Перейти к содержанию
Connection Point

Seeteufel

Сельсовет
  • Публикаций

    14 508
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Весь контент Seeteufel

  1. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Меня это вообще удивляет. По-моему, эта приальтернативленное говно уже и из моды-то вышло, и уж тем более это не то, чего ждут поклонники от музыкантов 80-х. А они всё гонят и гонят. Хотя мне эта Tora Tora и в лучшие годы не нравилась. Между тем в Сети появился новый клип Whitesnake „Shut Up And Kiss Me“ с грядущего альбома „Flesh And Blood“. Песенка по уровню – проходной середнячок а-ля „Kittens Got Claws“, голос Ковердейла сел капитально. В клипе, как всегда, сисястые девки и ретро-автомобили.
  2. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Про это даже не знал. Учитывая стилистику всех проектов с его участием, там, по идее, всё должно быть пра лубофф. Не иначе, у него какие-то родственные связи с Перуджино, который его везде суёт. А бездарь – это точно. Билл Шервуд от АОРа.
  3. Seeteufel

    Now Playing 2019

    COME TASTE THE BAND „Reignition“ (2019) Вряд ли требуется магический хрустальный шар, открывающий истину, что проект со столь «оригинальным» названием исполняет классический хард-рок и имеет определённое отношение к «Пурпурной семейке». Конечно же, так оно и есть: некие музыканты из Норвегии, которых даже трудно назвать «группой», ибо композиции исполняются разными составами, заручились поддержкой аж двоих бывших фронтменов Rainbow: Дуги Уайта и Джо Линн Тёрнера. И пусть никого не смущает факт выхода альбома на лейбле AOR Heaven: это действительно самый что ни на есть классический хард-рок семидесятнического розлива. Правда, начало композиции „Not That Kind Of Man“ отчётливо напомнило своими риффами Iron Maiden, а барабанщик Биргер Лёфман – несомненно, поклонник манеры Нико МакБрейна, но далее всё встаёт на свои места: суровые северные дядьки и вправду задались целью воспроизвести аутентичное звучание Deep Purple Mk III-IV. Гитарист, однако, в большей степени косит под Блэкмора, чем под Болина, а вот клавишник «снимает» партии Лорда вообще один-в-один. Честно говоря, Дуги Уайт мне никогда не импонировал – он неплохой вокалист, но какой-то очень бесцветный, где бы он ни появлялся. А Джо Линн Тёрнер на последних своих работах продемонстрировал совсем уж умирающие вокальные данные. Однако здесь оба отработали на совесть: Уайт не без успеха пытается передать манеру то Ковердейла, то Гиллана, при этом не обладая тембром, который был бы похож на кого-либо из них. Джо, к сожалению, присутствует лишь в двух композициях, но в них он отнюдь не опозорился. Как ни странно, при всей моей нелюбви к блюзу именно две блюзовых вещи на альбоме мне понравились больше всего. Одна из них – „Slave For Your Love“ с вокалом Дуги – как раз выполнена в духе не только одноимённого с проектом альбома DP, но и ранних Whitesnake. Если не знать, кто играет, то можно подумать, что гитарные соло тут исполнил сам Человек в Шляпе. А Уайт начинает её петь в манере Ковердейла, а заканчивает – в манере Планта (тут он, пожалуй, всё-таки перегнул палку). В другой – „Don‘t Let Me Bleed“ – бенефис Тёрнера, который очень хорошо прочувствовал грустный «нерв» этой песни. Получилось что-то среднее между „Still Got The Blues“ Гэри Мура и пёрпловской „Dealer“, а органная кода напрямую позаимствована из „Wasted Sunsets“. Впрочем, в обоих случаях похвалу следует адресовать скандинавским авторам этих композиций. Слава Одину, им хватило ума не позвать петь Йорна Ланде (хотя в этом случае я вряд ли и слушать бы стал данное творение), но вот участие Хьюза и Ковердейла сделало бы картину совершенной. К тому же с Хьюзом участники знакомы лично – они выступали на разогреве его концертов. Ничего не могу сказать плохого и о более динамичных композициях: „Black Rose“ и ещё одной вещи с Тёрнером – „Tied Down“ – обе запросто могли бы стать хитами в исполнении Rainbow образца первого альбома. Не обошлось, конечно, и без претензии на собственный аналог „Soldier of Fortune“ – в роли такового выступает финальная баллада „So Long Old Friend“. И я бы даже сказал, что получилось если не лучше прототипа, то, во всяком случае, не хуже. Понятно, что эта работа – типичный hommage, тем более что „Come Taste the Band“ лет 10 назад были просто кавер-группой Deep Puprle, но… последний альбом тех, кто нынче существует под вывеской DP, был неплох (в любом случае, лучше нескольких предыдущих их альбомов), однако его переслушивать почему-то не тянет совершенно, в отличие от данного альбома. К плюсам оного следует добавить, что он сделан не так, как это сейчас нередко принято, – посредством пересылки друг другу по электронной почте записанных по разные стороны океана партий, – а записан живьём в студии. 7,5/10 THE STRUTS „Young & Dangerous“ (2018) Буквально на днях я посетил концерт Тома Оделла, о котором написал отчёт. Там вы можете найти мои рассуждения о непредсказуемости популярности тех или иных исполнителей в нынешнем мире. Судя по всему, эпоху, когда были в моде те или иные стили музыки, мы благополучно миновали. Успех молодой группы The Struts, исполняющей классический глэм-рок образца 70-х – ещё одно тому подтверждение. Основатель коллектива, вокалист Люк Спиллер, с детства считал своими кумирами Мика Джеггера, Фредди Меркьюри и… Майкла Джексона, и теперь его выступления отличаются, как утверждают, гламуром и экстравагантностью. В 2014 году его пригласил спеть на своём альбоме сам Майк Олдфилд, а образованные парой лет раньше The Struts не только приземлились со своим дебютным альбомом на заметные позиции в чартах, но и удостоились чести разогревать таких мегазвёзд, как The Rolling Stones, Black Sabbath, Foo Fighters и Guns’n’Roses. „Young & Dangerous“ – это второй альбом англичан, причём по звучанию он несколько отличается от дебютника. Да, это тоже глэм, но если на „Everybody Wants“ образцами для подражания служили Queen, T. Rex и даже ранние Sparks, то „Young & Dangerous“ – реверанс в сторону других классиков глэм-рока – Slade, хотя в вокальной подаче Спиллера стало даже ещё больше от Меркьюри. The Struts выдают «высокооктановый» рок-н-ролл с особым упором на запоминающиеся мелодии, с современным звучанием, но при этом без малейшего намёка на модерновую «грязь». Мощные хиты следуют один за другим: „Primadonna Like Me“, „In Love With A Camera“, дископодобная „Who Am I?“ и, конечно, лучшая вещь на альбоме – „Tatler Magazine“. Отдельного упоминания заслуживает дилогия „Fire (Part I)“ и „Ashes (Part II)“ – вот это вообще Slade в своём лучшем виде. Есть, конечно, парочка проходных вещей, но предыдущий альбом был гораздо более неровным. Остаётся только порадоваться тому, что сейчас коммерческий успех начал вновь сопутствовать жизнеутверждающей музыке, которая не грузит, как экстремальный метал, не нагнетает депрессняк, как альтернатива, или болезненную меланхолию, как всякое хипстерское «инди». Может, и нынешнее молодое поколение начало потихоньку оправляться от нездоровых настроений и исповедовать здоровые жизненные ценности? 8/10 TIM STAFFELL „Two Late“ (2018) Возможно, кто-то ещё помнит, что Тим Стаффелл был вместе с Брайаном Мэем и Роджером Тэйлором основателем коллектива под названием Smile, из которого после прихода на его место Фредди Меркьюри сформировались великие Queen. Не думаю, что Тим рвал на себе волосы из-за упущенных возможностей: понятно, что «тех самых» Queen без Фредди и близко бы не было. Потом Тим ещё несколько лет без особого успеха пытался добиться прорыва с разными блюзовыми и прогрессив-роковыми проектами, после чего надолго удалился из музыкального мира вообще. Правда, уже в новом тысячелетии он выпустил крайне ограниченным тиражом на CD-R (!) один альбом, причём в этом ему даже помогли бывшие соратники Мэй и Тэйлор, но кто об этом слышал? Зато теперь, когда те же самые гитарист и барабанщик Queen попросили Тима записать вокальные партии для новой версии „Doing Alright“, которая вошла в саундтрек к нашумевшему в прошлом году фильму „Bohemian Rhapsody“, это стало мощным стимулом (видимо, в том числе и финансовым), чтобы тряхнуть стариной уже всерьёз. Материал нового альбома не имеет к квиновской стилистике ни малейшего отношения. Экс-коллеги по Smile на сей раз тоже не почтили запись своим присутствием. „Two Late“ представляет собой релаксирующий поп-рок с элементами джаза и блюза. Очень много партий саксофона и слайд-гитары. Голос Тима – на удивление, приятный и мощный – мне несколько напомнил Джона Лотона, а общее настроение – сольные работы ветерана King Crimson Гордона Хаскелла. Честно говоря, я ничего не ожидал от этой работы, кроме того, что она станет чисто меломанским курьёзным артефактом, однако местами вышло очень даже достойно. Есть и несколько потенциальных хитов – в основном во второй половине альбома. Ну а вообще – очень подходящий саундтрек, например, для романтического вечера с девушкой, а уж если вы блеснёте эрудицией, что «это тот чувак, который пел в Queen до Фредди», то вечер станет окончательно томным: фильм-то посмотрели даже те, кому классический рок глубоко параллелен. 7,5/10
  4. Seeteufel

    Horror show

    Да ты же и скажешь, вернее, сказал: Я-то повёлся, посмотрел. В принципе, попытка была неплохая (а уж какая почва для сюжета!), но диалоги, сам сюжет, нераскрытие подоплёки персонажей и невероятное количество ляпов вообще всё убивают. Я так и не понял, например, куда делся китаец? Какую тайну он хранил? Откуда вообще взялись монстры, что за история с братом Артёма? Монстр тоже так себе - "человек в костюме Чужого".
  5. TOM ODELL „Jubilee Road Tour“ Москва, ГлавКлуб, 03.02.2019 О существовании британского певца и пианиста Тома Оделла я узнал не далее, как прошлой осенью от дочки. Прослушал всю его – пока что небогатую, три студийных альбома и один ЕР – дискографию и решил, что предстоящий вскорости концерт надо посетить. Последний на сегодняшний день полноформатник „Jubilee Road“, представляемый в текущем туре, оказался очень сильным; предыдущий „Wrong Crowd“ был несколько более неровным, но содержал не менее трёх суперхитов; а вот покоривший хит-парады дебютник мне понравился меньше. Том Оделл является ярким свидетельством того, что вкусы нынешнего слушателя парадоксальны и крайне непредсказуемы. Он родился в 1990 году, но при этом играет в стиле, который ещё в 70-х получил в прессе название „adult contemporary music“. Соответственно, ориентирами для этого молодого артиста служат ранние Элтон Джон, Дэвид Боуи, Кэт Стивенс, Билли Джоэл, Нил Даймонд и т.п. В общем, даже для моего поколения это «музыка родителей», а уж для сегодняшней молодёжи – «музыка дедов». И тем не менее, все три студийника Оделла и его синглы взлетели на самую вершину британских хит-парадов (у дебютника и вовсе 1-е место и «золото» в Англии). В России Том, как выяснилось, выступает уже во второй раз – впервые он был ещё в 2017 году, причём на той же площадке, которая тогда называлась „Yota Space“. О том, что будет аншлаг, свидетельствовали штурмовые батальоны спекулянтов, начинавших ещё от входа в ТЦ «Гагаринский» втюхивать «билеты по цене ниже, чем в кассе». При этом афиш концерта в Москве как-то особо не наблюдалось – вот в Загребе, где я недавно был, анонсами того же самого тура были полностью обклеены фасады домов. Партер, как впоследствии оказалось, был плотно забит, а VIP раскуплен ещё за пару недель накануне и тоже отнюдь не зиял прорехами. Я успел ухватить одни из последних билетов, причём довольно дорогие и не в самый лучший сектор VIP. Мы с дочкой решили взять билеты именно в VIP, так как музыку Тома Оделла сложно назвать танцевальной, и уж тем более это не метал или что-нибудь ещё «бaшкотрясное». В общем, это надо слушать, а не «отрываться». Да и стоять несколько часов в тесноте не хотелось. Мы немного опоздали к официальному началу действа и пришли, когда как раз доигрывал какой-то российский разогрев. Потом последовала примерно часовая пауза, в течение которой фоном крутили записи разного классического старья вроде Supertramp, Simon & Garfunkel, The Rolling Stones – в общем, уже одно это свидетельствовало о том, что главный герой вечера предполагает исполнять ну «очень взрослую» музыку. Тем не менее, публика была преимущественно в возрасте между 22 и 30. Попадалось немало иностранцев. Возрастных зрителей было на удивление мало – и тут напрашивались забавные сравнения с почти полностью «пенсионерским» залом на Фише в Карлсруэ или с седобородой третью аудитории прошлогоднего московского шоу Helloween. Том Оделл вышел на сцену сразу же и начал своё шоу с довольно продолжительного вступления на рояле, которое явственно напомнило выступления Элтона Джона в его лучшие годы. Вообще, сходства немало – Том отлично владеет инструментом, параллельно с довольно агрессивной игрой на котором поёт (причём КАК поёт!) и умудряется при этом время от времени выделывать разные трюки. Да, запрыгивание на крышку рояля, отшвыривание табуретки ногой – это мы тоже всё прекрасно помним в исполнении его более именитых предшественников. Вступление перешло в титульную „Jubilee Road“ с последнего альбома, и наконец рампа осветила всю группу. В неё входят четыре человека, включая самого лидера, и все они – музыканты очень высокого уровня. Надо сказать, что живьём композиции зазвучали гораздо мощнее своего студийного варианта. Иногда это был самый настоящий хард-рок с тяжёлыми гитарами и могучей ритм-секцией. Особенно впечатляла работа барабанщика – это же прямо реинкарнация Кози Пауэлла. Что касается звука, то моя дочка была от него в восторге и даже удивилась, что каждый инструмент слышен в зале очень чётко. Мне же показалось, что басов было многовато, хотя голос Оделла и его рояль звучали действительно кристально чисто. Вокал Тома вживую слушается тоже гораздо сильнее и убедительнее, демонстрируя более широкий диапазон и бóльшую «мужественность», чем в записях. Концертные трактовки порой настолько сильно отличались от альбомных, что поначалу их даже было трудно узнать. Например, „Still Getting Used to Being on My Own“, превращённую в тяжёлый блюз. Возможно, в некоторых композициях не хватало партий саксофона и женских подпевок, которые использовались не только в студийных, но и в более ранних концертных версиях, но это уже мелкие придирки. Я упомянул, что наши места в VIP был не самыми лучшими, и вот почему. Во-первых, это оказалась самая галёрка, и видно оттуда (особенно с моим слабым зрением) было плохо, а поглядеть было на что. Это и акробатические трюки Тома на рояле, и выходы к публике, и красочное световое шоу с подсветкой педалей барабанной установки и многое другое. Впрочем, была возможность спуститься в нижнюю часть VIP-сектора, и тогда можно было не только всё получше увидеть, но даже и попытаться сфотографировать. Насчёт качества фото не взыщите, снимал на мобильник. Второй недостаток – шумные кондиционеры, которые, конечно, заглушались громкими моментами, но во время исполнения тихих фрагментов (только вокал и рояль, а этого было немало) несколько мешали. Немного удивило отсутствие в сет-листе наиболее, с моей точки зрения, ярких хитов: „Silhouette“, „Here I Am“, „Wrong Crowd“ – но тут ладно, очевидно, они исполнялись в прошлый раз, когда Том представлял предыдущий альбом. Но почему не были сыграны такие боевики со свежей пластинки, как „China Dolls“ и „Don’t Belong To Hollywood“? Выступление на бис оказалось по продолжительности лишь чуть меньше основного сета, причём сопровождалось даже более яркими элементами шоу. Ближе к концу Том выдал фрагмент «К Элизе» Бетховена, переходящий в один куплет из „Imagine“ Джона Леннона, в свою очередь завершающийся инструментальным фрагментом из „The Jean Genie“ Дэвида Боуи. Публика – в партере преимущественно женская – встречала выход Тома в толпу радостными визгами и тянула к нему руки, а исполнение последней композиции приветствовала размахиванием заранее припасёнными цветными фонариками. Сам певец рассыпался в комплиментах „amazing“ московской аудитории, вспоминал свой предыдущий приезд – в общем, «химия» между ним и залом чувствовалась. Unterm Strich могу сказать, что я концертом весьма доволен, а дочка и вовсе в полном восторге. Это вам не KISS под фонограмму. И, учитывая стремительно прогрессирующий успех Тома Оделла в России и во всём мире, уже сильно подозреваю, что следующий концерт будет проходить на какой-нибудь пафосной площадке с ценами по 100 евро в танцпартер. Сет-лист: 1. Jubilee Road 2. I Know 3. Sparrow 4. Still Getting Used to Being on My Own 5. Magnetised 6. You're Gonna Break My Heart Tonight 7. Can't Pretend 8. Long Way Down 9. Grow Old With Me 10. Hold Me (Tom went down into the crowd) 11. Entertainment 12. Half as Good as You Encore: 13. Son of an Only Child 14. Für Elise (Beethoven) / Imagine (John Lennon cover) 15. Concrete 16. Another Love Encore 2: 17. Somehow
  6. Seeteufel

    Now Playing 2019

    DARK MOOR „Origins“ (2018) Предыдущий альбом испанских паверщиков под названием „Project X“, по своему звучанию резко контрастирующий с их прежним стилем, вызвал негодование многих любителей пауэр-металлической ипостаси Dark Moor, зато привлёк внимание новых слушателей (и моё в том числе). Ведь „Project X“ выполнен в глэм-роковой стилистике, близкой к таким исполнителям, как Робби Валентайн, Jono и даже Queen. Посему на новом диске я не без оснований ждал «продолжения банкета» в том же духе. Однако выяснилось, что группа в своих экспериментах пошла ещё дальше. На „Origins“ былой экстравагантной «квиновщины» практически нет, зато Альфред Ромеро сотоварищи решили с головой уйти в фолк. Как минимум, половина материала – это пляски с дудками в духе каких-нибудь Schandmaul, и не могу сказать, что это меня радует, так как я совершенно не фанат такого «посконного» фолк-рока. Но, с другой стороны, пляски с бубнами – это всё же не весь новый материал, и надо отдать должное той красоте мелодий и энергии, с которой он исполнен. Даже после нескольких прослушиваний „Origins“ я окончательно не смог сложить однозначного мнения: новый альбом – это хорошо или плохо? Наверно, всё-таки хорошо. На нём имеются прекрасные хиты – прежде всего это „In The Middle Of The Night“ и „Crossing Through Your Heart“. Иногда Dark Moor вспоминают о своём паверном прошлом, о чём свидетельствуют скоростные „The Specter’s Dance“ и „Mazy“. Следует отметить, однако, что на сей раз не то что металлическое, но даже и хард-роковое звучание прослеживается «пунктиром» – в подаче и в вокальных приёмах Ромеро, но никак не в субъективном ощущении тяжести или гитарных партиях. Без средневековых гуслей и прочей эльфийщины, а также совершенно лишней приблюзованной „Holy Geometry“ было бы совсем хорошо, однако в целом альбом приятный. Дополнительные плюсы – за вокал Ромеро, который к тому же смог избавиться от шепелявости и акцента, и за вновь умеренный общий хронометраж. Только не надо тут искать параллели с предыдущим творением. 7,5/10 FOCUS „Focus 11“ (2019) Оказывается, голландские ветераны прогрессивного фьюжна до сих пор ещё в строю. Правда, в основном нынешний Focus можно рассматривать как сольный проект клавишника и флейтиста Тейса ван Леера, плюс ещё из классических составов присутствует ударник Пьер ван дер Линден, однако по звучанию это по-прежнему самый что ни на есть Focus. В подтверждение тому свежий альбом открывается новой версией „Who's Calling?“ с пластинки 1985 года; правда, сходство с изначальной 16-минутной версией – минимальное. В настоящее время (впрочем, как и в последние лет 40) музыка коллектива представляет собой в большей степени незамысловатый поп-джаз, чем прогрессив-рок. В то же время, некоторые отсылки к раннему творчеству встречаются то там, то тут: например, вокальные распевки в „Heaven“, очень отдалённо напоминающие классическую „Hocus Pocus“. Разумеется, ван Леер нынче не в состоянии выдавать угарный йодль – о том, что его голос катастрофически сел, свидетельствует единственная из новых вещей, в которой есть и вокал, и текст – „How Many Miles?“. В концовке „Winnie“ также слышится какая-то до боли знакомая мелодия – не могу точно вспомнить, на каком альбоме Focus она присутствовала. „Focus 11“ изначально распространялся только на прошлогодних концертах группы и лишь с января поступил в широкую продажу через Сеть. Дополнительным стимулом для приобретения физического носителя, видимо, должна служить обложка работы Роджера Дина. Не могу сказать, что этот альбом произвёл на меня сильное впечатление. Есть отдельные номера, выделяющиеся из общего контекста – например, титульная „Focus 11“ или „Mare Nostrum“ авторства басиста Удо Паннекита. Но в основном мы здесь слышим бесхитростный easy listening (прямо хоть в супермаркете фоном для покупок включай), по сравнению с которым тот же упомянутый альбом 1985 года был просто верхом изобретательности и разнообразия. Ну а с классикой уровня „Moving Waves“ или „In and Out of Focus“, конечно, и сравнения быть не может. Отсутствие Яна Аккермана ощущается весьма остро. Впрочем, если вы безоговорочный фанат Focus, то вам сюда. 5/10 INFINITE NOW! „Last Night On Earth“ (2017) В этом альбоме сразу привлекают к себе внимание очень красивая обложка и нетривиальная страна происхождения коллектива – Испания. Поскольку из стран, породивших большинство знаковых прогрессивных групп (Великобритания, Швеция, Канада), давно уже ничего приличного ждать не приходится, взгляд волей-неволей обращается в «третий мир» прог-сцены, где нет-нет да и прорастает что-то достойное. Испанцы Infinite Now! хорошо изучили наследие своих великих предшественников. Я заметил в их музыке отчётливые влияния Pink Floyd, Pendragon, Uriah Heep, Hawkwind, Black Sabbath, Rush, Saga и много ещё кого. Смесь нео- и просто прога с психоделией и риффоориентированным рок-звучанием. Интересно? Увы, скучно. Infinite Now! – это типичный третий эшелон со всеми сопутствующими признаками: вялость, вторичность, заштампованность, отсутствие внятной мелодики, слабый вокал. В плане монотонности испанцы, кажется, превзошли даже творения Стивена Уилсона вместе с адептами его секты. При всём объективном разнообразии их музыки и образцов, к которым они апеллировали, альбом воспринимается как одна нескончаемая, унылая песня. Есть неплохие соло, но гитарист ими явно жертвует в угоду однообразным риффам. Из всех композиций более-менее запоминается довольно простая финальная „Life Still Goes On“ с лёгкими реверансами в сторону раннего Боуи. Всё остальное не стóит затраченного на прослушивание времени. 3/10 VISION QUEST s/t (2018) В этот день, наверно, как говорила Дарья Петровна из незабвенного «Собачьего сердца», Земля налетела на Вселенскую ось, так как на просторах Апеннинского полуострова в кои-то веки родилось нечто весьма приличное в мелодик-роке на стыке с прогом. Видимо, существенным обстоятельством при этом стало НЕучастие вездесущего Алессандро дель Веккьо ни в какой форме. Дебютный альбом Vision Quest представляет собой смесь стилистики Ten, Asia, Phenomena, Magnum и Nightingale, причём итальянцы, как мелодисты, пожалуй, превзошли всех вышеперечисленных в их нынешнем состоянии. Работа эта концептуальная, однако связный сюжет (какие-то там очередные средневеково-фэнтезийные дела) не убил, как это нередко водится, музыкальную составляющую. Конечно, многое ещё нуждается в «доработке напильником». Это касается и вокальных данных фронтмена, и вообще всех, кто тут поёт. И качества записи, которое оставляет желать лучшего. И компоновки альбома – в его первой половине следуют друг за другом аж три (!) баллады, среди которых имеется как прекрасная „Avathar“ с партиями саксофона, так и унылая полуакустическая „The Eve of the Battle“. Зато все небалладные композиции попадают прямо «в яблочко» – и чем дальше, тем интереснее: это касается и „The Immortal“, и „Master of Hopes“, и „Dragons of Tomorrow“, и финальной „The Run“ (алё, мистер Даунс, вы совсем забыли, как правильно сочиняются такие АОР-боевики?). Элементы прогрессива очень гармонично звучат в эпической „Eternal Love“, в которой задействованы тяжёлые гитары и женский вокал (увы, ещё более слабый, чем основной мужской), и в „Lost in Time“, где опять звучит саксофон. Во многом ставлю высокую оценку «авансом», поскольку, несмотря на все перечисленные недостатки, у группы ощущается огромный потенциал, и эта работа – даром, что «первый блин», – очень выгодно выделяется на фоне подобного рода продукции, в том числе и той, которую в наше время выдают уже порядком поистрепавшиеся гранды. PS: и давайте уж в следующий раз всё-таки обойдёмся без концептуальностей. PPS: насколько разную музыку играют группы, в названии которых присутствует слово „vision“ – Vision Fields, Vision Talks, теперь вот и Vision Quest, – и все на удивление хороши. 8/10 WAKE THE NATIONS „Heartrock“ (2019) Как-то стало уже привычным, что наиболее интересные релизы в мелодик-хард-роке, будь то продукция Frontiers или, как в данном случае, AOR Heaven, появляются ближе к лету. Однако финны Wake The Nations решили тёплой поры не ждать и в разгар зимы порадовать нас горячим альбомом с летним настроением, который уже вполне претендует на звание одного из лучших в данном стиле в наступившем году. Речь изначально шла о сайд-проекте музыкантов из Human Temple, планировавшемся как одноразовый междусобойчик, и в 2015 году выпустившем первый альбом, в записи которого принимали участие аж шесть вокалистов. Но потом было решено сделать коллектив постоянным, после чего последовали выступления на ряде фестивалей. В составе остался лишь один вокалист – Кристен Стенбом – а материал помогали сочинять музыканты из Therion и One Desire. В результате получился «северный ответ на Outloud»: куча мелодичных, красивых хитов, среди которых особенно выделяются „Midnight Lovers“, „New Day“, „Somehting In Your Eyes“ и „Higher“. Вообще, весь альбом отличается стабильным качеством без проходных вещей, и даже баллады не раздражают. Разумеется, ничего нового – очередная ностальгически-восьмидесятническая работа, но ведь мы в этом стиле ничего иного и не ждём, правда? 8/10
  7. Seeteufel

    Horror show

    С удивлением узнал, что сценаристка этого фильма Ольга Елагина у меня довольно давно уже в друзьях на ФБ. Кстати, пишет прекрасные рассказы. И тут сплошная политкорректность!
  8. Seeteufel

    Horror show

    Да, неплохой фильмец, хотя и довольно кислотный. Даже удивился, что он 2018 года – мне казалось, что я его ещё года два-три назад смотрел, уже и забыл почти.
  9. Seeteufel

    Now Playing 2019

    У меня все ходы записаны
  10. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Ващета я с ними именно по твоей наводке и познакомился, после того как ты расхвалил их второй альбом (действительно лучший). Видимо, уже смысла никто не видит штамповать CD – всё равно все качают, а тру-меломаны коллекционируют винил либо какой-то супер-пупер эксклюзив в коробке в виде слонового члена с набором порнооткрыток.
  11. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Ну здрасьте. Тут для этого свобода слова и все технические возможности. Всяких кретинов с замашками наполеончиков уж лет 10 нет.
  12. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Магнус Карлссон вообще весьма заслуженный товарищ. Собссна, вот его послужной список на Википедии. Хотя почти всё перечисленное меня либо не интересует (особенно Праймал Фыр и Киске/Соммервиль), либо было создано уже на излёте славы (Боб Кэтли). Хотя там же есть и Кимбалл/Джеймисон, это гут. А тему правильно создал, чё ждать-то?
  13. Seeteufel

    Horror show

    Всё-таки я бы сказал, что "Конверт" на порядок лучше. Я не поклонник такой уж откровенной шизофрении. Кстати, почему при линейном развитии действия в кадре - то зима, то осень, то лето? Александра Бортич, хоть и очень молода, послужной список имеет весьма внушительный. Какие-то фильмы с её участием я точно видел.
  14. Seeteufel

    Озеро Блед и озеро Бохинь

    Рождество в Словении, Италии и Хорватии декабрь 2018 Часть 5: озеро Блед и озеро Бохинь Озеро Блед, лежащее в каньоне недалеко от границы с Австрией и от самой высокой горы Словении – Триглава, считается наиболее привлекательным туристическим объектом страны. Озеро действительно необыкновенно красиво даже зимой, а уж летом и весной – тем более. На берегу, на высокой отвесной скале, располагается замок Блед. Можно подъехать на туристическом автобусе, но лучше и полезнее подняться пешком. Красота озера и окружающих его пейзажей привлекает многочисленных туристов. Во всяком случае, в этот раз я лишь здесь видел большую группу китайцев, не говоря уже о многочисленных немцах и австрийцах. Среди прочих затесалась даже парочка русских и парочка французов. Летом на Бледе устраиваются соревнования по гребле – имеется база подготовки олимпийцев – и по плаванию. Вода прогревается, и в озере можно купаться, существуют небольшие, но вполне «легальные» пляжи. На небольшом островке в озере находится монастырь, к которому летом плавают катерки. Зимой вроде бы можно нанять вёсельную ладью, хотя я не видел, чтобы с неё кого-то высаживали прямо на остров. Поскольку Блед – озерцо небольшое, я обошёл его по периметру (это где-то 6-7 км). По пути встречалось немало интересного. В том числе совершенно аутентичная деревушка с действующей мельницей. Немного словенского языка. На слух он похож на польский без «пшеканья», но гораздо более понятен. Очень многие слова схожи с русскими, и совершенно очевидно, что кириллица для словенского подошла бы больше, чем латиница. Но некоторые вещи слушаются и читаются очень смешно. Аэропорт – леталище, театр – гледалище, заяц… – заец. А «скок с падалом» и «яханье конь» – это, конечно, шедеврально. Бохинь Озеро Бохинь, хоть и любимо туристами (летом), но находится в гораздо более суровом и менее людном месте, чем Блед. Дорога от Бледа до Бохиня занимает 40 минут автобусом и проходит по типично альпийским пейзажам, напоминающим обедневшую Баварию или Швейцарию. Именно здесь берёт начало река, которая впоследствии превращается в Саву и, минуя Загреб, в конце концов впадает в Дунай. Вода в озере настолько чистая, что, вполне возможно, её можно пить без кипячения. Несмотря на расстояние всего километров в 50 и перепад высот в несколько десятков метров, погода в районе Бохиня заметно холоднее, чем в Бледе. На земле уже лежит тонкий слой снега, а у берегов образовался тоненький ледок. Триглав отсюда не виден. За него по ошибке принимают другие горы, тоже поднимающиеся выше двух километров. Как я понял, эта гора называется Стол. Для туристов, приезжающих отдохнуть на берега Wocheiner See (немецкое название Бохиня), имеется лишь одна крупная гостиница. Другим предлагается остановиться в шале – альпийских избах с «удобствами» на улице и без горячей воды. Цена этих «нумеров», кстати, вполне сопоставима с гостиничными. Но отдых на Бохине подразумевается преимущественно летний. Зимой там достаточно часок полюбоваться окрестностями, согреться в единственном баре чайком или чем покрепче, а затем постараться не опоздать на автобус, так как темнеет и холодает в этих краях стремительно.
  15. Seeteufel

    Загреб

    Рождество в Словении, Италии и Хорватии декабрь 2018 Часть 4: Загреб До Хорватии от Любляны добираться оказалось гораздо дольше, чем до Италии, причём дело не только и не столько в расстоянии. Если словенско-итальянскую границу автобус проскакивает, даже не останавливаясь, то на кордоне между Словенией и Хорватией – полноценный пограничный контроль. Хорватия официально не входит в Шенгенскую зону, но шенгенские визы там действуют. Однако из автобуса необходимо выйти дважды – на словенском КПП, потом на хорватском, там ставят в паспорт совершенно нормальный штамп о пересечении границы и, как правило, заставляют достать и просвечивают (а иногда и трясут) багаж пассажиров. К тому же в тот раз у кого-то из моих попутчиков, не знаю, из какой страны, что-то оказалось не в порядке с паспортами – в общем, это, конечно, не такой брейнфакинг, как на границе между Белоруссией и Литвой/Польшей, но тридцать-сорок минут прокуковать можно. Также в Хорватии до сих пор не введён евро, а картой расплатиться можно не везде, поэтому какое-то количество наличных кун иметь при себе нужно. Один евро равен примерно 7,5 кунам, так что удобнее считать через рубли: одна куна – это почти ровно 10 рэ по нынешнему курсу. От хорватской столицы я ничего особенного не ожидал, но Загреб внезапно оказался очень красивым городом. Вот его как раз имеет смысл сравнивать с Прагой, правда, без Влтавы и Пражского града. Исторический центр разделён на Нижний город… …и Верхний город. Правда, я сам не заметил, как оказался в Верхнем, но в него можно подняться и на фуникулёре. Этот фуникулёр едва ли не самый короткий во всей Европе – всего 60 метров. Но подняться на нём всё равно стоит, так как с верхней площадки открывается отличная панорама. Ещё лучше вид с башни с непроизносимым названием Лотрщак, но на неё по случаю праздника не пускали. Таких необычных церквей я в Европе ещё не видел. Внутрь паба я не заходил, но и так видно, что в нём замечательно всё! На горизонте – Мирогой, одно из самых красивых кладбищ в мире. Вокруг кладбища (оно же – природный парк) идёт два ряда аркад, каждую из которых венчает купол. К сожалению, ближе я туда не подходил. Река Сава. Так же, как и Дунай в Вене, Сава через центр Загреба не течёт. Нетронутые луга на берегах ничем не застраиваются и никак по-другому не используются, потому что Сава разливается каждую весну. Городской собор и всё, что осталось от замка: две башни и одна стена. Собор находится на перманентной реставрации, подобно Frauenkirche в Мюнхене: на фотографиях 2015 года я видел всё те же леса на одной из колоколен. За граффити на исторических зданиях надо сечь калёной арматурой и заставлять оттирать весь город. А вот граффити, выполненные со вкусом и мастерством на каких-нибудь хозяйственных постройках, да ещё и имеющие при этом какой-то смысл, можно только приветствовать. Не знаю, как называется этот торговый центр, но уверен: в Москве его бы назвали «Айсберг». Улица Каптол, «ресторанная миля». По случаю Рождества украшена сплошь красными фонарями, но это не то, о чём вы подумали. Загребские парадоксы: каток, в центре которого – работающий фонтан.
  16. Seeteufel

    Триест и Муджа

    Рождество в Словении, Италии и Хорватии декабрь 2018 Часть 3: Триест и Муджа Как уже говорилось, до Триеста из Словении рукой подать. Мой автобус прибыл в Италию, когда хлестал проливной дождь, и я уж думал, что этот день будет безнадёжно испорчен. Но нет, прошло часа полтора, и распогодилось на славу. Вообще, Триест – это какая-то не совсем правильная Италия. Сказывается не только статус крупного порта, но и географическое расположение, поэтому столица провинции Венеция-Джулия напоминает что-то среднее между Францией и Австрией. А «центром тяжести» архитектурного ансамбля служит и вовсе сербский православный собор. Есть здесь свой Канал Гранде, как в Венеции. Разумеется, не таких масштабов – по сути, это просто небольшой вытянутый заливчик с облицованными набережными. Но громкое имя он всё-таки носит. В Триесте сразу непонятно, какое сейчас время года – весна, зима или осень. Когда выглядывает солнце, создаётся ощущение ранней весны, но пожухлые листья на деревьях намекают больше на осень. Вообще, основная «жилая» часть Триеста расположена на холмах вдоль побережья. Центр города преимущественно низкий, а на единственном центральном холме находятся крепость и монастырь, к которым поднимаются ярусами старинные улицы. Имеются, конечно, в изобилии и разные римские развалины, в том числе и древний амфитеатр. Далее мой путь лежал к замку Мирамаре с одноимённым парком, который находится примерно в 6 км от центра. Ровно на середине пути автобус намертво встал, а по улице, воя сиренами, начали съезжаться «скорая помощь», пожарные и чуть ли не вся полиция Триеста. Оказалось – авария. Итальянцы, как известно, ездят преимущественно на мало- и микролитражках. В том месте дорога узкая с интенсивным движением – не разгонишься, к тому же перекрёсток. Как – объясните мне! – можно было там умудриться столкнуться двум машинам так, что у одной из них весь перёд оказался всмятку, а другая перевернулась?! Но для Италии это обычное дело, это я понял ещё в ходе своего путешествия по стране позапрошлой осенью. Я подумал, что бодяга продлится до вечера, и Мирамаре я не посмотрю, поэтому уже было отчалил обратно в направлении города. К тому же рядом было на что посмотреть: исторический маяк и довольно интересный железнодорожный мост. Хотя перспектива брести 3 километра по скучному шоссе не радовала. Однако вскоре движение автобусов восстановилось. Да уж, не побывать в Мирамаре было бы большой ошибкой. Погода к тому времени окончательно воссияла, а засилья туристов на этой окраине не наблюдалось. С берега открывается отличный вид на Триест. Замок – самая что ни на есть классика, как с открытки. Парк тоже заслуживает внимания. Но всё-таки Триест – это в первую очередь не туристический город, а огромный порт. Для обслуживания такого порта необходимо иметь в непосредственной близости мощную «керосинку». Не такую циклопическую, конечно, как НПЗ в Гибралтаре, и довольно потрёпанного вида, но всё же. Муджа Оставалось ещё какое-то количество светлого времени, чтобы посетить городок Муджа, который находится в паре десятков километров от Триеста, но представляет собой разительный контраст с последним. К счастью, паромы в Муджу ходят и зимой. Вот Муджа – это уже типичная Италия, какой я её знаю по своему большому прошлогоднему (теперь уже позапрошлогоднему) путешествию. Узкие сонные улочки, черепичные крыши; порядком облезлые, но проникнутые исконным итальянским духом домики. Мало кого можно встретить на сумеречных улицах, за исключением какой-то пьяной компании, очень громко отмечавшей Рождество. Но редкие прохожие всегда не прочь поболтать, даже не говоря ни на одном языке, которым я владею. Впрочем, итальянский я начал сносно понимать на слух ещё в свою прошлую поездку, остальное можно восполнить отдельными немецкими и английскими словами, а также жестами. Остаткам древнеримских построек, как и положено, всегда находилось вполне утилитарное применение. Да! Вот это – Рождество здорового человека, а не этот ваш мерзкий снег с морозом!
  17. Рождество в Словении, Италии и Хорватии декабрь 2018 Часть 2: пещеры в Постойне и замок Предъяма Утверждается, что в Словении имеется примерно 12000 пещер. Как шутят сами местные, «если что, пещера найдётся на каждого жителя». Постойна среди них – самая крупная и располагается на четырёх уровнях. На данный момент известно 24 километра ходов, из них 5 км открыто для туристов. Конечно, это типичная «туристическая» пещера со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами, но плюсы в данном случае перевешивают. Всё-таки удобнее, когда всё обустроено и подсвечено должным образом, и нет необходимости облачаться в самые бросовые шабалы, надевать каску и светить фонариком. А посмотреть там есть на что! В условленный час, к которому опаздывать нельзя (в другое время не пустят, а словенцы, как мы помним, народ очень пунктуальный), надо собраться у входа под одной из табличек с указанием языка экскурсии. В тот день их было только три: немецкий, словенский и итальянский. Дальше вас везут пару километров на поезде, который бороздит подземные пространства ещё с XIX века. Как говорят словенцы, «наше метро старше лондонского». По пути уже есть возможность оценить подземные красоты. А затем ещё километра полтора ведут по залам пешком. Сталактиты и сталагмиты трогать руками нельзя, так как после этого они расти прекратят. Сталактит вырастает всего на один миллиметр за 15 лет, а оставляемый руками жир отталкивает капающую с потолка воду, не давая солям осаждаться. Но народ всё равно трогает, ничего с этим не сделаешь. Залапанные соляные выросты сразу выделяются чёрными пятнами. Можно было бы выложить пару десятков фотографий подземных красот, но они не передадут и десятой доли того, что лучше увидеть самому. Одни из самых красивых сталактитов – белоснежные трубочки, которые здесь называют «спагетти». Они растут ещё медленнее – по миллиметру за 50 лет – и очень хрупкие, поэтому крайне редко вырастают до метра и больше. Какие-то камни принимают совершенно диковинные формы: зверей, предметов и т.д. Этот тонкий и плоский сталактит с прожилками особенно любят показывать немецким туристам, потому что он невероятно похож на отрезанный ломоть ветчины. Поскольку подземные воды богаты самыми разными минералами, то даже растущие рядом фигуры получаются разных цветов. Эти три столба – символ Постойны, присутствующий на всех открытках. Довольно мощная подземная река, протекающая на самом нижнем уровне пещеры, впоследствии выходит на поверхность, потом снова ныряет под землю и затем уже окончательно вырывается на свободу, превращаясь в Любляницу. В пещере Постойны живёт 150 видов самых разных животных – жуки, рыбы, прозрачные пещерные креветки и другие. Но самый известный из них – протей. Это земноводное, родственное тритонам, обладает феноменальными особенностями. Протей живёт в основном в узких щелях, поэтому с человеком соприкасается редко, лишь когда временами поднимается в «плоские» пещерные водоёмы. Дышит и лёгкими, и жабрами, которые располагаются снаружи, напоминая крылья дракона. Бесцветен и слеп, однако, если его извлечь на поверхность и дать пожить в условиях освещённости, приобретает пигментацию и видящие глаза! Естественных врагов не имеет, может жить до 100 лет (!), из которых до 12 лет подряд (!!!) может обходиться без пищи. Совсем недавно удалось вывести первое потомство в неволе. Теперь их держат в аквариуме почти в полной темноте, поскольку планируют выпустить в естественную среду. Далее мой путь лежал к замку Предъяма, расположенному в 9 км от Постойны. В летний сезон, если покупаешь комплексный билет, туда возит бесплатный автобус, а вот зимой пришлось раскошелиться на такси – между прочим, 30 евро туда-обратно с ожиданием, поскольку компании мне не нашлось. Замок этот – по сути, визитная карточка всей Словении. Таких замков, непосредственно соединённых с пещерами, во всём мире очень немного, а этот – самый крупный из всех. Тем не менее, надо именно зимой посетить Предъяму, чтобы прочувствовать, насколько неуютной и спартанской была жизнь в замке. Из всех помещений отапливалось только одно. Удобств, понятное дело, никаких не было. Стены некоторых комнат представляют собой голые каменные стены пещеры, и по ним постоянно сочится вода. Впрочем, эта же грунтовая вода была и благом для обитателей замка: именно её пили и использовали в хозяйственных целях, так как, в отличие от протекающего под замком ручья, она была всегда гарантированно чистой, а враги не имели возможности её отравить. Вид из огромной дыры в скале над замком открывается идиллический, но именно оттуда и приходили враги. Иногда они держали осаду целый год, и владелец замка Эразмус фон Люгг, издеваясь над солдатами противника, кидал им сверху жареное мясо и вишни (хорошенькое издевательство, однако). Убит он был в сортире (пристроенная к скале будка с дыркой в полу). Впрочем, иногда враги умудрялись всё-таки захватить замок, и тогда его жители уходили в сложнейший лабиринт пещер, расположенных за замком и под ним. Ход, ведущий в глубину пещеры, был настолько сложным, что до сих пор по нему можно пробраться до конца только со специальным альпинистским оборудованием и подготовкой.
  18. Seeteufel

    Любляна

    Рождество в Словении, Италии и Хорватии декабрь 2018 Часть 1: Любляна Западное Рождество, которое в прошлые годы стабильно пропадало из-за выходных, на сей раз легло очень удачно: пять свободных дней подряд вместе с выходными, плюс я взял последний остававшийся день отпуска, – грешно проводить их дома. Сначала я даже подумывал улететь из московской гололёдной слякоти куда-нибудь в совсем уж тёплые края, но логично подумал, что два дня из шести уйдут на дорогу, а остальные – на акклиматизацию. Поэтому Словения с её мягкой, бесснежной зимой показалась вполне приемлемым вариантом, тем более что я уже давно присматривался к этой стране с её живописными горами, пещерами, замками, озёрами и спокойным, неторопливым ритмом жизни. Я, честно говоря, всегда несколько предвзято относился (да и до сих пор отношусь) к жителям бывшей Югославии. Возможно, потому что мне по жизни практически не попадалось приличных и порядочных людей среди хорватов, сербов и т.п. Однако в случае со словенцами признаю свою неправоту. Начнём с того, что этот маленький осколок империи Габсбургов, зажатый между Австрией и Италией, правильнее считать не балканской, а альпийской страной. Народ здесь необыкновенно приветливый, гостеприимный и пунктуальный. Все поголовно владеют английским, а каждый второй – немецким. И ещё, что совсем уж внезапно, все неимоверно любят русских. Первым человеком, с которым мне довелось пообщаться на словенской земле, была пожилая дама, ехавшая вместе со мной в микроавтобусе-шаттле из аэропорта. Она уроженка Словении, но уже давно живёт в Цюрихе. Мы с ней говорили по-немецки, и она не знала, откуда я сам. Но как только она услышала, что я прилетел рейсом из Москвы, одна из следующих её фраз была: «Как же хорошо, что Крым вернулся в Россию!». Потом она долго вспоминала, как ездила ещё в советское время в тот же Крым, Москву, Питер и ещё куда-то, и выражала горячее желание погостить у какой-нибудь старушки в сибирской деревне и заодно вспомнить русский язык. Чуть ли не насильно вручила мне, абсолютно незнакомому человеку, свой адрес в Швейцарии и пригласила приехать в гости с семьёй в любое время. Столь же неожиданным было признание продавца в салоне Bang & Olufsen, где я покупал наушники для дочки. Он тоже не знал, откуда я, и мы с ним довольно обстоятельно поговорили на разные темы, а когда дошло дело до оформления гарантийного талона, и он попросил контактный адрес, я указал свой рабочий. На что последовало: „Oh! Moscow! We love Russian people so much!“. Это было приятно и удивительно, особенно учитывая, насколько далеко оттуда Россия и как мало русских в Словении. Самолёт в Любляну вылетает в очень удобное время: я смог поехать в аэропорт сразу после работы и ещё успел побродить тем же вечером по словенской столице. Там как раз были в самом разгаре рождественские гуляния. Повсюду звучала самая разная музыка – от классики из репродукторов до весьма профессионального живого исполнения хитов Deep Purple и The Rolling Stones; на улицах торговали глинтвейном и жареными каштанами; вообще было очень уютно и по-хорошему празднично. К рождественским декорациям муниципальные власти подошли нетривиально. Помимо традиционных ёлок и звёзд, на улицах сияли математические формулы, планеты Солнечной системы, биологические символы или, например, ноты. Мы с дочкой прошлое Рождество отмечали в Дании, если помните. И я тогда писал, что последние рождественские ярмарки мы ещё застали 23 числа; 24-го и 25-го на улицах не было никого, кроме мигрантов, а 26-го везде уже снимали праздничную мишуру. Сейчас один коллега вернулся из Голландии и рассказывал, что там с этим ещё хуже: был единственный на весь город ма-а-а-аленький базарчик в районе Rijksmuseum, который закрылся после 23-го. А вот в Любляне рождественское настроение продолжало ощущаться и после 26-го числа, а ярмарки работали по-прежнему. Любляна – город небольшой. Центр вообще можно обойти целиком за пару часов. В некоторых путеводителях столицу Словении уже поспешили окрестить «маленькой Прагой» – но это явный перебор. До Праги ей, конечно, далеко. Но зато в центре намного спокойней, нет адовых толп туристов (когда на Карловом мосту ощущаешь себя, как в переходе с «Павелецкой»-радиальной на кольцевую в час пик), и есть непередаваемая атмосфера сонной провинции, пропахшей свежим хлебом, вином и маслом из тыквенных семечек. Это самое масло – настоящий «гвоздь» словенской кухни, которая, впрочем, в остальном ничем особенным не отличается. Но масло – это да! Оно имеет почти чёрный цвет и аромат, сравнимый с домашним подсолнечным маслом, только гораздо вкуснее. Люблянский замок виден из любой точки города и очень красиво подсвечивается по ночам. Внутри ничего особенного (как, надо признать, и в большинстве подобных сооружений), всё переделано в современное выставочное пространство, а в сезон ещё и ёлочный базар. Но вид на город открывается отличный. Река Любляница имеет, как и все реки, текущие с Альп, ярко-зелёный, почти изумрудный цвет. Причём вытекает она не из ледников, а из пещеры, о чём расскажу чуть позже. По реке и зимой плавают странного вида туристические посудины. Сейчас они практически пустые. Не думаю, что здесь с воды можно увидеть больше интересного, чем с берега – уж очень маленькая речка. Другого судоходства нет. Долго пытался понять: что же всё-таки не по-европейски в этой типично европейской столице? Потом понял. За всё время пребывания там я не видел ни одного хиджаба. Два негра, которых я встретил, были туристами из какой-то весьма цивилизованной страны. А с другой стороны, никаких панков, фриков, показной «гей-культуры», выставок с трупами и говном. Разве что вездесущие граффити раздражают, но в остальном – такое ощущение, словно толерантность, мультикультурность и глобализация сюда вообще пока носа не совали. Необязательный, но интересный пункт программы – район Кракова. Старинный частный сектор с огородиками не совсем в центре, но близко к нему. Окраины Любляны с запада и востока – типичное Бирюлёво с соцреалистическими панельными коробками, к северу – более старая провинциальная застройка. Из транспорта – только автобусы. Впрочем, в центре вам никакой транспорт и не потребуется. Что интересно: в Словении проживают аж два миллиона человек. Но в Лайбахе (как австрийцы до сих пор именуют Любляну) из них – лишь 270 тысяч. При этом других крупных городов в Словении практически нет. Возможно, это страна с наиболее сбалансированным распределением населения не только в Европе, но и в мире. Впрочем, живут словенцы небогато (хотя цены довольно высокие). Несмотря на то, что безработица за последние годы сократилась, очень многие жители до сих пор едут на заработки в Австрию, Германию и Италию. Что неудивительно: до Триеста от Любляны доедешь быстрее, чем я каждый день добираюсь до работы, а за два с небольшим часа можно добраться и до Венеции. Если кто не в курсе, Венеция – это не только всемирно известный туристический остров с каналами и гондолами, но и крупный промышленно-деловой узел на берегу. Кстати, в России словенцы тоже работают: в основном это сотрудники всяких строительных фирм. Продолжение следует.
  19. Seeteufel

    Где я был в 2018.

    Я в этом году посетил только три концерта: уже упомянутый Алексеем объединённый Helloween, Фиша в Карлсруэ (об обоих шоу подробно написал в отдельных топиках), а также… Oomph! с симфоническим оркестром в Крокусе. На последний сопровождал дочку, которой было не с кем пойти, потому что подруга, подарившая ей ещё летом на ДР два билета на этот концерт и планировавшая идти сама, застряла в Израиле. Ну что сказать – Oomph! я не фанат и с их творчеством знаком практически не был, но концерт оказался очень неплох. Хорошая энергетика и подача, отличный звук. Их певец имеет убойный диапазон и вокальную мощь, великолепно общается с залом. Оркестр, как ни странно, очень органично дополнил весьма разнообразную стилистику Oomph! Фанатом группы я не стал (в общем-то, это несколько не моё, а вот дочка их обожает), но кое-что у них послушать можно. Публика в основном была вполне адекватная и знала немецкоязычные тексты. Исключением была компания, состоявшая из двух пьяных лимитрофов и азиатского вида девки, которые весь концерт орали какую-то хуйню типа «Буланова! Киркоров! Алсу!» – и думали, что это ниибаццо смишьно. Девка в какой-то момент попыталась уместиться на плечах одного из бабуинов, но чуть не сверзлась оттуда, так как алкоголь явно убавил атланту физических кондиций. Присутствовавший рядом охранник немного напрягся. Странно это – заплатить немалые деньги (а Крокус по определению не дёшев), припереться в президентском состоянии и вместо того, чтобы слушать, мешать другим своими выходками. Впрочем, после публики на Хелловине это, можно сказать, почти от кутюр.
  20. Seeteufel

    Now Playing 2018

    NEW PAST „State Of Falling” (2017) Наблюдая уже далеко не первый год вялотекущий упадок и застой в «первом мире» рок-музыки, я периодически обращаю взгляд и слух в сторону разных тёплых стран, которые пока что не вышли на передовые позиции в моих любимых стилях. Древняя Эллада – одна из наиболее многообещающих в этом смысле обителей: ведь местная рок-сцена в самых разных направлениях сейчас развита очень хорошо и, в отличие, например, от Польши (не говоря уже про Россию), лишена синдрома «вечно догоняющих». Коллектив из Афин New Past исполняет прогрессивный рок, который сложно привязать к какой-либо конкретной категории внутри этого стиля. С одной стороны, греки совершенно явно вдохновлялись творчеством King Crimson и Rush – увы, позднего периода и тех, и других. С другой стороны, вязкие саббатоидные риффы в октаву и мрачные гармонии, ассоциирующиеся с пост-бёртоновской Металликой, толкают New Past к прогметаллическим берегам. Группа, казалось бы, обладает всем, чтобы достаточно ярко сверкнуть хотя бы на андерграудной сцене. Здесь и низкий «нововолновый» вокал Андреаса Денвара, напоминающий Дэвида Гана и Марка Олмонда. И прелюбопытнейшая гитарная работа Костаса Стаматиу, который то выдаёт нестандартные звуковые эффекты, то обнаруживает фрипповскую школу, то, наконец, исполняет единственное на весь альбом красивое соло в „Break The Fetters” – уже ради одного него весь диск заслуживает оценки выше нуля. Но группе отчаянно не хватает композиторских талантов. Музыка неимоверно скучна, а уж когда её авторы пытаются добавить «восточного колорита» в обеих частях „Persephone”, открывающих и завершающих альбом соответственно, можно смело брать подушку и идти спать – ничего интересного вы при этом не пропустите. Хорошо хоть, что длительность всего полноформатника в наши дни для прога просто смехотворна – 38 минут с копейками. Говорят, какие-то очередные британские учёные подсчитали, с какой вероятностью обезьяна, сев за пишущую машинку, может напечатать «Войну и мир». Интересно, какова же вероятность того, что некий творец, обладая всем необходимым для написания шедевра, создаст в итоге полную пустышку? Видимо, в квадриллионы раз больше. 4/10 TARGET „In Range” (2017/1979) Американская команда, в которой пел Джими Джеймисон ещё задолго до своего присоединения к Survivor, записала этот материал в далёком 1979 году, но выпущен он был только сейчас. В принципе, это вполне объяснимо: подобная музыка на рубеже десятилетий звучала уже достаточно нафталиново, и получить контракт на запись альбома с таким саундом могли разве что раскрученные имена, но никак не молодые музыканты. Target исполняли классический, заметно приблюзованный хард-рок, и первая аналогия, которая напрашивается, – это Whitesnake тех же лет и отчасти Lucifer’s Friend. Местами используется редкая для данной стилистики духовая секция. Надо отдать должное: группа звучит очень энергично и напористо, а такие номера, как „Come On” или „A Place Called Hot”, могли бы стать хитами, выйди они лет на 5-6 раньше и, скорее всего, по другую сторону Большой Лужи. Джеймисон поёт не совсем в той манере, к которой мы привыкли по Survivor и его сольным альбомам: его вокал здесь завис где-то между подражанием Лу Грэмму, Полу Стэнли и тому же Ковердейлу. Качество записи довольно нестабильное: где-то альбом звучит очень хорошо для «откопанных на чердаке лент», где-то имеются дефекты. Любопытный артефакт для поклонников Джими, но не более того. PS: „Taxman” – это НЕ кавер на Битлов. И слава богу. 6/10 TASTE „We Are Back” (2018) Чтобы назвать свою группу так же, как назывался культовейший в 60-х ирландский коллектив, надо быть начисто лишённым если не того самого taste, то, по меньшей мере, фантазии. А уж название альбома, должно быть, внесло немалую сумятицу в умах поклонников Рори Галлахера. Так или иначе, это второй альбом АОР-команды из Швеции, состоящей всего лишь из двух братьев – Феликса и Кристоффера Боргов. Поначалу музыка семейного дуэта даже чем-то цепляет – во всяком случае, на протяжении первых трёх-четырёх композиций. Но потом понимаешь, что слащавости и патоки здесь явный переизбыток даже для АОРа. Начиная с „My Rose” идут просто какие-то сплошные розовые сопли. Хотя братья-мультиинструменталисты очень хорошо владеют своими инструментами. Вокал у Кристоффера вполне приличный, но такое впечатление, что совершенно не поставлен, и за версту отдаёт любительщиной КСПшного розлива. Из более-менее хитовых вещей можно отметить разве что титульную композицию, а всё остальное слипается в один комок сахарной ваты, для верности ещё и намазанной мёдом. Боюсь даже предположить, каков дебютный альбом шведов. 5/10 TITAN „Steps” (2009 mini-album) Что-то на сей раз всё на букву Т и с не слишком оригинальными названиями. Сколько уж было всевозможных «Титанов», но в данном случае речь идёт о пятёрке из Швеции. Если вся карьера этой формации закончилась на миньоне, выпущенном самиздатом, то это достойно всяческого сожаления. Ведь материал ЕР – это отличный хитовый АОР, к тому же у микрофона находится очень голосистый товарищ. Как минимум, три вещи с диска („Hero”, „When Evening Falls” и „One More Night”) достойны высшей оценки и сопоставимы с лучшими работами, которые ежегодно выплёвывает конвейер Frontiers (говорите, заждались очередной поделки от W.E.T.? Ну-ну, «пилите, Шура, они золотые» ©). Впрочем, страничка группы на Facebook пока активна, а мы знаем примеры, когда первый полноформатник выходил через несколько лет после дебютного мини-альбома. Так что будем надеяться на лучшее. 8/10
  21. Seeteufel

    Horror show

    Это ж сколько пиццы можно накупить на 70 баксов на троих? И их у компании нет, зато есть 30 тыщ на коттедж?
  22. Seeteufel

    Now Playing 2018

    Когда-то в Kahlkopf Гиги пел, альбом „Im Namen des Herrn“ с ним зело хорош.
  23. Seeteufel

    Now Playing 2018

    PAVLOV’S DOG „Prodigal Dreamer“ (2018) Новый альбом культовой американской прогрессив-роковой формации Pavlov’s Dog – всего лишь шестой «номерной» релиз с тех самых пор, как в далёком 1975 году вышел блестящий официальный дебютник „Pampered Menial“. Состав группы непрерывно менялся, распадался и собирался вновь и ныне из участников оригинального состава включает в себя лишь вокалиста Дэвида Сёркэмпа, за свою уникальную манеру пения снискавшего в равной степени любовь и уважение одних и лютую ненависть других (собственно, та же ситуация, что и с Гедди Ли из Rush, с которым его часто сравнивают). Барабанщик классического состава Майк Сэфрон, участвовавший ещё в записи предыдущего альбома „Echo & Boo“ (а в 90-х пытавшийся сколотить собственную версию „Pavlov’s Dog 2000, где сам же и пел), был вынужден несколько лет назад покинуть коллектив по состоянию здоровья, а легендарный скрипач Зигфрид Карвер умер в 2009 году. Сёркэмп превратил нынешнюю «Собаку Павлова» в некое подобие семейного предприятия, заручившись поддержкой своей жены Сары и дочери Сэйлор. Другая родственная пара – Рик (бас) и Эбби (скрипка) Стилинги, плюс новые ударник, клавишник и гитарист – такой вот уютный получился междусобойчик. После откровенно слабого „Echo & Boo“ я ничего особенного от нового релиза не ждал, а зря. Сёркэмп с компанией сделали всё возможное для того, чтобы возникло ощущение, будто бы группа продолжила прямо там, где остановилась после „Pampered Menial“. Начинается это уже с обложки: на ней изображена собака, очень похожая на ту, что украшает конверт дебютника, причём рисунок выполнен абсолютно в той же манере и, возможно, тем же художником. А музыка первых двух композиций отсылает прямиком во времена 43-летней давности. „Paris“ – это если не новая „Julia“, то где-то очень близко к тому, а „Hard Times“ можно вполне сравнить с „Late November“. Голос уже очень немолодого Сёркэмпа прекрасно сохранился, хотя он и не верещит таким пронзительным фальцетом, как в молодости. Солирующей скрипки очень много – едва ли не больше, чем на дебютном альбоме: Эбби Стилинг своими партиями буквально заставляет материализоваться дух Зигфрида Карвера. Однако „Thrill Of It All“ демонстрирует, что группа не собирается апеллировать лишь к ностальгическим чувствам: эта пьеса исполнена в манере, ранее не свойственной ни одному составу Pavlov’s Dog. Что она мне напомнила, так это композицию Van der Graaf Generator „Meurglys III, The Songwriter's Guild“; причём сделана она без психоделической затянутости последней, но по тому же рецепту: регги-ритм «хаммонда» наложен на почти фри-джазовые партии ударных, а поверх этого звучит атональное, исполненное в практически фрипповской манере гитарное соло Дэвида Малаховски. К сожалению, середину альбома можно назвать откровенно проваленной. „Hurting Kind“ и „Aria“ – меланхоличные балладки, напомнившие мне унылые стенания Marillion времён их самых позорных альбомов с Хогартом („Brave“ и далее). Спасают их только красивые гитарные и скрипичные соло. Однако, когда кажется, что дрёма вот-вот нахлынет, группа вытаскивает из рукава свой первый неубиваемый козырь: в „Waterlow“ прекрасно абсолютно всё. Эта вещь могла бы быть «гвоздём» любого альбома Pavlov’s Dog 70-х. У меня возникли ассоциации с „Painted Ladies“ – единственной яркой песней с „Third“, однако „Waterlow“ гораздо глубже и лучше проработана. На „Crying Forever“ Дэвид передаёт микрофон своей супруге Саре – и мы слышим ещё одну крайне нетипичную для любого периода творчества Pavlov’s Dog композицию, построенную на блюзовом риффе. Вот тут-то меня посетило дежа вю: я сразу же вспомнил два последних студийных альбома Supertramp. Неважно, что последний из них вышел 16 лет назад, а предпоследний – 21, главное, что они содержали в себе абсолютно те же плюсы и минусы, что и „Prodigal Dreamer“. Из достоинств – несмотря на кардинальные изменения в составе, очень аутентичное звучание большей части материала, иной раз почти что из разряда «святее Папы Римского». Из недостатков – во-первых перетянутый хронометраж; во-вторых, появление вместе с новыми участниками совершенно чуждых и выбивающихся из всего контекста альбома элементов, причём в обоих случаях это классический блюз. Но ладно, пойдём дальше. Концовку Сёркэмп сотоварищи приготовили прямо-таки царскую. „Being in Love“ и „Shaking Me Down“ – отличные номера, вновь звучащие в духе классических альбомов группы. А эпик „The Winds Wild Early“ – настолько же блестящее завершение всего альбома, какими были „Of Once And Future Kings“ и „Did You See Him Cry“, но только звучит она не надрывно, а спокойно и торжественно. Благодаря этому общее впечатление от „Prodigal Dreamer“ остаётся исключительно благоприятным, и я даже готов закрыть глаза на несколько явно лишних треков. 8/10 PAVLOV’S DOG „The Pekin Tapes“ (2014, rec. 1973) История этой пластинки такая. Состав Pavlov’s Dog уже к 1972 году был сформирован, а в 1973-м записал полноценный альбом, который музыканты спродюсировали сами и представили на суд звукозаписывающей компании ABC Records. Лейбл отнёсся к творчеству группы исключительно благосклонно, подписав с ней контракт аж на 650000 долларов (колоссальная сумма по тем временам!), но при этом отправив обратно в студию. Потребовалось ещё почти два года, пока дозрел материал для дебютного LP „Pampered Menial“, который принёс восходящим звёздам арт-рока всемирную славу, причём в первую очередь благодаря сочинённым со второго захода новым композициям: хитам „Julia“ и „Late November“, а также эпической „Of Once And Future Kings“. В 1977 году в студии случился пожар, уничтоживший плёнки с изначальной записью. Этот материал без малого 40 лет считался утраченным, но мы-то знаем, что «рукописи не горят». Видимо, результаты студийного труда, увековеченные на плёнке, вообще бессмертны – вспомним, например, как внезапно воскрес из пепла материал Jethro Tull, который Ян Андерсон, по его собственному утверждению, «сжёг сам». Копия неизданного альбома Pavlov’s Dog обнаружилась в некоем частном наследстве, была тщательнейшим образом реставрирована и явлена поклонникам в CD-формате. Что же мы слышим на этом диске? Прежде всего, тогда уже были записаны, хотя и в несколько ином виде, пять композиций, впоследствии вошедшие на „Pampered Menial“: в основном это вещи более динамичного, рок-н-ролльного плана, такие как „Natchez Trace“ и „Song Dance“. Самым интересным из известного материала является „Preludin & Fellacio in E minor“, от которого в варианте официального дебютника осталась полутораминутная интерлюдия. Здесь же это развёрнутая прогрессивная инструментальная сюита продолжительностью в 7 с половиной минут, напоминающая ELP без дуракаваляний и даже временами Jethro Tull. Остальные же композиции имеют очень разноплановое звучание, причём вокал в двух из них исполняет клавишник Дэвид Хэмилтон, а в одной – гитарист Стив Скорфина. В целом этот материал ещё больше тяготеет к прогрессив-року, чем рассчитанный на радиоформат „Pampered Menial“. Я уловил некоторое сходство с первыми двумя работами Supertramp (уже второй раз за день приходит на ум аналогия с этим коллективом!). Ещё одной центральной композицией альбома является довольно мрачная и сложная „Dreams“, местами имеющая что-то общее с ранними Black Sabbath и Uriah Heep. Кстати, саббатоидные риффы более отчётливо подчёркнуты и в раннем варианте „Song Dance“. Даже в известных вещах больше места отведено скрипке Зигфрида Карвера, который исполняет здесь также партии альта. Например, в изначальной версии „Natchez Trace“ его соло очень напоминает игру Робби Стейнхардта в Kansas, вот только последние на тот момент свой дебютный альбом ещё не издали. А ведь Kansas и Pavlov’s Dog могли в 70-х в равной степени претендовать на роль «флагманов» заокеанского прога, если бы, конечно, «павловцы» в самом же начале не проиграли плодовитым канзасцам «битву за воздух». В принципе, „The Pekin Tapes“ можно вполне рассматривать как ещё один, ранее неизвестный студийный альбом. До уровня „Pampered Menial“ он не дотягивает, но уж точно не уступает третьему альбому группы (тоже с очень сложной судьбой). Качество записи, конечно, не идеальное, но для чудом сохранившихся плёнок – вполне пристойное. 7/10 TONY HADLEY „Talking to the Moon“ (2018) Год назад Spandau Ballet огорошили своих поклонников тем, что чуть ли не посреди европейского турне разошлись со своим бессменным вокалистом, чей сильный и красивый баритон всегда являлся визитной карточкой группы, – Тони Хэдли. Пока бывшие коллеги теперь всячески пытаются обосновать равноценность замены Хэдли на некоего Росса Уильяма Уайлда и до сих пор так и удосужились разродиться новым альбомом (хотя ещё три года назад привлекли для работы над ним в качестве продюсера самого Тревора Хорна!), Хэдли решил напомнить всем, ЧТО они в его лице потеряли. Впервые за много лет Тони записал альбом целиком с аутентичным материалом, причём в том стиле, с которым прочно ассоциируется его имя: смесь АОРа и «новой романтики». Фактически он продолжил с того места, где остановился на своём первом сольнике „State Of Play“ в 1992 году. Первое, что можно смело констатировать: голос Хэдли с годами не только не становится хуже, но как будто приобретает всё новую и новую глубину, демонстрируя такие оттенки и нюансы, которых мы ещё не слышали в его бытность в составе группы. Первая же вещь, „Take Back Everything“, напоминает о золотых деньках Spandau Ballet – например, о таких боевиках, как „Pleasure“ или „Foundation“. Однако уже с самого начала и особенно со второй песни „Tonight Belongs To Us“ проявляется главный и единственный недостаток этого альбома: неправильно подобранные аранжировки. Пафосные и тяжеловесные оркестровки (или изображающие оркестр синтезаторы) совершенно не подходят к представленным композициям – здесь подошло бы что-то более воздушное. Вот саксофон, который мы привыкли слышать в Spandau Ballet, как раз звучит очень уместно. Что касается хитов, то они есть. Уже упомянутая „Take Back Everything“, танцевальные „Delirious“ и „Oblivion“, энергичная фанковая „Accident Waiting To Happen“. А ещё мощнейшая „Killer Blow“, начинающаяся в духе Queen, а потом разворачивающаяся в эмоциональную, патетическую ораторию. Впрочем, даже и без хитов этот альбом достиг бы своей цели: здесь есть своя атмосфера, а голос Хэдли продемонстрирован со всех лучших сторон. В любом случае, этот альбом ничуть не хуже „State Of Play“, и хорошо, что на сей раз обошлось без каверов. Теперь выстрел за бывшими соратниками уникального вокалиста. 7,5/10
  24. Seeteufel

    Now Playing 2018

    TOM ODELL „Jubilee Road“ (2018) Кто бы мог подумать, что в наше время среди молодёжной аудитории окажется популярна музыка, которую ещё в далёких 70-х пресса окрестила термином „adult contemporary music“? Мало того: сам Том Оделл очень молод – всего лишь 1990 года рождения, – а это уже его третий студийный альбом за пять лет карьеры, не считая синглов и миньонов. Он с самого своего первого сингла имеет очень солидный успех в чартах, награждён «золотыми дисками» и, кстати, собирается приехать в Москву в феврале следующего года. Если не знать всех этих фактов, можно подумать, что из колонок звучит музыка «поколения отцов». Совершенно очевидно, что Том вдохновлялся такими образцами, как ранние Элтон Джон, Дэвид Боуи, Билли Джоэл, Нил Даймонд, Брюс Спрингстин, Кэт Стивенс и т.п. И, скажем прямо, взял от этих образцов самое лучшее. Причём, что интересно, хотя Оделл родом из какой-то английской глубинки, звучит он, скорее, по-американски. Хитов полно. Взять хотя бы „China Dolls“ – просто стопроцентный ранний Боуи. Или красивейшую балладу „Queen Of Diamonds“, немного напоминающую „The Greatest Discovery“ Элтона Джона. Да фактически всю вторую половину альбома. И, опять же, приходится удивляться, что эти вещи, которые наверняка бомбардировали бы хит-парады году так в 1973-м, вдруг выстрелили в 2018-м! Вокал Тома довольно своеобразен и, возможно, не всем придётся по вкусу, но это тоже своего рода отсылка к тем древним годам задолго до появления цифрового формата. Я послушал и другие альбомы Тома Оделла и теперь уже всерьёз подумываю о том, чтобы пойти на московский концерт. 8/10 CARE OF NIGHT „Love Equals War“ (2018) Шведские мелодик-рокеры Care Of Night что-то уж слишком затянули с выпуском своего второго полноформатника, поддерживая интригу последние полтора года. Дебютник „Connected“ у них был выше всяких похвал, а вот продолжение… надо сказать, разочаровало. Во-первых, материал явно перепродюсирован. Конечно, добавление кое-где женского вокала и саксофона – это неплохо, но звук получился уж чересчур «густо-медовым». А главное, где хиты? На предыдущем альбоме хитами можно было назвать большую часть композиций, а здесь немало откровенной невнятицы. Неплохое начало – титульная композиция (хотя открывашка на 6 минут на АОРовом альбоме – это перебор). Следующая „Your Perfection“ тоже хороша, пусть там позаимствован рифф у Van Halen, а припев – уже не могу вспомнить, у кого. Ещё довольно яркой получилась вещь, скромно озаглавленная „Hit“, и финальная „At Last“ – пожалуй, это лучший номер альбома. Но остальное? В какой-то момент ловишь себя на мысли, что эта музыка начала звучать фоном, и уже не обращаешь внимания на то, что за композиция в данный момент играет. И это плохо для данного стиля. Иными словами, „Love Equals War“ – шаг назад. 6/10 DALLAS s/t (2018) Dallas – это проект одного человека, американца по имени Брайан Хайнер, который на своём дебютном альбоме спел и записал в одиночку практически все инструменты (лишь в трёх песнях ему немного помогли с ударными). И хотя он нашёл-таки лейбл для издания своего дебютного полноформатника, качество записи выдаёт некоторую кустарщину. Dallas играет то, что называли хайр-металом – музыку, созданную под явным влиянием Def Leppard, Winger, Mötley Crüe и т.д., но с осовремененным звучанием. «Осовременным» – я имею в виду, в хорошем смысле, то есть не с модерновым «песком» (который, хвала Одину, постепенно выходит из моды), а с «воздушными» гармониями в мелодиях. Вообще, даже немного странно, что эта пластинка имеет не скандинавское происхождение: звучит она ближе к фронтирзовскому серийному производству, чем к продукции из Штатов, местами напоминая такие коллективы, как Crashdїet, Crazy Lixx или молодёжь в лице Confess. На альбоме, в лучших традициях золотых для стиля лет, всего 9 номеров, однако версия, которая болтается в Сети, содержит ещё столько же – это британские, японские и ещё какие-то бонусы. Если новый альбом Cry Of Dawn, как было сказано выше, грешит перепродюсированностью, то у Dallas проблема противоположного свойства: композиции очень часто отдают какой-то «недоделанностью». И дело не в качестве звука. Чувствуется некая недоработка, особенно это заметно на бонусах. Такое впечатление, что большая часть альбома состоит из демок. Ну и хитовый потенциал вроде бы есть, но и он не доведён до ума. Вокал у Брайана узнаваемый, техничный и сильный, однако на любителя – какой-то уж очень мальчишеский. Хороших и проходных номеров на альбоме примерно поровну, это касается как основного сета, так и бонусов. И, разумеется, надо парню набирать полноценную группу. 6,5/10 ELECTRIC BOYS „The Ghost Ward Diaries“ (2018) А вот случай противоположный: здесь как раз шведы играют типично американскую музыку. Electric Boys – отнюдь не новички на рок-сцене: у них вышло три пластинки ещё в 90-х, затем коллектив распался, собрался вновь в нынешнем десятилетии и выпустил ещё несколько альбомов. Немного смешно видеть слово „Boys“ в названии группы, участники которой носят большие седые бороды. Рифф первой композиции ненавязчиво так утянут у древней композиции „Anthem“ небезызвестного ВИА Rush, ну а всё, что идёт дальше, однозначно ассоциируется с такими звёздами 80-х, как Guns’n’Roses, Van Halen и Cinderella. Electric Boys к тогдашнему разделу пирога шоу-бизнеса немного не успели, поэтому так и остались в третьем эшелоне. Впрочем, к этой стилистике добавляется фирменный шведский мелодизм, а ближе ко второй половине альбома – отчётливые влияния классического хард-рока 70-х. Поверх всего этого колорита добавляет «шершавый», хрипатый вокал, поэтому никакого АОРа и прочей сладкой фронтирзовщины здесь нет. Записано всё очень качественно и, очевидно, без экономии на спичках, как в случае с Dallas. Поскольку в звучании группы очень велика блюзовая составляющая, а это откровенно не моё, оставлю без оценки. n/a GIGI & DIE BRAUNEN STADTMUSIKANTEN "Vereinte Kriminelligung" (2018) Даниэль Гизе, один из самых старых и наиболее активных деятелей немецкой правой сцены, за прошедшие несколько лет привык во всех своих проектах выпускать альбомы в каком-то странном формате: полноформатник + миньон "на добивку". На сей раз он решил ограничиться одним лишь мини-альбомом. Во всяком случае, "мини" он получился по нынешним временам (около 35 минут общего звучания). В него вошло пять новых номеров, два ремикса старых вещей и две демо-записи. Гиги, как всегда, на высоте, и новый материал Die Braunen Stadtmusikanten в очередной раз преподнёс нам то, за что мы любим Даниэля: жёсткие, цепкие композиции с запоминающимися с ходу мелодиями и умными, продуманными текстами, а не просто правыми лозунгами. Как всегда, Гиги рассказывает в каждой своей песне мини-историю. Иногда жуткую ("Bürgerkrieg"). Иногда - исторический анекдот - "Unity Mitford" о первой британской "группи" Гитлера. Иногда - поучительную, как "Deutsche Bananen": после того, как очередные идиоты из антифа решили потроллить население "покупайте немецкие бананы", Гиги напомнил, что банановые плантации в Камеруне заложены как раз немецкими колонистами во главе с племянником Бисмарка ещё в XIX веке. Заглавная вещь задаёт бодрый тон всему альбому, её название - игра слов от "Kriminelle Vereinigung" - преступное сообщество. После того, как в прошлом году Даниэль помог Die Lunikoff Verschwörung записать их впечатляющий камбэк, Луникофф сделал алаверды и исполнил вокальные партии в двух композициях на новом альбоме Stadtmusikanten: в заглавной и в забавном кантри "Das gibt es nur in Deutschland II". Что же касается старых вещей, то "Rattenfänger" в альбомном варианте звучит, конечно, поинтереснее, чем сыроватая демка. Известный боевик "Punker Maria" с альбома "Braun ist Beautiful" дополнен ещё одним куплетом о переходе "главной героини", обоссанной и завшивевшей панкушки-антифа, в ислам. Теперь она уже не панк, а просто шлюха по прозвищу "шанкр". В анонсе сказано, что изначальные тексты изменены "по демократически-правовым соображениям", но на самом деле, думаю, этот альбом - первый кандидат на включение в чёрный список "опасных для молодёжи материалов", а может, и на запрет с конфискацией. В целом всё, как всегда, очень хорошо, но единственная моя претензия к последним релизам Stadtmusikanten остаётся: уж очень похоже они стали звучать на Stahlgewitter и временами столь же серьёзно. Всё-таки, как мне кажется, надо бы Гиги как-то эти два проекта разделять. 8/10
  25. Небольшое путешествие по Баден-Вюрттембергу, приуроченное к концерту Фиша Хайдельберг – Дильсберг – Неккаргемюнд – Карлсруэ – Штуттгарт – Эсслинген – Людвигсбург (ноябрь 2018) Продолжение Штутгарт После концерта оставалось ещё немного времени, чтобы посмотреть столицу Баден-Вюртемберга Штутгарт. Мегаполис, как и Карлсруэ, оказался не то чтобы очень интересным, но галочку можно поставить. В основном это деловой и современный город со множеством офисно-торговых зон. Есть, правда, два замка. Один – Новый. Второй – Старый, средневековый, с блошиным рынком около него. На барахолке продают всякое старьё, и, если бы не традиционные пивные кружки и щелкунчики, отличий от подобного развала где-нибудь в Измайловo было бы минимум. Правда, наличествовал ещё столик со старым винилом – Motörhead, The Rolling Stones, Supertramp и другие пластинки. Дебютник Моторов был, кстати, в цензурированном конверте, без свастики. Рыночная площадь. Помимо цветов – домашние вина, варенья, мёд, медовуха и сиропы из ягод в самых экзотических комбинациях. Старую часть Штутгарта я прошёл практически насквозь, поднялся на холмы Вайсенбург и Альтенбург, немного заплутал, потом вернулся в район вокзала и зашёл в турбюро, чтобы узнать, что можно ещё посмотреть в окрестностях. Мне порекомендовали два небольших городка: Эсслинген и Людвигсбург, до каждого из которых можно минут за 20 доехать от вокзала на S-Bahn. Эсслинген Необыкновенно живописный, тоже «открыточный» средневековый городок на берегу Неккара, в окружении сплошных виноградников. Виноград в здешних краях выращивают везде, даже холм в непосредственной близости от вокзала Штутгарта весь в лозах. Рейнско-неккарские вина знамениты, и сортов их бесчисленное множество. От замка осталась одна стена и две башни, одну из которых называют Толстой. Наверх можно подняться коротким путём по ступенькам под крышей, а спуститься – по мощёной дорожке. При этом с одной стороны будет панорама города, а с другой – информационные щиты, каждый из которых рассказывает о каком-то сорте вина. Постройки на воде мне чем-то напомнили Бамберг. Вывески ещё остались из тех, имперских времён. «Колониальные товары». А рядом есть ещё таверна под названием „Reichsstadt“. Неккар здесь разветвляется на несколько рукавов. Ратуша. Людвигсбург Людвигсбург после Эсслингена показался каким-то пресным и не особо примечательным. Здесь есть дворец, но таких дворцов можно немало найти даже в России, а уж в Германии-то… Пожалуй, самое интересное здесь – это дворцовый парк с сделанной под старину и даже под искусственные руины башней. Но это «новодел» XIX века. Сразу вспоминаются «римские развалины» в парке Шёнбрунн в Вене. Подготовка к Рождеству идёт полным ходом. Вот только среди рождественских декораций на рыночной площади вместе с Вифлеемскими звёздами политкорректно развесили и мусульманские полумесяцы.
×