторые установлены во дворах и на площадях. Или даже парят в воздухе. Вообще, Динан находится в аграрном регионе, своим видом, опять же, навевающем мысли о Франции. Прямо в городе можно встретить коров, овец, коз. На крутой скале над городом нависает средневековая крепость, к которой можно подняться по канатной дороге или по ступенькам. Внутри – ничего особенного, обычный в подобных случаях музей. Но виды открываются шикарные. Впрочем, на панорамы можно полюбоваться и с противоположного берега Мааса, заодно вдохнув чистейший воздух ничем не загрязнённых лугов. Лёвен Вообще говоря, это был мой последний день перед отлётом в Москву. Но время, как ни удивительно, оставалось, чтобы посетить ещё один небольшой старинный городок всего в 20 минутах езды от Брюсселя. Лёвен, скажу вам, это город мечты. Почему? А вот поэтому. В нём нет машин!!! Точнее говоря, они есть, конечно, но не на центральных магистралях. По проезжей части ездят только велосипедисты, ну и ещё временами – пассажирские автобусы и спецтехника. Машинам здесь объявлен тотальный бан! Педовелы тоже не напрягают, просто не надо заходить на проезжую часть. Широкие тротуаты – целиком в распоряжении пешеходов, как и тихие центральные площади. Практически Миланский собор в миниатюре – ратуша Лёвена, которую можно рассматривать часами, восхищаясь мастерством резчиков по камню. Поскольку Лёвен – университетский город, это, надо думать, памятник студенту. Через пиво – к знаниям. Напрямую в мозг. Импозантный вокзал Лёвена. Чего только не увидишь на древних фасадах! Главная площадь – разумеется, бывшая рыночная. Предоставляет все мыслимые возможности для спокойного отдыха. Можно посидеть в кафе, можно – просто на ступеньках. В Лёвене тоже есть система каналов, местами напоминающая уменьшенную копию Speicherstadt в Гамбурге. Старые промышленные районы вообще очень интересны и атмосферны. Но, похоже, существовать им осталось уже недолго. Повсеместно идёт снос. Это не монастырь, а как раз наоборот: весёлый студенческий квартал с университетом и общагами. Ну да, оно самое… Чуть было не прошёл мимо самой высокой колокольни Лёвена, спрятавшейся во дворах. А вот смысл памятника гигантскому жуку, насаженному на булавку, для меня остался неразгаданным. Могу предположить, что для автора вдохновением служили произведения Церетели. Потом было быстрое возвращение в Брюссель и вылет в Москву. На этом длительное и необыкновенно содержательное путешествие завершилось.
  12. Seeteufel

    Динан. Лёвен

    Не очень понял сути проблемы. Они и так большие и чёткие, либо на них надо просто ткнуть. Во всяком случае, так отображается в моём браузере на работе (TightGate-Pro), дома (Хром) и в телефоне (мобильный Хром). Можешь сделать скриншот?
  13. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 13 – Антверпен. Гент В прошлый свой визит в Бельгию я проезжал мимо Антверпена, но, к сожалению, уже не было времени заглянуть в этот город. Теперь впечатление было несколько смазано тем, что половина исторического центра оказалась на реставрации. Уже вокзальная площадь Антверпена и сам вокзал впечатляют. Ну да, флаги ЛГБТ и здесь развесили. Обратите внимание на верблюда на соседнем доме. Не хуже и внутренне убранство вокзала. Говорят, что это один из самых красивых железнодорожных вокзалов Европы, наряду, например, с Порту. Меценаты прошлого из числа промышленников нехило в него вложились. Антверпен всегда был торговым городом с большой буквы. Поэтому здесь и бывшие лавочки выглядят, как дворцы. А уж здание банка достойно, как минимум, Его Величества. Район Малый Антверпен. Чем примечателен? Ничем. Если не считать, что это один из немногих (а может, и единственный!) сохранившийся практически в первозданном виде «живой» еврейский квартал в Европе. Почувствуй себя немного в Израиле! Вот такая публика здесь превалирует на улицах. Всё, как полагается: пейсы, лапсердаки, шляпы или ермолки. Огромное количество синагог – чуть ли не через каждый дом. Однако, если не знать, то синагоги мало отличаются от обычных домов. Ведь по сути своей это не храмы, а, если так можно выразиться, клубы для встреч. Grote Markt, главная площадь города. Красивая, но одноимённой брюссельской она, конечно, по части роскоши проигрывает. Река Шельда – вроде Невы. Короткая, однако в нижнем течении очень широкая и километрах в двадцати от Антверпена при впадении в Северное море заканчивающаяся крупнейшим морским портом. Перейти на другой берег можно по пешеходно-велосипедному туннелю св. Анны, который кажется бесконечным. На самом деле, длина его – около 700 метров. Туннель построен ещё в 30-х годах прошлого века. В туннеле до сих пор работают старинные эскалаторы с деревянными ступеньками. В целом об Антверпене могу сказать примерно то же, что и о Саарбрюккене: город это преимущественно деловой, а не для любителей старины. Бизнес везде, исторический центр заполнен разными конторами, и даже небоскрёб «Крестьянская башня», с почти 100-метровой высоты которого в хорошую погоду видно Атомиум, построен ещё ко Всемирной выставке 1930 года. Так что еврейский квартал здесь – как нельзя в тему. Гент Три года назад, опоздав на поезд в Брюгге, я добирался до Брюсселя на перекладных; сначала – два часа рейсовым автобусом до Гента, где пересаживался на поезд. Ещё тогда я обратил внимание на то, насколько красив Гент, и отметил для себя необходимость вернуться сюда. К сожалению, вокзал расположен довольно далеко от центра, поэтому в тот раз я видел город только из окна автобуса. Теперь представилась возможность побывать там по-нормальному. Даже вокзал представляет собой настоящий замок. А рядом с железнодорожным терминалом – «веловокзал» с двухколёсными конями до самого горизонта. Про Гентский замок, стоящий на воде, экскурсовод или просто патриот родного города с гордостью скажет вам прямо в духе старой советской юморески: «В Париже – Ейфелевая башня. В Риме – развалины Колизея. А у нас – ВОТ!». К сожалению, для посещения замка было уже поздно, кассы закрылись. Удалось лишь вдохнуть весьма зловонный воздух в его дворе: видимо, то ли участок канала вокруг замка, то ли его подвалы плохо чистятся. По Генту протекает та же река Шельда, что и по Антверпену. Только здесь - её верхнее течение, и река разделена на множество каналов. Лучше всего любоваться набережными и мостами Гента с воды, поэтому я взял одну из плавучих экскурсий, которые здесь предлагаются у каждого моста и проводятся на нескольких языках. Пока ждал отплытия, зашёл на центральный Мясной рынок. Рынок действует практически так же, как и в Средние века, и местные настойчиво рекомендуют покупать мясо именно здесь. «В других местах вам продадут shit». А вот старый Рыбный рынок уже давно переделан в ресторан. Да и с трудом я сейчас могу себе представить, что за рыба может водиться в этих каналах. Одна из центральных набережных – любимое место отдыха молодёжи. Сейчас я уже затрудняюсь ответить на вопрос, какой город Бельгии красивее – Гент или Брюгге. Оба – настоящие жемчужины страны. Одна из многочисленных площадей Гента. Даже во дворах заметно, насколько богатым был Гент в эпоху своего расцвета. Впрочем, он и сейчас не производит впечатления бедствующего захолустья. В отличие от многочисленных «городов-музеев» в той же Франции и тем более Италии, Гент очень хорошо ухожен, если не сказать вылизан. Конечно же, для города, когда-то пережившего экономический бум, одного собора будет мало. Тут, как и в Брюсселе, есть свой писающий мальчик. Точнее, мальчик и две девочки. Наконец-то я узнал историю увековечения этого странного мотива в искусстве. Оказывается, в старину для дубления кожи использовалась детская моча. Дети довольно быстро сообразили, как на этом можно сделать гешефт, и начали разбавлять ссаки водой. Так появилась ещё одна профессия – дегустатора (!) мочи, тоже ребёнка, который определял, разбавлена субстанция или нет.
  14. Seeteufel

    Люксембург

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 10 – Люксембург В Люксембурге, в его одноимённой столице, мне пришлось по полной испытать на себе капризы погоды. Если во Франции донимали холода, а дожди были неприятными, но кратковременными, то в Люксембурге лило практически без остановок, и лишь вечером второго дня выдалась буквально пара часов, чтобы полюбоваться на такие вот шикарные панорамы. В остальное время пришлось осматривать город под бодрящим ливнем, изредка просыхая в едальных или культурных заведениях. То, что после всего этого я не заболел, лишний раз доказывает, что простуды сами по себе – выдумки. Если я правильно понял, то во всём государстве Люксембург (кстати, оно не такое уж и микроскопическое, как принято думать) только столица достойна внимания туриста. То, что я видел по дороге – а ездил я на поезде на север, юг и восток – представляет собой довольно скучную деревенскую провинцию без каких-либо достопримечательностей. Впрочем, возможно, и тут погода сыграла свою роль. Город Люксембург известен тем, что расположен на двух (а на самом деле, на большем количестве) уровней – Верхний и Нижний город. Верхний город примечателен своеобразной архитектурой (дома, церкви и дворцы сделаны будто из однотонного Lego цвета соевого молока) и видом на Нижний город. Там же расположены вокзал, автовокзал, деловые кварталы, торговые улицы, многочисленные пышные резиденции и дворец Великого герцога. Великогерцогский дворец настолько непримечателен (особенно после луарских замков), что, не отметив его для себя на карте, я бы прошёл мимо и, скорее всего, его даже не заметил. Хотя наверняка бросился бы в глаза почётный караул перед зданием. К тому же дворец стоит в зоне плотной застройки – даже сфотографировать его «в полный рост» не получится. Нижний город примечателен сонными извилистыми улочками, набережной реки Альцетте, многочисленными подземными казематами (однако подземелья в основном расположены выше уровня Нижнего города), древними мостами и видом на Верхний город. Посещение казематов входит в обязательную программу для гостей столицы. Впрочем, я уже давно понял, что в подземельях вообще редко бывает что-то интересное и почти никогда не встречается ничего аутентичного. Но в моём случае это давало прекрасную возможность переждать особенно разбушевавшийся ливень. А вот снаружи подземные жилища выглядят интригующе. Плато Рам, остатки старой крепости и бывшие казармы. Надпись на водонапорной башне сделана не по-немецки, а по-люксембургски (отсюда лишняя буква H). Как ни странно, люксембургский язык в стране вполне в ходу. Хотя в большинстве своём местные разговаривают по-французски; с немецким в городе тоже больших проблем не будет – его почти все понимают хорошо, хотя и говорят с заметным акцентом. Самый известный рок-коллектив из Люксембурга - неопрогстеры No Name (теперь No Name Project), и у них есть композиции на люксембургском языке. Альцетте – река небольшая, но с глубокой долиной. Поэтому Люксембург можно с полным правом назвать городом мостов. Причём мосты эти – самых разных эпох. В Нижнем городе это мосты Средневековья, по которым, наверно, ночами разгуливают призраки покойных аристократов. В Верхнем городе преодолеть овраг помогает импозантный Замковый мост XVIII века. Ну а из современных деловых районов в ещё более современные стеклобетонные новостройки ведёт шумный и скоростной мост Герцогини Шарлотты, он же Красный мост, построенный в 1966 году. По ночам мост очень эффектно освещается, и с него открывается отличный вид на Нижний город. Рядом с Красным мостом имеется лифт, поднимающий пешеходов из Нижнего города в Верхний (представьте себе, бесплатно! ), а также смотровая площадка наверху. На той стороне лощины начинаются сверхсовременные кварталы, филармония, офисы и прочие стекляшки. Впрочем, новостроя немало и в центре города. Как и во всей «настоящей» Европе, по ночам на улицах полно развязных негров и прочей мигрантской публики. Единственный плюс в этом – китайские рестораны работают до поздней ночи. 9 мая в Люксембурге – государственный праздник. Но не День Победы, как вы подумали, а День Европы. В связи с этим на главной городской площади около ратуши проходил фестиваль с бесплатной раздачей пива, тортов, агитбуклетов (выборы в Европарламент были на носу), флажков, прочей мишуры и национальными песнями-плясками, перемежающимися пафосными речами на разных языках. Больше всего, понятное дело, усёрдствовали «новоевропейцы». Эти плясуны на фото – из Литвы, кажется. А я, прячась от дождя под зонтиком и заодно обедая в ресторане, размышлял, что ту чистенькую-демократическую-толерантную Европу, о которой мечтают политики в Брюсселе и прикормленные СМИ, можно очень точно определить, воткнув на карте циркуль прямо вот в это самое место и очертив круг примерно в 1000 км. Да, за пределами круга совершенно справедливо останутся значительные части Италии, Испании, леса Скандинавии, а также Греция, Балканы и весь бывший соцлагерь. Не говоря уже о разных украинах и находящихся географически в Азии грузиях. Там вроде как тоже Европа, но она при всём старании в прокрустово ложе тысячекилометрового круга не уляжется. Не тот менталитет и прочее. Да и не надо бы. Что сразу обращает на себя внимание в Люксембурге: это очень зелёный город. Даже разноцветно-зелёный. Очень много парков, заросших оврагов и склонов, очень чистый воздух, несмотря на обилие машин. С таким видом из окна приятно работать даже в подземном помещении. Прогуливаясь по главному городскому парку, можно набрести на форты – настолько старые, что они уже вросли в землю. Шутка, конечно. Они изначально именно так и строились. Люксембург, как и Мальта, и Сан-Марино, настолько мощно укреплён снаружи и изнутри, что не вызывает удивления исторически сложившаяся независимость этих мини-государств.
  15. Seeteufel

    Люксембург

    Видимо, так, иначе бежали бы куда-нибудь ещё. Вот в Мурманской области, например, им другое отстёгивают.
  16. Seeteufel

    Брюссель 2019

    Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 12 – Брюссель Поскольку погода в Люксембурге продолжала оставаться беспросветной, я решил ехать в Брюссель не вечером, как планировал, а утром. Благо билет на поезд действовал в течение всего дня – этим бельгийские жыдэ очень выгодно отличаются от французских. И это решение было совершенно правильным. Бельгийский мегаполис я посещаю уже во второй раз. Однако, если помните мои отчёты трёхлетней давности, в первый раз у меня было всего три часа, чтобы увидеть лишь часть исторического центра. Да ещё потом из-за опоздания на поезд из Брюгге – незабываемая ночь на улицах столицы, под дождём и среди сплошных чернокожих «неоевропейцев». Зато на этот раз выдался почти целый дополнительный день, чтобы познакомиться с центром глобализма более обстоятельно. Для начала поехал на метро к Атомиуму. Этот объект находится несколько в стороне от центра, и я очень сожалел, что в прошлый раз на него у меня не хватило времени. Метро в Брюсселе довольно комфортное, но всё же – по крайней мере, в моём случае – более удобным оказалось перемещаться по городу на обычных поездах. Расстояние между самыми нужными станциями (Северный, Центральный и Южный вокзалы, Шуман, Люксембург, Шэрбек и т.д.) небольшое, но там везде делают остановки даже дальние поезда, а билеты действительны на любой транспорт в пределах города. Что на этот раз привлекло внимание в Брюсселе: размах и масштабность, обычно больше присущие «тоталитарному» искусству. В 1935 и 1958 годах в бельгийской столице проводились всемирные ЕХРО, по случаю которых был отгрохан выставочный комплекс в парке, отдалённо напоминающий ВДНХ. Пафосно до чёртиков. В 1958 году на территории выставочного комплекса был построен Атомиум. Честно говоря, я думал, что он гораздо моложе, и не подозревал, что он настолько гигантский. Внутрь шаров можно подняться, но я этого делать не стал – там просто музей и не очень интересная смотровая площадка. Но вообще вся эта гигантомания началась ещё при монархах прошлых веков. Это, например, памятник Леопольду I. Сразу за Атомиумом начинается очень уютный парк, переходящий в почти дикий лес. В парке попадается немало таких любопытных «сюрпризов». Следующим местом в Брюсселе, которое тоже хотел, но не успел посетить в прошлый раз, был Европейский квартал. Там сосредоточены все бюрократические инстанции ЕС и других общеевропейских институтов. Здания Европейского квартала настолько потрясающе уродливы (под стать общеевропейской идее в её нынешнем виде), что в этом даже появляется некая болезненная притягательность. Вот эта гигантская сливная решётка, например, – здание Европейской Комиссии. So bad it’s good. О! А вот и сами европейцы! Что интересно: монструозный Евроквартал расположен в окружении остатков старой уютной брюссельской застройки и заканчивается грандиозной Триумфальной аркой (на самом первом фото), по сравнению с которой Бранденбургские ворота – просто жалкая калитка. Оттуда недалеко и до огромного Королевского дворца, занимающего целый квартал. С одного своего фасада этот дворец – вылитый Павелецкий вокзал. А вот с противоположной стороны дворец выглядит совершенно иначе. Ещё один образец брюссельской гигантомании: Дворец правосудия. Особенно впечатляюще выглядит издалека, если на него смотреть от Южного вокзала, например. Кажется настоящим небоскрёбом, хотя это впечатление, как и в случае с высоткой МГУ, создаётся от того, что Дворец находится на возвышении. Построен во второй половине XIX века и уже больше 25 лет стоит в лесах. Власти толком не знают, что делать с этим колоссом, который настолько прогнил, что многие помещения использовать сейчас нельзя. С одной стороны, Дворец ещё 10 с лишним лет назад предложили для включения в список всемирного наследия ЮНЕСКО, а с другой стороны, планы по полному его сносу пока что тоже не отвергнуты. Может показаться, что я чересчур критичен к Брюсселю. Вовсе нет. Местами он просто необыкновенно красив. Постоянно поворачивается к тебе самыми неожиданными сторонами. Красив не только старинными улицами и многочисленными дворцами, церквями и площадями, бывшими голландско-еврейскими кварталами и улицами эпохи грюндерства, но и даже, казалось бы, ужасным новостроем. В этом его и прелесть – в разнообразии, отдельные элементы которого органично уживаются друг с другом, а не конфликтуют, как в том же Берлине. Ещё бы убрать с улиц толпы мигрантов – и было бы совсем хорошо. Забавная вывеска одного из магазинов. Хозяин, судя по всему, чех, и это заметно даже без упоминания его имени. Ряды домов вдоль отдельных улиц Брюсселя заслуживают того, чтобы специально приехать и целыми днями их изучать. Создаётся впечатление, что это «Амстердам, увеличенный вдвое и украшенный бижутерией». Чуть пройдя от Королевского дворца, попадаешь на гору Искусств, где традиционно собирается молодёжь. Как раз на лестнице проходили соревнования по скейтбордингу. Отсюда открывается вид на Гран-Пляс, или Гроте Маркт, причём именно отсюда можно оценить здание ратуши во всём его величии. Собственно, Гроте Маркт. В прошлый раз я уже здесь бывал, но никогда не бывает лишним в очередной раз восхититься великолепием этой большой шкатулки с драгоценностями. Кстати, народу на главной площади города было вновь достаточно много, но теперь хотя бы пропускали без металлоискателей. А вот брюссельский Нотр-Дам очень напоминает парижский, и точно так же могу сказать про него: не впечатляет. Ну уж куда в приличном европейском городе без осанны в честь любителей порева в задние ворота? Честно говоря, меня каждый раз изумляет истовое прославление душевных болезней, но это теперь часть антуража самых продвинутых столиц. Мимо Писающего мальчика пройти тоже никак не получается. В прошлый раз его было почти не видно из-за напяленной на него униформы шотландского гвардейца. Видел и Писающую девочку. Совсем уж порнографического вида скульптура находится в глухом тупике, зассанном не скульптурами, а вполне реальными посетителями окрестных баров. Девочка скрыта массивной решёткой, а вокруг толпятся туристы с камерами. Невероятный шедевр, надо полагать! Уже давно обратил внимание на интересную настенную живопись, которая чаще встречается в Голландии, но и в Бельгии – не редкость. Здесь – что-то такое в духе Херлуфа Бидструпа. Ещё один современный офисный квартал – район Северного вокзала, где мне как раз пришлось незапланированно провести ночь в прошлый приезд. Причём с тех пор количество стеклянных монстров заметно выросло и продолжает расти. А вот чего не знал, так это того, что рядом располагается улица красных фонарей. Вокруг этого театра ошиваются назойливые проститутки. Но они хотя бы не настолько страшные, как в Амстердаме, и не настолько старые, как в Женеве. Я уже писал когда-то, что сохранившиеся фрагменты иногда очень раннего Средневековья в Брюсселе неожиданно попадаются среди современной застройки. Ночной Брюссель красив и уютен, если оказываешься в нём по своей воле. Правда, перед этим меня ждал небольшой шок, когда я чуть было не лишился жизни или здоровья. Я зашёл поужинать в ресторан на площади св. Катерины. Это был, похоже, семейный ресторанчик, персонал был очень любезен, и всё было вкусно. Заказал, по обыкновению, комплексный обед, где на десерт подали три шарика мороженого. Внезапно я почувствовал во рту что-то твёрдое и испугался, что откололся зуб. Всё оказалось гораздо хуже: я извлёк изо рта кусок острого стекла размером с фасолину! Когда собрался сообщить об этом официанту (он же, кажется, владелец заведения), стекло выпало у меня из рук и затерялось где-то на полу. Надеюсь, больше никому такой сюрприз в десерте не достанется.
  17. Seeteufel

    Люксембург

    Ну а чем он, по-вашему, так сильно отличается от той же Бельгии? "Сердце Евросоюза", такскть, со всеми вытекающими.
  18. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 11 – Трир. Саарбрюккен Трир Пока в Люксембурге продолжало поливать как из ведра, на сопредельных территориях Германии погода не то чтоб способствовала пляжным процедурам, но вполне подходила для вдумчивых пеших прогулок. В Трире я уже очень давно собирался побывать, а на месте, поразмыслив, решил заехать ещё и в самую маленькую (не считая городов со статусом земель) и немного странную федеральную землю – Саар, так как вряд ли окажусь там ещё когда-либо по рабочим или иным надобностям. Думаю, те, кто застал социалистические времена, запомнили Трир как город, где родился Карл Маркс. Для всех остальных главным символом Трира являются оставшиеся на память от римлян городские ворота Porta Nigra. Весьма внушительное строение. Наверх не поднимался – наверно, зря, но касса ещё не работала. Не менее знаменит и Трирский собор. Настолько грандиозный, что в кадр не влезает. Главная (рыночная) площадь Трира до сих пор представляет собой большой базар. Правда, сейчас здесь продают в основном сувенирную продукцию, но с утра не протолкнуться от фургончиков торговцев, а чуть позже – от туристов. Если не считать туристической суеты, то город очень уютный. Хотя, честно говоря, я всё-таки ожидал от него бóльшего. Ещё два знаковых объекта в Трире: замок курфюрстов (действительно очень красив) и византийская церковь св. Константина, напоминающая большой коровник. Трир – самый старый город Германии. И здесь сохранилось больше, чем где-либо ещё в стране, римских следов (на втором месте – баварский Регенсбург, о котором я тоже когда-то писал). Например, эти термы, которые представляют собой руины, к тому же находящиеся на реставрации. Ещё чуть в стороне от центра имеется римский амфитеатр. Вряд ли он будет особенно интересен тем, кто видел амфитеатры в Италии, Греции и Франции. Трибуны стёрты временем, всё поросло травой и напоминает провинциальный стадион для любительского футбола. Интересна разве что нетипичная форма амфитеатра – овальная. Если есть желание заплатить 4 евро и полюбоваться болотом под трибунами – валяйте. Но в принципе, это необязательный пункт программы, в городе есть ещё много интересного. Зато за амфитеатром можно подняться на виноградники с многовековой историей, от которых открывается захватывающий вид на город. Согласитесь, что при одном только произнесении названия реки – Мозель – во рту появляется привкус белого вина! Портовой кран, страшно подумать, 1413 года постройки. Заметно, что в те времена русло Мозеля имело несколько другую конфигурацию. Мариинский столп на заднем плане. Подняться к нему, к сожалению, уже не было времени, так как я твёрдо решил заехать в Саарбрюккен. А вот этот вид на красные скалы определённо стоил крюка в три километра. Квартал, почти полностью занятый разными гимназиями и католическими училищами. Типичная улочка в центре – после Саарбрюккена ещё оставалось время побродить по вечернему Триру. Саарбрюккен Как я уже говорил, в Саарбрюккен я решил съездить просто для того, чтобы заполнить для себя один из пробелов на карте Германии, так как в земле Саар до этого я не бывал, и вряд ли ещё представится такая возможность. Но Саарбрюккен оказался довольно любопытным городом. Да и сам путь туда пролегал по весьма живописной долине реки Саар. Также поезд проезжал мимо бывшего металлургического завода в городе Фёльклинген – единственного промышленного объекта такого рода в Германии, внесённого в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО! Сейчас там, понятное дело, никакого завода нет, а есть разного рода хипстерские заведения. В Саарбрюккене на правобережье Саара первым делом встречаешь типичные «шоппинговые мили» и офисы. Хотя есть и кое-что историческое. Например, церковь св. Иоанна, почему-то привлекающая к себе в большом количестве буйнопомешанных и наркоманов. Примечательно, что в Саарбрюккене – две ратуши. Одна, большая, на правом берегу Саара. А другая, историческая, находится на левом берегу и составляет единый ансамбль с бывшим дворцом и окружающей белоснежной застройкой. Левобережье вообще поинтереснее, так как отсюда открывается отличная панорама на Саар и его противоположный берег. Также на левом берегу есть множество очень интересных церквей: например, эта, св. Людвига. Но в целом Саарбрюккен – город торговли и процветающего бизнеса. А по возвращении в Люксембург дальнейший мой путь лежал в Бельгию.
  19. Seeteufel

    Horror show

    Мэр городка.
  20. Seeteufel

    Now Playing 2019

    DAVID KNOPFLER „Heartlands“ (2019) В последнее время среди экс-участников Dire Straits наблюдается похвальная активность: сначала новой сольной работой отметился лидер группы Марк Нопфлер, затем вышел альбом басиста Джона Иллсли, а вот теперь подал признаки жизни и младший из братьев Нопфлеров – Дэвид. Казалось бы, поклонникам британской рок-легенды надо только радоваться такому звездопаду: ведь все бывшие члены команды играют приблизительно в привычном стиле Dire Straits. Однако, к сожалению, ни одна из сольных работ ветеранов по уровню и близко не стояла с тем, что они когда-то в незапамятные времена делали вместе. Хотя можно, конечно, вспомнить два прекрасных первых сольника Дэвида (1983 и 1985 гг.), но ведь в то время и группа, которую он скоропостижно покинул, существовала и выпускала один шедевр за другим. Поэтому Нопфлер-младший, видимо, решив, что со старшим братцем ему в коммерческом плане тягаться не под силу, уже начиная с третьего диска стал всё больше писать музыку «для себя», которая по степени скучности начала стремительно приближаться к творениям пустившегося впоследствии в одиночное плавание Марка. На своём 12-м по счёту студийном альбоме Дэвид собрал весьма солидный коллектив соратников: гитарист Хэрри Богдановс уже давно работал вместе с Дэвидом, а помимо этого – с Элтоном Джоном, The Shadows, Манфредом Манном и т.д.; в послужном списке басиста Пита Шоу – сотрудничество с Крисом Ри и Риком Уэйкманом, а ударник Мартин Дитчэм играл с тем же Крисом Ри, Шаде и Тиной Тёрнер. Внушаить! © Однако Дэвид вновь выдал с этим блестящим составом очередную порцию опусов «для себя, любимого». Почти весь материал состоит из полуакустических, балладного плана композиций с сильным влиянием фолка и Боба Дилана – опять же, в фолковой ипостаси последнего. Хотя, надо признать, эти вещи не лишены приятного мелодизма, но уж очень они однообразные. Могу отметить две песни, выделяющиеся из общего ряда: во-первых, это относительно динамичная и рóковая (если сравнивать со всем прочим) „I've Got My Eye on You“ – вот тут прямо повеяло лучшими временами Dire Straits. Во-вторых, „This House“: это тоже баллада, но весьма атмосферная, которая очень хорошо вписалась бы как на альбом Dire Straits, так и на какой-нибудь из ранних сольников Дэвида, и, например, подошла бы к репертуару Криса Ри – недаром ведь двое из музыкантов этого состава имеют опыт работы с ним. Всё остальное действует разве что как очень эффективное снотворное. В актив добавим то, что на голосе Дэвида (который по тембру и манере очень похож на пение-декламацию Марка, но всё-таки в техническом плане всегда был поинтереснее) годы совершенно не сказались. 5/10 Nth ASCENSION „Stranger Than Fiction“ (2019) А вот относительно молодая британская неопроговая команда Nth Ascension продолжает совершенствоваться. Ради любопытства перечитал собственный же отзыв на их предыдущий альбом „In Fine Initium“ трёхлетней давности, который я оценил аж на 8,5/10, а заодно и ещё раз переслушал этот полноформатник. Готов ещё раз подтвердить всё то, что писал о нём тогда. Четвёртый диск группы, бесспорно, представляет собой дальнейший прогресс наработок, характеризовавших предыдущие две пластинки. Это становится понятно уже начиная с инструментала „The Opening“, фактически подхватывающего тему „When The Rain Falls“, на которой закончился „In Fine Initium“: те же звуки дождя и грома, очень похожие мелодии. Также имеется продолжение (части 7-9) сюиты „Clanaan“, сквозной нитью проходящей через последние три альбома. Если на „In Fine Initium“ тяжёлая сторона музыки коллектива была представлена хард-роковым инструменталом „So That Was The Apocalypse“, то на „True Identity“ музыканты пошли ещё дальше: это уже без пяти минут прогметал с очень нетипичной для Алана Тэйлора агрессивной вокальной подачей. Ещё в прошлый раз я обратил внимание на сходство музыки Nth Ascension со «зрелым периодом» их соотечественников Arena. Здесь также можно найти немало аналогий с коллективом Клайва Нолана и Мика Пойнтера – в частности, в атмосферном номере „Fire In The Sky“. В очередной раз следует отметить большое разнообразие музыкальных тем, смену гармоний и настроений. Если на прошлом альбоме влияния Rush только угадывались пунктиром, то „Reconciled“ – это уже просто прямая отсылка к классике великих канадцев образца 1980-1982 года: очень узнаваемые синкопированные басовые риффы в начале и пронзительные гитарные соло в середине композиции; разве что вокал совершенно другой, да и концовка всё же больше напоминает классические образчики неопрога в духе Marillion. Конечно, ожидаемо сильным вышло продолжение уже упомянутой многочастной сюиты „Clanaan“, растянувшейся на несколько альбомов. В очередной раз музыкальные картины и эмоции сменяют друг друга – от пафосной исповедальности в „The Gathering“ к боевым ритмам и созерцательной медитативности в „Journey’s End“ и „Lament“. Но и это ещё не всё. Завершает альбом аж 18-минутная „Sound to Light“. В ней тоже много чего понамешано – от пинкфлойдовской психоделии до, опять же, реверансов в сторону Arena. В припеве повторяются слова „frequencies of day and night“, представляющие собой название самого первого альбома группы, в результате чего создаётся ощущение взаимосвязанности и цикличности всех четырёх работ британцев. Вне всякого сомнения, в музыкальном плане „Stranger Than Fiction“ выводит Nth Ascension на новый этап внутренней эволюции. Я не исключаю, что следующий диск может иметь какое-нибудь совершенно другое звучание, и мы с равной долей вероятности услышим на нём синтипоп или брутальный тяжеляк. С точки зрения качества материала я бы объективно поставил два последних релиза примерно на один уровень, хотя чисто субъективно мне предыдущий альбом нравится чуть-чуть больше. 8/10 ROB MORATTI „Renaissance“ (2019) К счастью для Роба Моратти, сомнительная слава «того парня, который так неудачно попытался заменить Майкла Сэдлера в Saga» не легла на него тяжким пожизненным бременем. Более того, тот эпизод спустя 10 лет уже если и вспоминается, то как малозначительный в его биографии. Роб с его неповторимым голосом нынче стал козырной картой, которую стремится заполучить в свою колоду любой уважающий себя лейбл, специализирующийся на АОР-релизах. На сей раз речь идёт о компании AOR Heaven, с которой начал сотрудничать канадец. Ведь восьмидесятнический радиоформатный рок в современных аранжировках – это именно то, что больше всего подходит творческой натуре Роба и его вокальным талантам. Что лишний раз подтвердил блестящий предыдущий альбом „Transcendent“, вышедший три года назад и отразивший заметно выросшее мастерство Моратти как композитора. На третьем сольнике вокалиста поддерживает тот же самый коллектив проверенных и очень опытных музыкантов, что и на предшествующей пластинке; разве что на сей раз обошлось без именитых гостей типа Яна Кричтона или Реба Бича. Что же касается гаммы субъективных ощущений от нового альбома, то я её могу сравнить с впечатлениями от первого прослушивания последнего творения Lucifer’s Friend, отзыв о котором я написал не так давно. Поначалу – лёгкая досада от того, что вроде как нового шедевра не случилось – ведь предыдущий-то альбом был заслушан буквально до дыр, а на нынешнем таких хитов, как „Lost and Lonely“ или „Euphoria“, пока что не наблюдается. Из первых шести композиций выделяются только „You Are the One“, на которую был предварительно выложен в Сеть видеоклип, и, как ни странно, очень приличная баллада (что для АОРа вообще редкость) „Best of Me“. Всё остальное приятно на слух, но не более того. Однако, как выяснилось, всё самое интересное Роб сотоварищи приберегли для второй половины альбома. Мощнейшие „It's Time to Let Go“ и „Mandy Come Home“ сделали бы честь материалу „Transcendent“ и сравнимы с единственным, но чрезвычайно ярким хитом „Power of Love“ с дебютника „Victory“. Лирическая „I Don't Want to Wait Forever“ по настроению напоминает релаксирующую „Baby I’m Yours“, но, пожалуй, получилась даже лучше неё. Ну и, наконец, довольно нетипичная на фоне остального материала „It Hurts to Be in Love“ содержит лёгкие заигрывания с прогрессивом, что идёт только на пользу всему альбому. Роб снова демонстрирует великолепные вокальные возможности и в очередной раз заставляет задаться вопросом: это что же такое надо было употребить , чтобы прийти к идее поставить его на замену Сэдлеру? История рок-музыки знает крайне мало случаев, когда настолько не похожий на своего предшественника и при этом крайне самобытный и одарённый фронтмен удачно вписывался в состав с давно сложившимся имиджем – тем более, если при этом не менять радикально стиль. 8/10
  21. Seeteufel

    Horror show

    Я её до этого видел в "Komissarin Lund", "Fortitude" и ещё в нескольких фильмах и сериалах (не помню уже, каких) - там ей везде уже было под полтинник. А тут она мало того, что молодая (и крашенная в блондинку), так ещё и в совершенно непривычном амплуа.
  22. Seeteufel

    Horror show

    "Игру престолов" не знаю и знать не хочу, зато в "Ночном стороже" играет ещё совсем молодая Софи Грабёль. Даже пусть у меня складывается впечатление, что она участвует в любом датском фильме, актриса она отличная. И фильм очень хорош, согласен.
  23. Майское трансъевропейское путешествие Орлеан – Божанси – Мёнг-сюр-Луар – Блуа – Тур – Амбуаз – Анже – Сомюр – Брезе – Нант – Круасик – Сен-Мало – Ренн – Страсбург – Кель – Оффенбург – Люксембург – Трир – Саарбрюккен – Брюссель – Антверпен – Гент – Динан – Лёвен май 2019 Часть 9 – Страсбург (окончание). Кель. Оффенбург Чем ещё запомнился Страсбург? Обилием надоедливых сиволапедонов. В этом смысле он недалеко ушёл от Берлина и столь же радикально отличается от Голландии и Бельгии с их давно уже укоренившейся и упорядочившейся велокультурой. Педовелы нагло ездят по пешеходным зонам, которые и без того переполнены. Запомнился прекрасными вечерами, когда становится гораздо меньше туристов – ибо уезжают организованные группы. Немецкоязычным меню в каждом ресторанчике – правда, это не гарантирует, что официанты говорят по-немецки. Барраж Вобан – самый известный мост Страсбурга, двухэтажный. Днём, как и везде, полно народу, приходится в очереди стоять, чтобы пройти внуть (зато, по крайней мере, бесплатно). Вечером – совершенно свободно, виды с моста открываются потрясающие. Внутри моста – небольшой музей «за решёткой». Классические статуи, некоторые из которых когда-то украшали не существующие ныне церкви. По каналам «Маленькой Франции» можно проехать на теплоходике и выйти прямо в дверь прибрежного ресторана. Вообще, это были последние дни, когда погода более-менее подфартила, дальше начался период сплошных дождей. Кель Несмотря на испортившуюся погоду, в один из дней решил отправиться на сопредельную территорию Германии. Доехать туда можно на трамвае, не делая пересадок! Сразу вспомнилось, что автобус № 1004, идущий из Бутова в Каменку, долгое время не имел права делать остановки в Подольске, так как это область – другой субъект федерации, панимаиш. Интересно, когда мы доживём до возможности вот так просто ездить в сопредельные государства на трамвае? Кель – «город-близнец» Страсбурга. Близнец в том смысле, что расположен на другом берегу Рейна. В целом – аккуратный, но скучный городок. Главное, что есть в Келе, – это отец Рейн, разделяющий ныне две державы. Памятник пфеннигу в торговой зоне, он же – карусель для детишек. Старица Рейна, которая аж вплоть до 90-х использовалась как свалка мусора. Сейчас окультурили, сделав красивый и сонный парк. Недалеко от берега Рейна построили смотровую башню. Забравшись на неё, можно увидеть Страсбург. По плохой погоде видимость не очень, но собор различается хорошо. Ну а этот кадр весьма символичен. Пациентов мечети – на паровоз и на йух, на йух! Оффенбург Пока я бродил по Келю, погода испортилась окончательно, но я всё же решил проехать ещё дальше – в Оффенбург. Тоже небольшой городок, но уже несколько более колоритный. Оффенбургская ратуша, полицейское управление и прочие центры общественной жизни. Когда ливень достиг уже совсем невыносимой интенсивности, пришлось укрыться в ресторане „Zum Andres“, тем более что подходило время обеда. Антураж заведения запомнился больше, чем его блюда. Да-да, помни, что мы везде! И если ты думаешь, что можешь укрыться в канализации, то и там наше недремлющее око! Обратите внимание на ворон на фасаде: это символ Оффенбурга. На Ратушной площади им установлены такие же вращающиеся памятники, как и пфеннигу в Келе.
  24. Да ладно, такие ещё в ГДР вовсю продавались. Тем более, что его держит девка, а не мужик. Тут перед поездкой на King Crimson (а туда я ехал через Берлин) довелось по причине опоздания автобуса провести несколько часов на Александерплатц. Ёёёёёё, вот где насмотрелся на шоу уродов. Столько педерастов, наркоманов и шизофреников я в одном месте отродясь не наблюдал. А ещё там на каждом столбе анонс вот этого:
  25. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Это отвратительный пискун из Shy, насколько я помню? Там ещё пел Ли Смолл, у того вроде не настолько блевотный воКАЛ. Или наоборот? Для меня эта аббревиатура означает только Pink Floyd.
×