Jump to content
Connection Point

Seeteufel

Сельсовет
  • Content count

    14614
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Seeteufel

  1. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Macht & Ehre заценим. Смотрю, отзывы сплошь оргазмические. "Лучший альбом в жанре 2019 года" и тому подобное. Предыдущий был неплох, но не то, чтоб прям . Тот, который до него, лучше.
  2. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Луникофф свой "Niemals auf Knien" тоже в Тегельском оздоровительном учреждении записывал. Бомба, как и все три его первых альбома c Verschwörung. Потом за годы на свободе забурел, запил, словил звезду и до самого недавнего времени (триумфальное возвращение в 2017, надолго ли?) клепал отборное гавнецо.
  3. Seeteufel

    Now Playing 2019

    По-моему, всё это какой-то сугубо третий (если не 1488-й) эшелон, с трудом отличимый друг от друга, а уж до таких вершин, как старые работы Луникоффа, Гиги, Faktor Deutschland, Kraftschlag, Oidoxie, Weiße Wölfe и т.п., им всем как раком не то что до Талллиннна, а до Плутона. Вот иногда переслушиваю классику жанра – и это с первых аккордов становится так же неоспоримо, как и с прогрессив-роком современным.
  4. Seeteufel

    Horror show

    А мне понравилось простое русское имя Петра девушки из России.
  5. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Jason Scheff „Here I Am“ (2019) Сольная работа вокалиста и басиста АОРовой ипостаси Chicago, где он участвовал с середины 80-х и практически до наших дней. Также мы имели возможность слышать вокал Джейсона Шеффа на вышедшем в этом году очередном альбоме Джима Петерика – и, кстати, его песня была там одной из лучших. Для записи нового диска Шефф собрал фактически супергруппу из самых сливок: здесь и его соратник по Chicago Билл Чэмплин, и Алекс Лайфсон (Rush) на акустической гитаре, и знаменитый сессионный басист Пино Палладино (чей послужной список читается как рок- и поп-энциклопедия для начинающих), и Робби Кригер (The Doors), и Томми Тэйер (Kiss). «Внушаить, Стёпка»? © Вот и я впечатлился. А на поверку оказалось, что половина композиций – это попросту перепевки известных вещей Chicago времён участия там Шеффа (преимущественно с мегахитового альбома „XIX“), причём Чэмплин исполняет партии основного вокала там, где он пел и в оригинале. Зачем было нужно делать эти каверы практически без всяких отличий, мне неведомо, тем более что остальной – новый – материал настолько заметно проигрывает этим нетленкам, что аж обидно за Джейсона становится. Старался ведь человек, вон каких больших дядек понаприглашал, а в итоге поимеет с этого лишь обвинения в рипоффе для фанатов Chicago. Добавлю ещё, что композиции – как чикаговские, так и собственные – преимущественно балладного плана, разбавленные лишь парочкой более энергичных рок-н-роллов. Оставлю без оценки. Ставить низкий балл великим вещам Chicago рука не поднимается, но смысла в издании данной пластинки я не усматриваю никакого. n/a Grand Slam „Hit the Ground“ (2019) Сперва я подумал, что речь идёт о втором альбоме весьма многообещающих шведов с тем же названием. И все основания для этого были: лейбл AOR Heaven, отдалённо похожий логотип. Однако, как выяснилось, это совершенно другой коллектив, родом из Великобритании, у истоков которого в далёких 80-х стояли далеко не последние люди – да что там – настоящие легенды рок-н-рольной сцены! Группу основал сам лидер Thin Lizzy Фил Лайнотт, призвав в соратники гитариста Лоренса Арчера (Stampede), Марка Стейнвея (Magnum), Джона Сайкса (Whitesnake) и Брайана Дауни (Thin Lizzy). Дело, однако, у этой компании не пошло, а вскоре Лайнотт умер. Три года назад (как раз когда вышел дебютный альбом тёзок из Швеции) Стейнвей и Арчер возродили проект, к которому среди прочих привлекли Микки Баркера из Magnum и знаменитого басиста Нила Мюррея (Whitesnake, Black Sabbath и т.д.), однако к записи данного диска группа пришла в радикально изменившемся составе, в котором звёзд такого уровня уже нет, а Стейнвей остался лишь на правах гостевого музыканта. В основу пластинки легли записи, сочинённые ещё в 80-х и апробированные в то время в живых выступлениях с Лайноттом. Поэтому неудивительно, что низкий голос нового певца Майка Дайера удивительно схож с вокалом Фила, а также временами навевает ассоциации с Ковердейлом. Лайнотт был (со)автором ряда песен, включая „Military Man“, которую мы в его исполнении можем слышать на одном из альбомов Гэри Мура. Материал „Hit the Ground“ представляет собой классический (хард)-рок в духе всё тех же Thin Lizzy, U.F.O., MSG (что особенно хорошо заметно в заключительном инструментале, одноимённом с группой), Whitesnake и сыгран с очень энергичной, воодушевлённой подачей. У композиций в основном очень светлое настроение, мажорные мелодии, хотя есть и великолепный меланхолический блюз „Crime Rate“. По выражению самого Арчера, это своего рода «заключительная глава» в истории Фила Лайнотта. Интересно, что некоторые вещи, по его словам, были подвергнуты основательному переосмыслению. Например, „19“, выпущенная синглом, изначально задумывалась Лайноттом как дань господствовавшей в то время моде на танцевальный синтезаторный звук, однако теперь Арчер предпочёл сделать её более «вневременной», в рóковом ключе. «Мы – не проект, мы – группа!» – подчёркивает далее Лоренс. Будем надеяться, что это найдёт своё продолжение в новых альбомах, которые будут уже не просто возрождением забытых плёнок. Ну а пока более молодым исполнителям, мечтающим играть хард-рок в духе старой доброй классики, есть чему поучиться у тех, кто когда-то имел возможность непосредственно прикоснуться к созданию творений Великих. 8/10 Arcana Kings „Lions as Ravens“ (2019) Arcana Kings – команда из Канады, а значит, мы вправе ожидать чего-то, как минимум, неординарного. Так и есть. В группе используется волынка в качестве полноценного солирующего инструмента, при этом музыканты НЕ исполняют фолк. Также присутствуют аж три гитариста. Вдобавок к этому фронтмен Джонни МакКуэйг обладает тембром и манерой Майкла Стайпа из R.E.M. Стиль, в котором играют канадцы, можно охарактеризовать как ядрёный сплав глэм-рока и альтернативы. Причём раньше группа уже существовала и выпускала альбомы под вывеской The Johnny McCuaig Band. Не сомневаюсь, что у подобной музыки найдётся куча поклонников, тем более что потенциальные хиты имеются. Прежде всего, это заводная "Here We Go", которая уже даже используется в качестве гимна на местных футбольных матчах. Ну а мне больше пришлась по душе „Modern Man“, чем-то напомнившая нынешних восходящих звёзд глэма The Struts. В остальном же – не моё совершенно. R.E.M. я никогда не любил, а звуки «мешка с дудками» вообще ненавижу всей душой. Самый мой нелюбимый инструмент, наряду с губной гармошкой. Да и альтернативных ноток в музыке Arcana Kings, на мой взгляд, многовато. К тому же окончательно испортил впечатление похабнейший кавер на слэйдовскую „Run Runaway“, которым завершается диск. Почему-то у меня традиционно не складываются отношения с группами, в названии которых присутствует слово Kings во множественном числе – видать, неспроста. :-) 5/10 Leonard Cohen „Thanks for the Dance“ (2019) У меня довольно сложное отношение к посмертным альбомам. Лишь в очень редких случаях после кончины музыканта остаётся практически завершённый, но ещё не изданный материал. Чаще всего речь идёт о каких-то демках, набросках, отрывках, добиваемых «альтернативными версиями» уже известных композиций. Вспомните хотя бы квиновский „Made In Heaven“. Второй возможный вариант – выпуск практически нового материала, где от покойного артиста остаются, по сути, лишь воспоминания – тут в качестве примера можно привести пинкфлойдовский „The Endless River“ или недавний проект 3.2 с фантомным «участием» Рика Райта и Кита Эмерсона соответственно. В случае с дедом Коганом мы имеем, скорее, первый случай. Ещё во время работы над своим последним прижизненным альбомом „You Want It Darker“ предчувствовавший скорый уход канадский патриарх, в сущности, надиктовал энное количество своих стихов. Теперь его сын Адам при содействии приглашённых музыкантов (среди которых такие небезызвестные личности, как Даниэль Лануа, когда-то работавший с Питером Гейбриэлом, Beck и басист из Arcade Fire) положил эти записи на музыку и издал в виде очень коротенького диска – его общий хронометраж, как, впрочем, и у предыдущего, без натяга укладывается в полчаса. Исполнение большинства песен напоминает заглавную вещь с „You Want It Darker“: это, в сущности, декламация под ненавязчивый аккомпанемент, причём в данном случае трудно не заметить, что это всё-таки стилизация под музыку Коэна. Поэтому рассчитывать на хиты в духе альбомов „Ten New Songs“ или „I’m Your Man“ глупо. Однако все, кому небезразлично творчество великого барда, по достоинству оценят поэзию Коэна, которая в его интерпретации всем нам знакомым хрипловатым басом, порой нисходящим до вкрадчивого шёпота, звучит неимоверно красиво, даже если особо не вдаваться в содержание стихов. Ну и музыкальную составляющую, которая выполнена очень деликатно – настолько, чтобы не заслонять собой главного героя, однако и не превращаться при этом в чисто формальный аккомпанемент. Мы здесь слышим грамотно аранжированные акустические гитары, клавишные, мандолину (имитирующую балалайку), еврейский варган, испанский лауд и уже давно ставшие традиционными женские подпевки. Присутствует и несколько номеров, которые 84-летний музыкант до своей смерти всё же успел оформить в полноценные песни – там задействованы и ударные. Такой вот музыкальный памятник, итог долгой и достойной жизни великого человека. 7/10
  6. Seeteufel

    Horror show

    А мне понравилось. На Нетфликсе чистые хоррор-сериалы встречаются нечасто, и это - вполне достойный из редких примеров. Стройный, логичный сюжет. Шикарные локации - сразу вспоминаю собственные путешествия по французской глуши на берегу океана, но здесь добавлено мрака и неустроенности. Никаких провисаний действия. К игре актёров претензий нет, священник вообще великолепен. Немецкий дубляж вполне хорош. Отдельное спасибо - за отсутствие педерастов, без которых сейчас не обходится ни один нетфликсовский продукт. Ещё одно спасибо - за то, что пока вроде как уложились в один сезон, хотя это ещё вопрос...
  7. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Work Of Art „Exhibits“ (2019) Долгожданный результат реюниона славного трио, более 10 лет тому назад положившего начало целому ответвлению в скандинавском АОРе и выпустившего ранее три великолепных альбома. В 2015 году Роберт Сэлл, Ларс Сэфсунд и Херман Фурин объявили о том, что группа себя исчерпала и прекращает своё существование, а музыканты посвящают себя деятельности в других проектах, где они всегда были весьма востребованы. Впрочем, связи друг с другом они не теряли и, например, в прошлом году Сэлл и Сэфсунд вместе приняли участие в записи очередного альбома классика стиля – Джима Петерика. Припоминаются мне и проекты, где вновь пересекались дорожки Ларса и Хермана. Однако, как когда-то было принято выражаться, идя навстречу многочисленным пожеланиям трудящихся, шведы всё-таки приняли решение возродить Work Of Art – самую, как выясняется, успешную и любимую формацию для каждого из них. Ну что можно сказать: в очередной раз снимаю шляпу. Четвёртый альбом вновь стопроцентно попал в яблочко; стилистика никаких изменений не претерпела. Это всё тот же характерный и атмосферный АОР с заметными влияниями ТОТО, Journey и других представителей west-coast. Разве что элементы прогрессив-рока теперь из музыки шведов ушли окончательно. Роберту, Ларсу и Херману на этот раз помогает целая толпа сессионщиков – басистов и клавишников, из которых наиболее заметной фигурой является Винс ДиКола, известный в первую очередь как автор музыки к нескольким блокбастерам. Композиция „This Isn’t Love“ с его участием выделяется на общем фоне, поскольку его клавишные очень напоминают игру Кита Эмерсона в 80-е и 90-е. Сама эта вещь – одна из лучших на альбоме вместе с „Gotta Get Out“ и „Destined to Survive“. Да и в целом, как и на предыдущих альбомах, нет ни одной проходной песни. Несомненно, для меня этот опус был главным ожиданием года (впрочем, на самом деле, ещё даже прошлого года, когда стало известно о воссоединении коллектива, и готовящийся новый диск уже был анонсирован «в ближайшем времени»). Но могу ли я его назвать Альбомом Номер Один в этом году? А вот это, пожалуй, нет. Да, это хорошая работа. Даже отличная. Но... Прелесть новизны, знаете ли, ушла. То, что снесло крышу в 2008-м, который теперь уже отодвинулся в далёкое прошлое, и магия, ещё действовавшая в 2011-м, сейчас уже так не работает. Это с одной стороны. А с другой, пусть будет ещё много таких же безупречных, выверенных и безошибочно узнаваемых творений. Поскольку финальная „Let Me Dream“, как бы хороша она ни была, заставляет заподозрить, что Work Of Art, если двинутся дальше по этому мелодическому пути, утратят свою изюминку, послужившую ориентиром для сонма последователей, и станут просто одними из многих. 8/10 Simply Red „Blue Eyed Soul“ (2019) «Бэби, йееее!» – можно подумать, что сам Гленн Хьюз вдруг заголосил на новом альбоме, названном без лишних фокусов так же, как и само направление, которое олицетворяет легендарная британская команда, состоящая ныне аж из 11 человек. Мик Хакналл в 2007 году объявил о роспуске группы, но «не вынесла душа поэта», и в 2014-м по случаю своего 30-летнего юбилея Simply Red собрались вновь. Потом было ещё одно заявление об уходе на покой в 2015 году, но в тот раз душа поэта сдалась ещё быстрее. Таким образом, записанный в студии Марка Нопфлера „Blue Eyed Soul“ – уже вторая студийная работа после реюниона пятилетней давности. Образцовыми для меня всегда были четыре первых альбома коллектива. Позже стало уже совсем не то, и я надолго утратил интерес к Рыжему Мику и его постоянно меняющимся соратникам. Так вот, начало в виде „Thinking of You“ намекает на то, что классики белой соул- и фанк-музыки вернулись к своей аудитории с новыми силами и хитами. Увы, надолго этого запала не хватило. Почти всё, что мы слышим дальше, напоминает Simply Red в более поздней ипостаси, к тому же сказавшийся на голосе Хакналла возраст не могут скрыть никакие студийные чудеса. Прежний соловей не то чтоб совсем превратился в ворону, но и былых трелей, от которых чувствительные барышни в 80-х падали ниц штабелями, мы от него уже не услышим – вокал изрядно тронут отнюдь не благородной хрипотцой. Но главное даже не в этом. Simply Red когда-то волшебно смотрелись и слушались живьём, даже в видеозаписи. И я вполне допускаю, что такие композиции, как „Riding on a Train“ или „Chula“ с драйвовыми повторяющимися припевами (а в последней есть ещё и почти джетроталловская флейта) в концертном исполнении ещё могут взорвать зал. Вот только старые хиты и в студийном варианте воспринимались на ура, а новый материал звучит вяло и надоедливо. Так что неспроста, видать, сошлись на творческом поприще два героя позавчерашних дней – Нопфлер и Хакналл – оба они живут преимущественно былыми заслугами, магией живых выступлений, а новую музыку пишут по факту для себя, хотя Хакналл-то как раз утверждает прямо противоположное. Помимо уже упомянутой отличной открывашки „Thinking of You“, отмечу и достойный финал альбома – лирическую „Tonight“. Всё прочее – если только вы совсем уж рьяный поклонник Хакналла, а таковых, насколько мне известно, в наши дни осталось не так уж и много. 6/10 Silked & Stained „Goes Up To Eleven“ (2019) «Греческое вторжение» на мелодик-хардовые территории продолжается полным ходом. Совсем недавно я писал про отличную команду с Эгейских и Икарийских берегов под названием Hideaway, а вот и ещё одни представители античной земли – Silked & Stained. Правда, в отличие от Hideaway с их дебютником, эти греки выпустили уже второй альбом. Но и тут незнакомые имена и вновь молодой датский лейбл Lions Pride Music, который, взрослея вместе со своими подопечными, явно нацелился на то, чтобы составить, если не конкуренцию, то хотя бы заметную альтернативу монстрам Frontiers и AOR Heaven. Очередная эллинская формация не следует проторённой дорожкой сладкого АОРа в исполнении Wildrose или тех же Hideaway, а нарезает более отвязный, жёсткий рок-н-ролл в глэмовой обёртке, вдохновение для которого музыканты, видимо, черпают в творчестве Poison, Cinderella, Guns’n‘Roses и чуть в меньшей степени – Mötley Crüe. Правда, в таких композициях, как „Come Closer“, немного АОРовых интонаций всё же проскакивает, но в основном превалируют блюзовые гармонии, а клавишных очень мало. „Take Me“ мне вообще сильно напомнила небезызвестный ганзовский хит „Paradise City“. А в отдельных песнях – „Sweet People“, „Locked & Loaded“ – отчётливо слышится и нечто ковердейловское. К сожалению, не могу сказать про этих греков столь же лестных слов, как про всех их соотечественников, чьи творения попадались мне до сих пор. Silked & Stained как будто постоянно где-то что-то «не докручивают», «недосаливают». Не хватает драйва, если хотите, «животных гормонов», той самой «отвязности», которую они вроде бы пытаются имитировать. Вокалист Харис Мос с технической точки зрения безупречен, но создаётся впечатление, что поёт он как бы нехотя. Неубедительно. Хорошие мелодии проскакивают фрагментарно, преимущественно в припевах, однако пока до них дойдёт, песня успевает наскучить. И это можно сказать практически про любую композицию, даже наиболее яркую – финальную „Reach Out for the Sky“, которая, единственная из всех, сделана по классическим хард-роковым, фактически блэкморовским рецептам. Желание сочинить хит чувствуется, но... для АОРа недостаточно мелодично, для глэма недостаточно хуково. Сразу же приходят в голову американские образцы, на которые равняются греки, но только в том состоянии, к какому они пришли спустя лет 20 после своего звёздного часа. Ах, ну да – в пассив запишем ещё и идиотскую обложку. Так что подождём пока говорить о пути из варяг в греки в мелодик-роке. 5/10 Åge Sten Nilsen „Crossing the Rubicon“ (2019) Ровно 10 лет назад, тоже ближе к зиме, вокалист тогда ещё не распавшихся Wig Wam и ещё не созданных Ammunition Оге Стен Нильсен выдал изумительное произведение под заголовком „Glamunition“. Как уже намекает название, это был глэм, но не американского образца, как у его тогдашней банды Wig Wam. Нет, это был классический глэм-рок, насквозь проникнутый духом классики Queen и Slade, Sparks и Боуи, но при этом абсолютно аутентичный. Там было всё, что требуется в этом стиле: почти полная обойма хитов, атмосфера декаданса, прочно западающие в память мелодии, эмоциональная и экстравагантная подача. То, чем Оге стал заниматься впоследствии – будь то последние работы Wig Wam или тем более Ammunition – после этого сольного шедевра, мягко говоря, не впечатляло. И я совсем уж было перестал интересоваться его дальнейшим творчеством, но вот последовал очередной сольник. Нильсен вернулся к классическому глэму! Эта пластинка была целиком записана живьём в студии и, как гордо сообщает об этом сам автор (прилагая для подтверждения фотографии студийного процесса), без использования всякого рода компьютерных трюков. Новый релиз получился настолько необычным и неоднозначным, что, похоже, мне предстоит его ещё неоднократно прослушать и проанализировать. Начало уже довольно, хм… странное. Альбом открывается сразу двумя балладами. Ну что ж, „Ease My Closure“ – вещь вполне в квиновском духе, отдалённо напоминает знаменитую „Love of My Life“ – почему бы и нет? А следующая, заглавная композиция возвращает нам знакомый по предыдущему сольнику вкрадчивый и порочный голос Оге – мы уже за всеми этими аммунишенами успели и позабыть, что он может так петь. Но что это такое мы слышим дальше? Экскурс в фолк? Реверансы в сторону Jethro Tull? Меньше всего хотелось бы, чтобы Нильсена какими-то гусями унесло на фолковые пустоши. Целых две композиции подряд мне кажутся совершенно неуместными на этом альбоме. К счастью, первый же настоящий хит „Into the Great Unknown“ всё ставит на свои места, и тут становится понятно: да, „Crossing the Rubicon“ – это продолжение „Glamunition“. Хотя и на несколько другом уровне. Стало больше уклона в битловщину, а местами просятся и аналогии с Джеффом Линном. Ещё уместно вспомнить отдельные работы Эдриана Белью, где того тянуло на более простые, песенные музыкальные формы. Партии слайд-гитары в „Baby Don't Be Leave“ даже воскрешают в памяти игру Джорджа Харрисона. „Fire Meets Fire“ и „Jupiter and Venus“ – даже ещё более необычные для репертуара Оге композиции, чем его предыдущие заходы в фолк: здесь он вовсю экспериментирует с соул. И да, это ещё два готовых радиохита. Вот чего следовало бы ожидать от возрождённых Simply Red, явно их тема! Под конец мы услышим ещё одну вещь в духе „Glamunition“ – „House on Fire“, а также „What's My Name“ – классический хард-рок на стыке стилистики The Rolling Stones и Deep Purple, с пронзительными соло на «хаммонде». Одним словом, скучно не будет, и если вам понравился первый сольный альбом Оге, то оценить второй просто необходимо. 7,5/10 TimeCode Alpha „Place du Martyr“ (2019) Как мы знаем, для того, чтобы играть полновесный прогрессив-рок, вовсе не обязательно задействовать целый оркестр: зачастую достаточно группы лишь из трёх человек. Славных примеров известно немало: ELP, Rush или, чтобы быть географически ближе к нашей теме, вспомним Mind’s Eye. Шведский коллектив с научно-фантастическим названием TimeCode Alpha – это тоже трио. „Place du Martyr“ – вторая студийная работа группы; дебют вышел 10 лет назад. Стиль, в котором играют шведы, сложно описать вкратце. Впечатление, которое у меня осталось после прослушивания данного опуса – это «прогметал без тяжести». Местами музыка становится не то чтобы заумной, но достаточно «замороченной». Можно усмотреть отдалённое сходство с теми же Mind’s Eye, а также Enchant или Pain Of Salvation. Впрочем, отдельные композиции, например, „No Strings Attached“ или „On the Rebound“, имеют более простую структуру и выраженную мелодику с уклоном в неопрог, а то даже и во что-то радиоформатное, однако таких моментов немного. Нервический и надтреснутый вокал Мадса Клауссена весьма своеобразен и порой напоминает некую смесь из Брюса Диккинсона, Боно из U2 и Ника Барретта из Pendragon, но приятным я бы его не назвал. Впрочем, поют в группе все трое участников. Пока сложно сказать, чего больше в этом альбоме – плюсов или минусов, его надо ещё слушать неоднократно. Подобное ощущение у меня в своё время оставил „A Gentleman’s Hurricane“ всё тех же Mind’s Eye. Из минусов сразу могу отметить чрезмерный общий хронометраж, некоторую надуманность отдельных композиций (общая болезнь подавляющего большинства современных прог-групп) и не самый благозвучный вокал. Из плюсов – то, что в ряде моментов, особенно инструментальных, музыкантам удаётся создать красивую атмосферу, подчёркнутую гитарными, клавишными и даже саксофонными соло. Про отличное владение инструментами упоминать излишне – в Скандинавии и в проге сейчас иначе не бывает. 7/10
  8. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Я тут совсем недавно узнал, что Аннетт Мюллер из Faktor Deutschland не просто порвала с правой сценой, но с 2016 года участвует в программе Verfassungsschutz (аналог ФСБ) под названием «Акция „Начни с начала“» и теперь ведёт блог на ТыТрупе, где рассказывает молодёжи, как «слезть с наркотика правой музыки». В общем, типа Анонимных Алкоголиков, только для националистов.
  9. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Soulsplitter „Salutogenesis“ (2019) Я уже давно пришёл к выводу, что всё, что появляется на свет в Германии, имеет превосходное качество, кроме двух вещей: программистов и прогрессив-рока. Насчёт последнего мне до недавнего времени было известно лишь два исключения, ломающих привычные стереотипы: Sylvan с первыми тремя альбомами и один альбом Saris. Можно ли к этим выбивающимся из общего ряда явлениям добавить молодой коллектив Soulsplitter, пока однозначно сказать не берусь, однако гарантирую, что самого пристального интереса со стороны любителей нетривиального подхода к прогрессивной музыке он заслуживает. Музыканты собрались из разных концов Германии, охватив географию страны по всему периметру: Лейпциг, Гамбург и Маннхайм. В числе своих путеводных звёзд они называют классиков Рахманинова и Орффа, джазменов Джорджа Дюка и Оскара Питерсона, а также Pink Floyd, ELP, Jethro Tull, Dream Theater, Opeth, Стивена Уилсона, Бьорк и Queen. В общем, как понимаете, разброс вкусов весьма широк. Стиль, в котором играют немцы, определить одним словом невозможно, и сходство с кем-то найти тоже нелегко. Здесь и прогрессив-рок, и авангард, и метал, и немного готики, и лёгкий уклон в академизм. Я бы, скорее, привёл такую фигуральную аналогию. Представьте себе треугольник, вершинами которого являются Subterranean Masquerade, Angizia и Ayreon. А теперь преобразуйте треугольник в пирамиду, и на макушке её над всем перечисленным будет как раз музыка Soulsplitter. Без каких-либо прямых сравнений. Чисто струнное вступление в „The Prophecy“ уже обещает нечто необычное. Впоследствии мы ещё услышим на альбоме звучание скрипки. Ключевым участником команды является клавишник Даниэль Граупнер, чья манера игры на концертном рояле выдаёт классическое образование, но в то же время и подчёркивает его любовь к джазу и фанку. Вокал используется крайне разнообразный. В первой «полноценной» композиции „The Transition“ мы поначалу слышим пение приглашённой вокалистки (потом она ещё раз появится в изумительно красивом дуэте „The Eye Of The Cyclone“), а штатный фронтмен Сами Гайед обладает способностью переходить с чистого высокого вокала на чистый низкий и на скриминг! А послушайте начало „The Maze“ – там он поёт практически как Эдриан Белью на альбомах King Crimson 80-х. Непредсказуемость – это, пожалуй, главная характерная черта германского коллектива. Могу даже, немного фантазируя, предположить, что именно такое звучание взяли бы за основу Genesis или Van der Graaf Generator, если бы образовались в наши дни, а не полвека назад. Здесь надо сразу же сказать и о главной проблеме Soulsplitter: иногда им явно не хватает меры. Не получается у них на протяжении всего хронометража приковывать внимание слушателя с затаённым дыханием, и коллектив скатывается в банальную дрим-театровщину: примером тому может служить всё та же „The Maze“. Да и попробуй удержаться в рамках разумного, если из 8 композиций большинство имеет продолжительность по 10 минут или чуть меньше. Впрочем, самая длинная из них – инструментал „The Dream“ – как раз является, на мой взгляд, кульминацией всей концептуальной сюиты, в то же время отдавая дань великим образцам из 70-х, которыми вдохновлялся немецкий квинтет: завораживающие скрипичные, гитарные и фортепианные соло на фоне причудливо меняющихся музыкальных размеров вызывают в памяти то классический Genesis, то Kansas, то Focus, то ELP, причём всё это периодически сопровождается злобным громыханием «бульдозерной» ритм-секции. А ещё, как мне кажется, именно эта композиция иллюстрирует тот факт, что группа находится пока что в поисках своего фирменного саунда, окончательно не определившись, желает ли она в будущем «нагонять тьмы» или делать свою музыку более воздушной. В целом пьеса действительно похожа на саундтрек к какому-то долгому сновидению, в котором находится место и кошмарам, и сладостным мечтам, и умиротворённому покою. После уже упомянутой необыкновенно красивой баллады „The Eye Of The Cyclone“ следует финал в виде „The Sacrifice“, к которой применим музыкальный термин „tutti“ – все музыканты играют громко и синхронно, подобно фанфарам оркестра, при этом ещё раз напоследок демонстрируя лучшие стороны своего исполнительского мастерства. 7,5/10 about:blank „Anthology of a Cave“ (2019) Как известно, надпись about:blank появляется в адресной строке, если вы вдруг набрели в Интернете на пустую страницу. Вероятно, страница удалена, но за ней может скрываться и подлый троян. Если вы полагаете, что такое название для группы – верх оригинальности, то сильно ошибаетесь. Сеть выдаёт, помимо данной итальянской формации, ещё парочку полных тёзок: каких-то германских панков и канадских трэш-дэтстеров. Есть ещё одноимённый диско-клуб в Берлине. В данном же случае мы имеем как бы прогрессив-рок. Материал, исполняемый любителями спагетти и кьянти, как нельзя более точно соответствует названию коллектива: это пустота. Полная. Зеро. Не в смысле атмосферы – её-то здесь нет и в помине. А именно что как пустая страница или пустая серая стена. Что-то там такое звучит, кто-то что-то поёт и играет, но при этом ни интересных идей, ни приятных слуху гармоний, ни увлекательных авангардных экспериментов, ни возможности продемонстрировать своё исполнительское мастерство. Надо было, конечно, получше поискать информацию в Сети: оказывается, раньше эта компания играла альтернативу, а среди аналогов значатся Стивен Уилсон и поздний Opeth – то есть уже ни на что хорошее рассчитывать не приходится. Но на поверку всё оказывается ещё хуже. Просто посторонние звуки, которые пролетают мимо ушей, подобно уличному шуму. Последняя вещь на альбоме – вообще какой-то ню-метал или рэп-кор, но она едва ли не единственная, которая хоть чем-то к себе привлекает внимание, в отличие от остальной никчемной мути. Учитесь, как НЕ надо сочинять и исполнять прогрессив-рок. Точнее, как кто-то однажды метко выразился, regressive rock. Видим надпись about:blank, быстренько закрываем эту страницу, уходим отсюда, пока вдобавок не словили троян! 0/10 Hideaway s/t (2019) Вряд ли сейчас можно с уверенностью говорить о том, что в мелодик-роке наметилась тенденция из варяг в греки, но отдельные симптомы налицо: группы из Эллады в этом стиле немногочисленны, но каждый раз оказываются на такой высоте, что шведским музыкантам можно кое-чему и поучиться у своих южных коллег. К таким замечательным выходцам из колыбели европейской цивилизации, как Wild Rose и Outloud, прибавилось ещё одно имя: Hideaway. Слушаем и наслаждаемся: красивые мелодии, позитивное настроение, отличный вокал, россыпь отменных хитов. Можно сколько угодно брюзжать по поводу «фронтирзовских однояйцевых близнецов» (впрочем, греки подписаны вовсе не на Frontiers, а на датском лейбле со знаковым для стиля названием Lions Pride Music), но ведь какие-то из них оставляют слушателя полностью равнодушным, а другие неимоверно цепляют. Hideaway – из числа вторых. В их музыке есть много общего и с упомянутыми земляками, но, пожалуй, наиболее близкий аналог – недавно возвращённые к жизни Даниэлем Флоресом Find Me. Имена музыкантов мне ни о чём не говорят, раньше они играли в каких-то местных группах. В то же время, коллектив существует с 2010 года и без малого 10 лет шёл к возможности выпустить, наконец, свои творения в свет. Главным камнем преткновения были поиски подходящего певца, и вот теперь, как я узнал, приглашённый для записи этого альбома Манос Фацис тоже оказался всего лишь сессионным вариантом и после выхода пластинки был заменён на женщину-вокалистку. Увы и ах… Что же касается материала, то он отличается настолько стабильно высоким качеством, что выделить что-то конкретно проблематично. Хорошо всё, и чем дальше слушаешь альбом, тем лучше кажутся песни. Отмечу такие вещи, как „Lonely Nights“, „Life is a Wonder“, „Masquerade“. Среди своих фаворитов могу смело назвать и балладу „Road to Nowhere“ – и это при моём традиционно негативном отношении к балладам в АОРе. Очень добротная работа. 8/10 Jeff Lynne’s E.L.O. „From Out Of Nowhere“ (2019) Нового творения Джеффа Линна на сей раз пришлось ждать не так долго, как предыдущих: всего-то четыре года. По его же собственным словам, название полностью соответствует истории его возникновения – музыка пришла к нему «из ниоткуда». Хотя внимательные поклонники Линна могут обратить внимание на синонимичность этого заголовка другому классическому альбому E.L.O. – „Out of the Blue“. Не скажу, что я воспринял новость о свежем творении Джеффа, возлагая на него большие ожидания. Да, предыдущий альбом под вывеской Jeff Lynne’s E.L.O. (права на полноценное название, как я понимаю, до сих пор у Бева Бивана, который ведёт себя с ними как собака на сене) был очень неплох, местами напоминая E.L.O. самых лучших времён. С другой стороны, Джефф ещё с момента роспуска группы в конце 80-х потчует нас музыкой приятной, но настолько однотипной, что теперь он вполне достоин сравнения в этом плане с AC/DC и прочими моторхедами и раннингвайлдами. Даже обложки альбомов практически перестали меняться, напоминая, кстати, как раз конверт того самого „Out of the Blue“. Не надо быть Предсказамусом, чтобы, ещё не включая альбом, со 100-процентной уверенностью настрадать, что мы услышим массу реверансов в сторону поздних Битлов, немного реминисценций о золотой декаде E.L.O. 1976-1986, по паре баллад и заводных рок-н-роллов, чтобы жизнь пресной не казалось. И те же самые знакомые гармонии – все сплошь в умиротворяющем мажоре, про „Now You’re Gone“ давно уж забудьте. И тот же глуховатый уровень записи. Именно всё это здесь и есть. Так что вопрос лишь в том, насколько на этот раз Линну удастся зацепить свою верную аудиторию. Кто-то с удовольствием употребит всё, что ему приготовил Маэстро, лишь потому, что «это же Джефф Линн». Но в последние лет 20 я привык критически относиться даже к самым громким именам. Однако отдадим должное великому рок-романтику: на этот раз зацепить вновь удалось. Пожалуй, даже в большей степени, чем на предыдущем альбоме. С первых же аккордов заглавной песни и „Help Yourself“ забываешь все вышеупомянутые претензии и просто окунаешься в необыкновенно уютную, словно привычная тёплая одежда в промозглый день, атмосферу музыки Линна. Небольшим шажком в сторону оказывается „All My Love“ – здесь автор уж слишком очевидно «даёт Маккартни». „Down Came The Rain“ ожидаемо передаёт привет работам 80-х, хотя такого эффектного хита, как „One Step At A Time“ с предыдущего диска и не получилось. Остаётся лишь пожалеть, что в очередной раз Линн всё записал в одиночку, исполнив все инструментальные партии. Только в одной песне – энергичной „One More Time“ – присутствует его давний соратник по E.L.O., клавишник Ричард Тэнди. Это стало традицией ещё с самого первого сольного альбома Джеффа – приглашать Ричарда для исполнения одной-двух композиций. Почему бы не сделать его постоянным участником? Во-первых, это больше легитимировало бы само название E.L.O. Во-вторых, его узнаваемые арпеджио всегда были такой же неотъемлемой составляющей саунда группы, как и слайд-гитара Линна, и там, где он играет, оживает знакомая атмосфера классических альбомов. „One More Time“ ненавязчиво напоминает знаменитую „Rockaria!“ 1976 года и содержит отсылки к темам из «Призрака оперы». Но ещё более ощутимым дух классических альбомов становится в „Goin' Out On Me“ и „Time Of Our Life“ – эти два номера вполне могли бы быть записаны и году эдак в 1980-м. А ещё альбом подкупает совсем уж старомодным хронометражем – чуть более получаса, прямо как битловские лонгплеи. И этого вполне достаточно: хорошо, что не нашлось места проходняку. 7,5/10 Chris Rea „One Fine Day“ (2019, rec. 1980) Как мы помним, ровно два года назад с великолепным альбомом „Road Songs For Lovers“, выполненным в лучших традициях 80-х, состоялось триумфальное возвращение Криса Ри, победившего тяжёлую болезнь и не менее тяжёлые :crazy: заскоки в классический блюз. Нового материала воспрянувший вторым дыханием Крис пока не сочинил, зато решил, покопавшись в закромах, извлечь на свет божий записанный в 1980 году материал, который до сих пор не издавался на одном диске. Справедливости ради скажем, что большинство композиций мы могли слышать на других полноформатниках и синглах (в основном на альбоме 1982 года без названия), но в число общеизвестных хитов они не входят, если не считать „Loving You“. Мне проще: я досконально со всей дискографией Криса не знаком, поэтому и эту новую-старую пластинку воспринимал как целостный материал. Пусть здесь и нет таких мегахитов, как „Fool If You Think It’s Over“ (а в данном контексте мы рассматриваем, конечно, только ранние вещи Криса), но даже и среди малоизвестных песен попадаются настоящие бриллианты. Особенно хочется отметить „Let Me Be The One“, явным образом написанную под влиянием Брюса Спрингстина, жёсткую „Members Only“, „Sierra Sierra“ с испанскими мотивами и разухабистую салонную „One Night With You“. Да и вообще, слабых номеров на данной компиляции нет. Интересно, что этот материал записан в сотрудничестве с такими известными сессионными музыкантами, как гитарист Алан Мёрфи (Level 42, Mike & The Mechanics, Kate Bush) и бэк-вокалистка Кэти Киссун (Roger Waters). Выпущена она очень сильно лимитированным тиражом в 1000 экземпляров в формате «тяжёлый винил + CD», так что экспонат коллекционный. В остальном же – не самый плохой способ напомнить о себе. 8/10 Down’n’Outz „This Is How We Roll“ (2019) Третий альбом проекта во главе с вокалистом Def Leppard Джо Эллиоттом при участии музыкантов The Quireboys, Vixen и неких Wayward Sons (последних не знаю). Если раньше эта «почти супергруппа» исполняла каверы Mott The Hoople & related и даже выступала у воссоединившихся прототипов на разогреве, то новый диск содержит собственный материал за исключением единственного кавера – „White Punks On Dope“ группы The Tubes. При всей узнаваемости пения Эллиотта и при всех очевидных аналогиях, на Def Leppard это как раз не очень похоже. Стиль Down’n’Outz – жёсткий буги-рок, немного отдающий теми же Mott The Hoople или Status Quo. Характерной чертой музыки коллектива является активное использование агрессивного рок-н-ролльного фортепиано с постоянными глиссандо, отчётливо отдающего манерой Элтона Джона или старых рок-н-ролльщиков вроде Джерри Ли Льюиса. А вот что явно привнёс от себя Джо, так это фирменный мелодизм, особенно ярко проявляющийся в спокойных композициях. Баллад и полубаллад на альбоме довольно много, но и более динамичные номера звучат так, что не затерялись бы в радиоэфире лет 40 назад. Всё выдержано строго в стилистике семидесятых, и очень хорошо, что здесь нет никаких модерновых влияний. Поставь на конверт по ошибке год 1976-й – и никто не заметит подвоха. Кажется даже, что исполнение такого старомодного материала благотворно сказалось на голосе Эллиотта: той усталости, которая сквозила в последние годы почти в любом проекте с его участием, нет и следа. Не откровение, но определённо бальзам на душу любителей старого доброго помп-рока. 7/10 Danger Zone „Don’t Count On Heroes“ (2019) Неожиданно порадовали итальянцы, выдавшие очень недурственный АОР без лишних соплей и без вездесущего дель Веккьо. Приятные, неизбитые мелодии, отсутствие проходняка и надуманности. Музыканты, опять-таки, неизвестные, как и в случае с вышеупомянутыми греками Hideaway, и при этом чувствуется неслабый опыт как во владении инструментами, так и в части техники звукозаписи. Звук вышел даже ещё «жирнее», чем у Hideaway – я бы назвал его скорее британским, чем скандинавским. Вообще, сравнения с греками просятся постоянно. Вот только у итальянцев, это, оказывается, уже четвёртая работа. Точно так же материал довольно ровный, однако самое интересное припасено на конец альбома. Всё-таки, в отличие от альбома Hideaway, у Danger Zone можно выделить особо выдающиеся композиции – такие, как „Rolling Thunder“. И, как ни удивительно, опять в «яблочко» с балладой „Eternity“ – вообще, крайне редко приходится настолько душевные медляки слышать в АОРе. 8/10 David Glen Eisley „Tattered, Torn and Worn“ (2019) Американский вокалист и актёр Дэвид Гленн Айли имеет весьма внушительный творческий опыт. В частности, в 80-х он пел в составе Guiffria и Dirty White Boy, выпустил несколько сольных альбомов, сыграл в паре сериалов, однако, по иронии судьбы, больше всего стал известен по коротенькой (хотя и очень достойной) песне „Sweet Victory“ в мультсерии про Губку Боба. „Tattered, Torn and Worn“ – третий его полноценный сольник, и оставляет он весьма противоречивые ощущения. Дэвид исполняет американский хард-рок, причём слово «американский» надо выделить особо. Это очень характерный штатовский продукт, что лишний раз подчёркивается некоторым сходством манеры пения Айли и Сэмми Хагара. Если вам по душе такие проекты, как Chickenfoot или Last In Line, то вам явно сюда. Я отнюдь не в восторге от данных коллективов, однако на „Tattered, Torn and Worn“ есть просто великолепные вещи. Чего стоит хотя бы „1964“ с партиями скрипки. Или такие мощнейшие хиты, как „The Storm Will Come A Risin’“, „Blood, Guts And Games (Tall Tales)“, помпезная „Before My Eyes“. Но много на альбоме, хронометраж которого к тому же несколько затянут, и явного проходняка – в частности, откровенно неудачное начало. Слушаешь этот опус, и, как только посещает мысль: «о, да, это всё-таки замечательный альбом», тут-то и возникает очередная проходная композиция. И наоборот, когда решаешь, что альбом всё-таки скорее скучный, вдруг звучит что-нибудь вроде „1964“. У некоторых вещей очень заманчивый рифф, но при этом никакущая вокальная мелодия. Короче говоря, американские горки. Пожалуй, опять же, чисто по-американски исполнитель переборщил и с пафосом в подаче. Крайне неоднозначная работа. 6/10 Cherry Laine „Black And White“ (2019) Шестой с 1979 года полноформатный опус чернокожей певицы Флоренс Миллз, выступающей под псевдонимом Cherry Laine, о которой ранее я не слышал. Интернет услужливо подсказывает, что в своё время она была бэк-вокалисткой некогда известной диско-группы Chilly. Заслуги, прямо скажем, не на Сталинскую премию, а вот альбом оказался достаточно любопытным. Хотя и настолько же неровным, как и упомянутая выше работа Дэвида Глена Айли. Здесь представлена самая разнообразная танцевальная поп-музыка – от электронного клубняка и еврохауса до латино и соул. Первая композиция „Amazing“ своей атмосферой и вокальными приёмами, которыми пользуется Флоренс, вызывает в памяти ни много ни мало Кейт Буш! Игривая „Anytime“ – это явное ретро родом из 70-х. Есть очень приличные соул-баллады „Follow Your Dreams“ и „Live Blue Planet Live“ на модную нынче экологическую тематику. Присутствуют совсем современные ритмы берлинских танцполов „Do It“ и „Lost My Love“. Ну и, наконец, Cherry Laine умудрилась сотворить настоящий мегахит: „Until the Day“, несколько напоминающий по настроению четвертьвековой давности „Your Loving Arms“ её… хм… землячки Билли Рэй Мартин. Если эта вещь не выстрелит на радио и дискотеках, то я буду премного удивлён – у неё для этого есть все необходимые составляющие. К сожалению, не весь материал столь же хорош: он довольно обильно разбавлен псевдолатинским мусором типа „Love Express“ и „Margarita“. Но если эти недоразумения радостно проскипать или вырезать в МР3, то получим весьма достойное творение, явно выбивающееся за средний уровень нынешней попсы. К тому же в однообразии Флоренс уж точно не упрекнёшь. 7,5/10
  10. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Тот альбом тоже был без ДюБроу. А я у них очень люблю „QR III“ (1986). То, что популярность Quiet Riot зиждется на перепевках хитов Slade (причём очень близко к оригиналам), я вообще понять не могу. Смысл существования нынешней инкарнации группы – тем более.
  11. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 9, финал – Алат. Пайкент. Тодакёль Впечатления об Узбекистане были бы неполными, если бы они ограничились только городами. Ведь рядом с Бухарой – интереснейшая природа Кызылкума. Поэтому я заказал такси на полдня и выдвинулся по маршруту, который составил сам частично на основании прочитанного в Сети, частично – на рекомендациях местных, а иногда – просто повинуясь интуиции и методом тыка в карту. Этот метод себя во многом оправдал: местные жители и сами не всегда знают, что у них имеется почти под самым носом. Сначала мы двинулись к самой границе с Туркменистаном, планируя примерно через 100 км добраться до крупного озера Денгизкёль в районе города Алата. Я заранее предупредил водителя, чтобы нам ненароком не пересечь туркменскую границу, иначе неприятностей в этом загадочном ханстве не оберёшься. Всё, однако, произошло банальнее. Чем дальше уходило шоссе от Бухары, тем более разбитым оно становилось. Когда, согласно maps.me, пришло время сворачивать на Денгизкёль, нас ждал сюрприз: дорога, обозначенная на карте как третьестепенная, вместо ожидаемого расквашенного просёлка оказалась великолепной трассой с покрытием автобанного качества! Вскоре выяснилась и причина: земля вокруг Денгизкёля арендована (или куплена) ЛУКойлом. На дороге стоит пост охраны, и дальше никого не пропускают. Не сработала и предложенная водителем взятка. Я о попытке вовлечения в коррупцию изначально не знал, говорили они между собой по-узбекски. Но охранники дали понять, что сработал бы блат, назови я хоть одну знакомую фамилию в ЛУКойле. Увы, если я кого и знаю в Узбекистане, то только двух бывших послов Германии, да и те давно покинули страну. В общем, на Денгизкёль я не посмотрел. Поехали дальше. Однако в сторону Денгизкёля мы всё же ездили не зря. Та самая супердорога идёт по самой что ни на есть классической пустыне. Всё, как и полагается: песок, барханы, сухие и чахлые кусты. Песок, вопреки распространённому мнению, не зыбучий, а, как ни странно, довольно твёрдый, когда по нему ступаешь. Впрочем, опасность увязнуть в сухом пустынном песке – из разряда сказок: это невозможно по чисто физическим законам. А вот что действительно реально, так это заблудиться. Я отошёл буквально на полкилометра от дороги и понял, что, если бы не её ориентиры в виде столбов, заплутать среди таких разных, но всё-таки одинаковых песчаных дюн можно было бы мгновенно. К сожалению, не довелось встретить пустынных обитателей – тушканчиков, змей, ушастых ежей. Хотя следами какой-то мелкой живности истоптано всё вокруг. Очевидно, эти все животные активны только ночью, а на солнце не показываются. Мы продолжили наш путь в направлении руин древнего города Пайкента. Таксист понятия не имел о его существовании и тоже был в том месте впервые. От города осталось немного. Песок почти полностью поглотил его, ветер завершил дело. Когда-то это была мощная крепость. Ни туристов, ни других посетителей вокруг не было. Подходящее место, чтобы побыть в тишине и подумать о Вечном. Очень хорошо, что из Пайкента ещё не успели сделать музей. Чисто теоретически там работают археологи. Но это чисто теоретически. Не знаю, когда там велись последние раскопки. Вся земля буквально устлана черепками – вопрос только, насколько они представляют научный интерес. А так можно любой взять на память и сесть в тюрьму при попытке пересечения границы. Давным-давно пересохший колодец. В советское время почти все значимые города Узбекистана связывали железные дороги. Сейчас это тяжкое наследие тоталитарного колониального режима, естественно, заброшено. Может быть, раз в две недели тут проезжает какая-нибудь ржавая дрезина. А кому это нужно? Ведь оно только напоминает об ущемлении свободолюбивого народа. Тем более не должно быть железнодорожного сообщения, нарушающего границы получивших суверенитет государств. Но прогресс не стоит на месте! Вместе с обретением независимости в жизнь свободолюбивых народов ворвались подлинные нанотехнологии и ультрасовременный транспорт! Вот так растёт хлопок, одна из основных экспортных статей Узбекистана. Хлопок, как и века назад, собирают вручную. Работа адская. Палящее солнце, колючие отростки созревших коробочек, поверх которых сияет белизной обманчивая вата. Внутри – довольно крупные семена. Они тоже находят применение: из них делают масло, которое потом используется и в пищевых, и в технических, и в медицинских целях. За сбор одного килограмма хлопка (прикиньте сами, сколько это) платят не более 1000 сумов – 10 евроцентов. Система водоснабжения Бухары и окрестностей. В мутной воде канала люди купаются, причём считается, что эта вода целебная. Как знать… Это именно та вода, которая поступает в краны. Канал окружает пустыня иного типа: не песчаная, а твёрдая. Здесь ещё есть какая-то чахлая растительность, а встречаются участки, гладкие, как асфальт. Узбеки жалуются, что для полноценного развития туризма им не хватает моря. Узбекистан – одна из двух стран во всём мире (!), отделённых от ближайшего моря территориями двух государств. Вторая такая страна – Лихтенштейн. Однако, если присмотреться, то моря есть. Тодакёль – водохранилище естественного происхождения, заполнившееся в результате прорыва дамбы на каналах. Сейчас сюда местные жители ездят купаться. Из-за совершенно ровной местности озеро кажется больше, чем оно есть на самом деле. Было бы совсем прекрасно, если бы берега были чище, потому что я еле-еле нашёл кадр, в который не влез бы какой-нибудь мусор. В озере есть рыба: я видел на берегу дохлую рыбину (сазан или вроде того), которая при жизни имела длину не меньше метра. Из-за замусоренности, а ещё из-за обилия каких-то не кусачих, но крайне надоедливых комаров находиться на берегу было не слишком уютно. Тамариск – основная составляющая местной флоры. Розовыми цветами покрыты гигантские пространства. Засим рассказ о турецко-узбекистанском путешествии завершаю.
  12. Seeteufel

    Бухара

    Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 8 – Бухара Для Бухары я придумал определение «азиатская Флоренция». И это не преувеличение. Во-первых, здесь сохранилась аутентичность и первозданность, которой не хватает Самарканду. Во-вторых, работает вся необходимая и должного качества инфраструктура для туристов, которые ей активно пользуются. Такого количества немецкоязычных гостей я не видел даже в Андалусии и на Сицилии. Вместе взятых. На улицах создаётся впечатление, что ты находишься в Берлине: отовсюду примерно в одинаковых пропорциях звучит немецкая, восточная, русская речь и Pigeon English. Ну и, в конце концов, город просто красив и атмосферен. Как Флоренция. В Бухару, как и в Самарканд, я прибыл ночью. На этот раз всё-таки удалось купить онлайн билет на скоростной Afrosyob, который домчал до места назначения менее, чем за два часа. Комфортный, быстрый поезд, причём, что удивительно, билет на него по цене почти не отличается от обычного плацкартного вагона, даже чуть дешевле. Тем не менее, среди пассажиров большинство составляли иностранцы, что создавало разительный контраст с компанией, в которой я ехал в плацкарте из Ташкента в Самарканд. Наверно, для Узбекистана этот экспресс пока немного в диковинку, а мы уже успели привыкнуть к «Сапсанам», «Ласточкам» и прочим «Аллегро», ну а для Европы это и вовсе обыкновенный поезд. Приятным бонусом стала учтивость и обходительность вокзального персонала и даже милиции в Самарканде. Вокзал Бухары находится далеко за пределами самого города, так что опять понадобилось продираться через толпу шакалящих таксистов, выходить на шоссе и торговаться. Гостиницу пришлось порядком поискать в закоулках Старого города, не все из которых пригодны для проезда машин, к тому же в центре кипел ремонт. Плюс к этому, таксист был из «понаехавших» и города не знал. Отель оказался очень уютным семейным предприятием; завтрак готовили сами владельцы, причём преимущественно из того, что выросло в их собственном хозяйстве. Изломанные под самыми причудливыми углами улочки Старого города входят во всемирное наследие ЮНЕСКО. В каждом втором дворе идёт какой-то ремонт или строительство. Как мне говорил таксист, возивший меня в Алат, «для многих узбеков смысл жизни – вырасти, жениться, купить участок, а потом строить, строить, строить – и так до самой смерти. Скучно!». Немудрено, что я в этом лабиринте даже с картой сразу же заблудился и… через час снова вышел к двери своей гостиницы! Однако главной неприятностью в Бухаре было непривычно яркое солнце. Солнечные очки я непредусмотрительно оставил в отеле. Пришлось за ними возвращаться, однако уже через 10 минут пребывания без очков перед правым глазом замаячила едва заметная тёмная тень, которая потом проходилa не меньше недели. При этом особой жары не ощущалось. Такое со мной случилось впервые – это при том, что я прибыл из Турции, уже провёл несколько дней в Узбекистане, да и ранее приходилось неоднократно бывать в южных странах. Надо сказать, этот момент меня озадачил – или уж будем называть вещи своими словами – изрядно напугал (тем более, что у меня и так есть проблемы с глазами). Пройдя по этим переулкам, обязательно выйдешь к какой-нибудь древней мечети. На некоторых стенах даже указан год постройки – XV, XVI век, иногда и старше. При том, что Бухару со всех сторон окружает пустыня, а построенные из жёлтого песчаника здания соответствуют ей по цвету, в городе довольно много небольших водоёмов – каналов, прудов. вырытых ещё в Средневековье. В старину эта вода была пригодна для питья, сейчас лучше не экспериментировать. Понятно, что обилие туристов рождает предложение в виде самых разнообразных сувениров. Среди них попадаются довольно качественные и просто любопытные товары. Как и в любом восточном городе, особое место среди экспортной продукции занимают ковры. Они бывают шёлковые и шерстяные. Хороший ковёр плетут вручную. Занимаются этим молодые женщины. Вопреки устоявшемуся мнению, несовершеннолетних девочек к этому кропотливому, вредному и малооплачиваемому труду не привлекают. По одной простой причине: ребёнку и подростку не хватит усидчивости, которая в этой работе - главное. В день нужно сделать тысячи и тысячи узлов. Один ковёр может изготавливаться полгода и даже пару лет, если он большой и сложный. Дорогой ковёр, сделанный по заказу, может стоить от нескольких тысяч евро – и до совсем заоблачных сумм. А мастерицы, потратившие на него кучу времени, сил и здоровья (зрение падает катастрофически), получат на руки от силы пару сотен евро за всю работу. Ковры заказывают в основном богатеи из восточных стран. В Европе, включая Россию, они мало популярны. Готовый ковёр не просто можно топтать ногами в обуви – даже рекомендуется это делать: это идёт на пользу его фактуре. Пушистые ковры с «объёмными» изображениями (попадаются подлинные шедевры) отнюдь не самые дорогие, потому что производятся они из шерсти с длинным ворсом. Гораздо больше ценятся шёлковые изделия с традиционным орнаментом, меняющие цвет в зависимости от освещения. На вывоз ковров из Узбекистана нет полного запрета (как в Азербайджане), но необходимо получить справку из соответствующего органа, что данный экземпляр не представляет исторической ценности. На глаз не всегда возможно отличить старинный ковёр от новодела. Вообще, конечно, если нужен восточный колорит в полном объёме, то лучше Бухары вряд ли что-то можно придумать. При этом ещё раз обратите внимание на стерильную чистоту улиц. Не менее колоритны и местные жители. Обычно я стараюсь, чтобы посторонние люди не попадали в кадр, но этого старика нарочно сфотографировал – он как будто переселился в современный мир из исторического фильма. Однако это самый обычный бухарец. Мечети в Бухаре, как и в Самарканде, богато декорированы. Но здесь проведены только косметические реставрационные работы, а не полное обновление росписи. Шуховская башня. Советский архитектор Шухов отметился не только своей знаменитой телевышкой в Москве, но и в самых разных, порой неожиданных местах. Например, водонапорная башня в Петушках спроектирована Шуховым. Осчастливил он своим творением и Бухару. Раньше наверху была деревянная конструкция, которая сгорела. Теперь башню сделали смотровой, приделали лифт, а после осмотра города с высоты предлагается посмотреть тот фильм с «Юнкерсами Троцкого», о котором я уже писал в главе про Ташкент. Любоваться панорамами почему-то положено только под присмотром служащего. Боло-Хауз, одна из самых известных мечетей Бухары. Знаменита своими деревянными колоннами с резьбой и росписью. Модненькое ныне слово «хауз», кстати, означает по-узбекски вовсе не дом, а водоём. «Детский пруд» перед мечетью существенно старше её самой, а вот минарет пристроен уже в ХХ веке. Комплекс Калон с минаретом, похожим на шахматного ферзя. Раньше на минарет можно было подняться, но с недавнего времени он начал разрушаться, так что посторонним вход запретили. А вот это здание с кучей куполов – вовсе не мечеть, а ювелирный базар. Чор Минор – означает просто «четыре минарета» – один из символов Бухары. Мечеть притаилась в хитросплетениях улиц Старого города в стороне от центра. Такую торговую точку я нашёл рядом с Чор Минор. Военная форма, судя по всему, подлинная, но настоящих орденов (привет Святым Девяностым!), к счастью, нет. Это просто значки и сувенирные медали. Вообще-то, я очень сомневаюсь, что узбекские старики могли бы даже в самые тяжёлые времена продавать свои боевые ордена, а их дети – покупать и перепродавать на базаре. Мавзолей Саманидов и парк Саманидов. Здесь можно отдохнуть от суеты центра города. Арк – массивная крепость, которая украшает центр Бухары. Открыта для посещения только часть этой крепости. Туристы предпочитают смотреть закат с крепостных стен. Однако солнце заходит над городскими кварталами, и я бы не сказал, что этот закат отличается какой-то выдающейся красотой. С тем же успехом его можно созерцать с Шуховской башни или – как я это сделал – с колеса обозрения. Когда-то Бухара была центром еврейской жизни в Средней Азии. Причём бухарские евреи радикально отличались по языку, образу жизни и т.п. от своих сородичей в других концах света. После развала Союза большинство разъехалось в Израиль и другие страны. На весь город осталась одна действующая синагога, да и та больше похожа на помесь музея и клуба. Лишь вечером стало возможно отдохнуть от слепящего бухарского солнца. Октябрьские вечера немного прохладные, а по тёмным переулкам можно ходить, опасаясь разве что провалиться в какую-нибудь строительную яму. Впрочем, даже на этот случай освещение организовано достаточно грамотно. С наступлением ночи вся туристическая толпа перемещается в рестораны и другие ночные заведения. Судя по доносящейся с разных концов музыке, ночная жизнь в Бухаре кипит. Рестораны довольно разнятся по уровню как цен, так и качества пищи и сервиса (причём одно с другим далеко не всегда напрямую связано). Узбекский чай совсем не похож на турецкий ни по консистенции, ни по способу употребления. Воду, как и в Турции, кипятят в самоварах или сходных с ними устройствах, а вот пьют чай здесь из пиал, и чай, в отличие от турецкого, имеет совсем бледный оттенок. Хотя на вкус он нормальный. Сладости к чаю подают похожие, однако не настолько приторные. Окончание следует
  13. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 7 – Самарканд (продолжение). Ургут Отдельная тема – это русский Самарканд. В имперские времена здесь селились состоятельные люди, а поскольку таких разрушительных землетрясений, как в Ташкенте, не случалось, старая часть города сохранила целые улицы, напоминающие о царских временах. Удалённость от метрополии сказывается на архитектуре, и привычные русские постройки могут быть оформлены необычно. Надо отдать должное городским властям: к старинной застройке они относятся бережно и новодел вписывают в неё гармонично. Я даже не сразу выяснил, что это относительно новый дворец бракосочетаний – уж очень он похож на особняк какого-нибудь вельможи XIX века. Общественные бани сохранились в неизменном виде с дореволюционных времён. Обсерватория Улугбека, невероятно продвинутый для своих времён научный объект. Напомню, что в Средние века именно на Востоке была передовая наука, пока в Европе жгли на кострах за утверждение о вращении Земли вокруг Солнца. Сейчас обсерватория, как и многое другое в Самарканде, представляет собой новодел, воссозданный фактически из трухи руин. Мне предложили на выбор путешествие в старинный Шахрисабз или на природу, в сельский Ургут. К сожалению, нельзя было выбрать и то, и другое, так как времени у меня было в обрез. Я выбрал Ургут. Очень традиционное поселение находится в предгорьях Памира. Рядом – граница с Таджикистаном. До Афганистана тоже рукой подать. С удивлением выяснил, что, оказывается, поездки в Афганистан пользуются популярностью у туристов. Мой водитель не очень хорошо говорил по-русски, но на мой вопрос о безопасности подобных туров ответил в том духе, что «большие дяди договорятся – и никаких террористов не будет». Чисто вопрос выгоды. «Вы не трогаете наших туристов, мы не трогаем вас». Было бы у меня побольше времени – возможно, я бы и рискнул. В Таджикистане тем более никаких проблем нет. Можно съездить на пару дней – полюбоваться на Памир и, как утверждают, на красивый город Душанбе. После съезда с шоссе дорога всё время идёт вверх. Горы невысокие, однако чувствуется уже совершенно другая обстановка, другой воздух, всё другое. Навстречу нам постоянно попадались защитного цвета грузовики ЗИЛ, наследие Советской Армии. Возможно, некоторые из них в своё время даже успели попылить по фронтовым дорогам Афганистана. Некогда проложенное геологами прекрасное шоссе дошло до наших дней в таком состоянии, которое варьируется от очень плохого до обозначенного только на карте. Во времена СССР в этих местах был престижный пионерский лагерь. Потом всё оказалось надолго заброшено. Сейчас решили сделать что-то вроде пансионата с религиозным уклоном. После того, как мы проехали посёлок целиком, упёрлись в старинную мечеть. Я полчаса разговаривал с её имамом. Оказался умный и интересный собеседник, он с удовольствием вспоминал свою службу в Эстонии в стройбате доблестной Советской Армии, потом жизнь в Ленинграде. На территории будущего пансионата вовсю ведётся благоустройство. Пруды с родниковой водой уже заселили рыбами (по-моему, это даже какие-то осетровые), а вода считается святой и целебной. Люди со всего мира приезжают сюда посмотреть на тысячелетние платаны. Они настолько большие, что в корнях одного из них устроен целый домик. Вообще же, Угрут – очень «корневая» глубинка. Хозяйства преимущественно частные, чужаков примечают за версту. Дети, правда, исправно посещают школу, никто не отлынивает. Здесь у них тоже действует строгая школьная форма. В самом посёлке функционирует несколько крупных заводов по переработке разнообразной сельскохозяйственной продукции, то есть люди без работы не сидят. Кстати, в Узбекистане распространено и такое явление, как агрогородки по примеру белорусских. Завод строит удобное, современное и однотипное жильё для своих сотрудников и фактически закрепляет их за собой. Да-да, такая вот современная форма крепостного права. Центр Ургута сильно смахивает на то, что я видел на Северном Кавказе – например, в Дербенте. Запруженные машинами улицы, газовые трубы, шумные рыночные площади. Кто-то из местных богатеев затеял построить мечеть, но с кем-то из больших дядь не договорился. Недострой так и остался маячить на самом оживлённом перекрёстке Ургута. Место встречи пацаков и чатлан. Бывшая телебашня Ургута, давно уже не работающая. Рядом валяется снятая с крыши антенна. С осликами мы встретимся ещё неоднократно. Машина регулярно обгоняет на шоссе повозки с запряжёнными в них ушастыми трудягами, перевозящими самый разнообразный скарб.
  14. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 6 – Самарканд (начало) Обратил внимание на странную особенность узбекских городов: в отличие от Европы, железнодорожный вокзал в них расположен далеко от центра. В Ташкенте и Бухаре – даже дальше, чем аэропорт. В Самарканде рядом с вокзалом нет отелей. Поэтому единственный способ добраться до гостиницы там – только на такси, благо, как я уже говорил ранее, в Узбекистане оно стóит сущие копейки. Но при этом у вокзалов шакалит толпа таксистов, готовых содрать с незадачливого туриста, поленившегося поштудировать Интернет, три шкуры. У самых наглых торг начинается с бессовестных даже для Москвы 30 евро. А когда цену сбиваешь и едешь максимум за 5 (что тоже дорого), выясняется, что город эти водятлы не знают от слова совсем. Название гостиницы им ни о чём не говорит, и дороги они не знают тоже. Так было и в Самарканде, и в Бухаре. Местные таксисты этих деревенских гавриков ненавидят, что вполне справедливо. Даже ночью, по дороге от вокзала до центра города, обращает на себя внимание отличие Самарканда от Ташкента. Видно, что здесь ждут туристов. Улицы сияют ярко освещёнными фасадами особняков. Впоследствии выяснилось, что сияют, собственно, только две главные улицы: Тимура и Улугбека. На них власти не поскупились на освещение прямо-таки московского уровня. На прочих дорогах по ночам царит жутковатый мрак и можно запросто провалиться в яму. Гостиница, в которой я остановился, находится в правительственном квартале. С утра я прямо у входа наткнулся на какую-то демонстрацию. Судя по миролюбивому характеру демонстрантов и обилию государственных флагов, шествие было лоялистским. Основные туристические объекты Самарканда разбросаны на довольно большом расстоянии, но выстроены приблизительно вдоль линии протяжённостью в три километра. Первым из них на моём пути был мавзолей великого и ужасного правителя Тамерлана. Почитание Тимура сейчас в Узбекистане активно продвигается, но, как мне кажется, с тем же успехом, что и попытка возрождения культа Чингисхана в Монголии. Всерьёз к этому никто не относится – уж очень древняя история. Вообще-то, Тимур был одним из самых кровожадных тиранов в мировой истории. Это у нас попытки поставить памятник Ивану Грозному (который на фоне Тамерлана – просто пацифист) натыкаются на вопли и сопли либероидного хомячья (про увековечение Сталина я вообще молчу), а там – ничего, нормально. Белая мечеть по соседству с мавзолеем Тимура. В этом комплексе я впервые увидел, насколько, оказывается, Узбекистан популярен среди западноевропейских туристов. В России это направление как-то не слишком пока освоено и популярно. А вот французов, итальянцев и, конечно же, немцев по Самарканду бродят толпы. Ещё бы! Восточная экзотика, при этом не настолько далеко, как Индия, абсолютно безопасно (учитывая, что сейчас чуть не весь Восток - одни горячие точки) и беспрецедентно дёшево. Впрочем, если задаться целью посетить всё, куда вход по билетам (а это почти всё, заслуживающее внимания), это влетит в не меньшую копеечку, чем, скажем, осмотр достопримечательностей Рима. В Узбекистане действуют специальные входные цены для иностранцев, которые выше, чем для узбеков, раз в 5-10 и вполне себе на уровне европейских. Даже если внутри и особо нечего смотреть. Остатки соцарта советских времён. Вообще, я ожидал увидеть больше таких творений, помня о подобной настенной живописи в Бурятии и Монголии. Даже жаль, если этот жанр со временем будет уничтожен окончательно. Регистан – главная площадь и средневекового Самарканда, и нынешнего. Один из тех случаев, когда остаётся только разинуть рот и произнести: «Мдааааа…». Ниши в архитектурном комплексе медресе, которые раньше использовались для религиозных целей, сейчас заполнены продавцами разной сувенирной дребедени. Потом разговорился на эту тему со встреченной семьёй туристов из Германии. «Вы можете себе представить такое в Берлинском соборе?» – спросили они меня. «Сейчас, к сожалению, уже да», – был мой ответ. Например, после того, как в одной из австрийских церквей я наблюдал выставку „Sex & Religion“, меня мало чем можно удивить. Но вот торговцы в мечетях – это что-то пока не очень привычное, тут соглашусь. Проходя мимо одного из таких закутков обратил внимание на надпись „Hier spricht man Deutsch“. Внутри оказался пожилой узбек с безупречным немецким. Рассказал, что он преподаватель-германист. Продаёт собственные книги. Какие-то он перевёл на немецкий, другие написал сам. «Узбекские сказки», «Обычаи и традиции Узбекистана», «Краткая история Самарканда». Уж не знаю, покупает ли кто-то эти издания. Вообще, как выясняется, узбеки в иностранных языках поднаторели. Встретил с десяток немецкоязычных экскурсионных групп, несколько французских, парочку итальянских и испанских, не говоря уже о многочисленных англоязычных. Гиды везде шпарят очень бойко, порой почти без акцента. Внутреннее убранство этих построек отличается от скромной отделки большинства мечетей (например, в той же Турции) обилием украшений и сверкающей позолоты. То же – и в мавзолеях. Памятник первому президенту независимого Узбекистана Исламу Каримову на улице, которая даже на гугл-картах ещё обозначена как Ташкентская, но с недавнего времени переименована в улицу Каримова. Ислама Абдуганиевича в стране чтут не только на уровне официоза, тем более что Самарканд – его родина, и здесь же он похоронен (об этом далее). У памятника Каримову фотографируются молодожёны, около него всегда живые цветы. Мне сложно судить об этой личности издалека. Конечно, это бывший советский местечковый партократ, как и все, кто пришёл к власти на обломках СССР. И да, он не уберёг население от обнищания и необходимости массово ездить на заработки в Россию. Зачем-то перевёл письменность на латиницу и снёс военные монументы. Но он заслуживает уважения хотя бы уже за то, что поставил жёсткий заслон исламизации страны и не менее жёстко задавил попытку «цветной революции». Не в последнюю очередь благодаря Каримову нынче по Самарканду и другим городам можно спокойно разгуливать даже ночью. Опять же, кое-какая промышленность (уже упоминавшийся автопром, а ещё посмотрите, где сделаны все ваши майки с логотипами метал-групп) и сельское хозяйство в Узбекистане работают. Ислам Каримов похоронен в мавзолее, который по пышности мало уступает усыпальницам средневековых правителей. Фотографировать запрещено, вокруг тьма милиции. Третья по значимости (после Регистана и мавзолея Тимура) достопримечательность Самарканда – мечеть Биби-Ханым. Судьба этой постройки чем-то похожа на историю Царицыно в Москве. Ещё в ХХ веке это были просто руины. Согласно легенде, мечеть была построена Тамерланом для любимой жены по имени Биби-Ханым и должна была на тот момент стать самой крупной мечетью в мире. Но жёнушка влюбилась в архитектора, а когда муж об этом прознал, бросилась вниз с башни. Архитектор же улетел с минарета на крыльях. А сооружение разрушилось, потому что за всеми этими мыльными страстями строители забыли про тогдашние СНиПы и DINы. Уже ближе к нашим дням было решено развалины отреставрировать и фактически достроить. До сих пор иногда возникают споры и предложения исключить исторический центр Самарканда из списка всемирного наследия ЮНЕСКО (куда он был включён в 2001 году), потому что уж очень много в городе новодела. А по мне, так лучше, чем руины. Тем более, сделано всё аккуратно и в соответствии с историческими реалиями, без стеклянных крыш и прочего безобразия. В то же время, конечно, исторический Самарканд оставляет явственное впечатление музея под открытым небом. Из-за обилия туристов, взимания платы за вход у каждого живописного уголка, вездесущих заборов с табличками и массы сувенирной продукции разного качества, в основном низкого. Сразу за мавзолеем Каримова начинается кладбище для простых смертных. Если русские кладбища обычно закладывают где-нибудь в тени деревьев, то в Узбекистане они традиционно размещаются на высоких и голых местах, на самом солнцепёке. Здесь сразу чувствуется, что Самарканд, как и другие столицы средневековых ханств, был основан в одном из немногочисленных оазисов. Уже на окраинах города начинается пустыня. Кладбище разделено на две зоны: если одна из них производит впечатление полузаброшенной, но при этом она является данью мусульманским традициям, то другая больше похожа на европейские погосты с деревьями, ухоженными могилами, оградками и светскими памятниками. Видимо, в этой второй части хоронят более состоятельных или уважаемых людей. За ней начинается стена знаменитого Города Мёртвых Шах-И-Зинда. Шах-И-Зинда – пожалуй, наиболее впечатляющее место во всём историческом Самарканде. Краем уха слышал рассказ экскурсовода, что в мавзолеях, которые здесь образуют целый квартал, похоронены вовсе не те, чьим именем они названы. Этот подлог совершался в Средние века для того, чтобы привлечь больше паломников и как следствие – способствовать активизации торговли. Так что высокородные падишахи и даже пророки, чьи имена начертаны на надгробьях, на самом деле покоятся где-нибудь в Саудовской Аравии или Персии, а в саркофагах давно истлели кости пусть и знатных, но всё же менее родовитых мертвецов. Утверждается также, что секрет цветной глазури для плитки, которой отделаны мавзолеи и медресе, до сих пор не раскрыт. Продолжение следует
  15. Seeteufel

    Ташкент

    Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 5 – Ташкент Четырёхчасовой ночной перелёт из Стамбула и разница во времени фактически скушали ночь, а с учётом проведённого перед этим на ногах целого дня в Ташкент я прибыл довольно разбитым. Пока ждал вылета в новом стамбульском аэропорту, читал, что пишут об Узбекистане разные путешествующие. Парочка немецких блогов оказались весьма толковыми и небесполезными. К счастью, описанные там ужасы узбекской пограничной бюрократии оказались либо устаревшей информацией, либо частным случаем. Даже декларацию заполнять не пришлось, однако следует всё же помнить о том, что максимальная сумма ввозимой наличной валюты не должна превышать эквивалент 2000 долларов. А вот по прибытии в аэропорт пришлось сразу же столкнуться с узбекскими реалиями, от которых повеяло чем-то смутно знакомым, советским. Обменного пункта в нашем привычном понимании в аэропорту не было. На сервисной стойке, где можно было и купить узбекскую сим-карту, и заказать такси, принимали только национальную валюту. В отличие от Турции, где почти везде можно расплатиться хоть долларами, хоть евро. В качестве обменника мне указали на некий банкомат в углу. Принцип его действия мне узнать так и не довелось (наверно, к счастью), потому что обмен не работал. Попытка снять наличку успехом тоже не увенчалась, и хорошо ещё, что с карты ничего не списалось, потому что ПИН-код я уже ввёл, но обнадёживающего жужжания в ответ не раздалось, и наличность коварная машинка тоже не выплюнула. В конце концов работающий банкомат был найден в VIP-зале в соседнем здании. СИМ-карту устанавливали добрых полчаса, и она почему-то отказывалась работать. Потом выяснили, что в телефоне попросту отключена опция «мобильные данные». Я вспомнил, что сам её и отключил ещё в Москве, как всегда делаю перед вылетом за рубеж, но так и осталось загадкой, как же без «мобильных данных» всё это время функционировала турецкая симка. Узбекские сумы до сих пор исчисляются тысячами и миллионами, как рубли в Святых Девяностых. Цены в Узбекистане поистине коммунистические: пообедать «от души» в ресторане можно на 5 евро (салат, суп, основное блюдо, чай, вода и десерт), а огромная порция плова в чайхане «для своих», где его готовят действительно по всем сложным правилам, обойдётся в два с половиной евро. Поэтому не спешите сразу снимать или менять крупные суммы больше 50 долларов/евро: в банкоматах переплáтите за кросс-курс и комиссию, а в официальных обменниках банков курс откровенно невыгодный. На улицах менять деньги нельзя ни в коем случае: мало того, что обманут, это ещё и уголовная статья. Такси в любом городе в любой его конец будет стоить 2-3 евро. Однако «программист» с аэропортовской стойки, моментально переквалифицировавшийся в таксиста, содрал целых 12 евро, объяснив на мои возмущения, что это «официальное такси» и гарантированно отвезёт куда надо. По московским меркам это, конечно, не убийственная сумма, но по узбекским – просто невероятная наглость. В памятке МИДа Германии для выезжающих в Узбекистан предупреждают о том, что бомбилы (которых в стране по-прежнему полно) могут завезти в глушь и ограбить. Однако, вообще-то, в Ташкенте хорошо работает «Яндекс», правда, он не работает в других городах. Так что парниша воспользовался моей усталостью с дороги и незнанием местных реалий. Даже первого взгляда на узбекскую столицу и её обитателей достаточно, чтобы понять, насколько мы, собственно, мало знаем об Узбекистане и узбеках. Хотя встречаем их в Москве повседневно и формируем на этом основании для себя образ узбека (а также таджика и киргиза), как преимущественно малообразованного и нищего дехканина. Образ, который оказывается на поверку абсолютно искажённым, когда попадаешь в Ташкент или другой крупный город страны. Начнём с того, что люди там культурны и хорошо образованны. По-русски говорят все – не только помнящее СССР старшее поколение, но и зелёная молодёжь. По-английски тоже говорят очень многие. Люди неимоверно гостеприимные, вежливые и отзывчивые. Дети, видя на улице явного иностранца, учтиво говорят „Hello!“. Старшеклассницы добавляют ещё и „Welcome to our country!“. Не менее половины официантов в ресторане владеют английским и все – русским. Хороший пример тем, кто работает с клиентами в Москве. Вспомнил недавний случай: пришёл я в свой банк. Банк с иностранным участием, а филиал расположен в центре Москвы, и туда очень часто обращаются иностранные клиенты. Сидит сотрудница – девица лет 25. Понадобилось разобраться с моим мобильным банком – а там почему-то всё на инглише. И тут выясняется, что барышня не понимает по-английски ни слова. Иногда и между собой узбеки общаются по-русски. В особенности это касается студентов университета. Но, в принципе, это легко объяснимо, так как единого узбекского языка нет. Житель Ферганы не поймёт жителя Хивы, зато легко поймёт киргиза, а хивинец – казаха. Весьма симптоматично, что на русском языке идёт практически вся реклама, особенно лекарств. Есть, конечно, в Узбекистане и свои понаехавшие из деревень – такие же наглые и тёмные, как и гастарбайтеры в Москве. Заезжих таксистов, которые не знают город, но лупят заоблачные цены, там тоже очень не любят. Я обратил внимание на то, что у столичных жителей действует некий дресс-код, светлый верх и тёмный низ. У школьников и студентов – само собой, однако и офисные работники придерживаются строго делового стиля. В Узбекистане, кажется, осуществилась вековая мечта советского, а впоследствии российского человека о «народном автомобиле». Почти все узбеки ездят на продуктах местного автопрома. Ещё в конце 90-х корейская Daewoo начала в Узбекистане производство микроавтобусов. Эти «УзДэу», возможно, многие помнят – они иногда появлялись и в Москве. Затем контракт с Daewoo истёк, и завод перекупили американцы из Chevrolet. Теперь в стране производятся всё те же микроавтобусы и малолитражные легковушки. Автобусы особенно любимы населением: они очень компактны, маневренны, вмещают либо много людей, либо объёмистый груз типа урожая арбузов. И стоят довольно недорого – в районе 7000 долларов, которые под силу заработать вахтовым методом в России, а потом окупать, оказывая транспортные услуги на родине. В Ташкенте находится самая высокая телебашня в Средней Азии, на которую можно подняться и оглядеть город свысока. В 1966 году катастрофическое землетрясение практически сровняло Ташкент с землёй. Весь Союз участвовал в восстановлении города. Кто постарше, может даже помнить песню «Сияй, Ташкент, звезда востока», где есть строчки об этом. Поэтому достопримечательностей в столице мало, и они разбросаны на большом расстоянии друг от друга. Исторического центра, как такового, фактически тоже нет. В самом центре города имеются обширные незастроенные пустыри в окружении довольно унылых панельных четырёх-пятиэтажек. Зато пропускная способность проспектов может выдержать и утроение существующего транспортного потока. То немногое, что осталось от Старого Ташкента, не разрушенного стихией. За неприглядными стенами можно увидеть прекрасные сады и ухоженные частные дома. На улицах узбекских городов невероятно чисто: любовь к наведению порядка у узбеков в крови, и можно видеть вездесущих дворников, метущих и без того опрятные тротуары. Ташкентские парадоксы. Как я уже писал выше, в стамбульском аэропорту у меня была возможность поподробнее почитать в Сети о стране, в которую я направлялся. В том числе немного узнал про нравы и обычаи, и как себя следует вести в узбекском обществе. В одном из путеводителей сказано (цитирую по памяти): «Узбекистан – это далеко не Япония, где условности загоняют даже чужака в жесточайшие рамки. Гостю прощается многое». Но всё-таки рекомендуют на некоторые моменты обратить внимание. Оговорюсь, что мало что из этого мне довелось применять на практике и уж тем более не пришлось испытывать неловкости из-за несоблюдения. Тем не менее. Здороваться за руку принято всегда крепко. Вялое рукопожатие может быть расценено как неуважение или собственная немощь. Первым обязательно здороваться со старшим по возрасту; если такового определить на глаз невозможно, то со старшим «по рангу». С женщинами за руку не здороваются и не прощаются. Очень осторожно следует переходить на «ты» с малознакомыми людьми, вне зависимости от разницы в возрасте. Рекомендуется обращаться на «вы» даже к детям. За столом нельзя сморкаться даже беззвучно, обязательно выйти из помещения. Еду, которую берут руками, не брать левой рукой. Если пригласил кого-то на обед/вечеринку, даже лёгким намёком не давать понять, что «пора закругляться». В неформальной обстановке не принято обсуждать политику (и действительно, я ни разу в Узбекистане разговоров на политические темы не слышал) и работу. Нельзя отказываться от выпивки – сильно обидишь хозяина. К счастью, мне, не пьющему уже 6 лет, с этим столкнуться не пришлось. Узбеки употребляют алкоголь, иногда очень много, несмотря на ислам. Религия в обществе до фанатизма не доходит. Хиджабы встречаются редко, никабов я не видел вообще. Женщины постарше носят на голове обычный, «светский» платок. Зато мужчины пожилого возраста очень часто ходят в традиционных халатах, тюбетейках и с длинными бородами. При встречах принято здороваться с незнакомыми людьми – разумеется, не в толпе, а в относительно безлюдных местах. «Ас-салому алейкум!» – любой узбек оценит вашу вежливость, увидите! Женщинам не следует демонстрировать излишнюю независимость и эмансипированность, влюблённым – прилюдно свои чувства. Хотя никакого жёсткого патриархата или пуританства там нет, но просто не принято. Метро Ташкента – единственное во всей Средней Азии. Попадаются красивые станции, например, вот эта, «Космонавтлар». Облицованные стеклом колонны напоминают «Автово» в Петербурге, но оформление станций всё же отдаёт китчем: ведь это уже 70-е. Фотографировать в метро нельзя категорически! Нет, это уже серьёзно: за нарушение грозит не просто окрик смотрителя (как в турецких музеях), а статья. Проезд в метро стоит смешные 14 евроцентов и оплачивается синим пластиковым жетоном. Подвижной состав, очевидно, не менялся с советских времён. Дабы такие, как я, чего попало не фотографировали на стратегическом объекте, в каждом вагоне, на каждой станции во множестве развешаны такие плакаты. Узбекские милиционеры носят зелёную форму и кепи. Проспект Навои, самая шикарная улица Ташкента. По одной стороне – фешенебельные новостройки с хипстерскими заведениями, а по противоположной – уцелевшие после землетрясения сталинские дома, надо думать, тоже с недешёвым жильём. Чорсу, главный ташкентский базар невероятных размеров. По нашим понятиям, очередной черкизон. Гостиница «Узбекистан». В немецких путеводителях это строение называется «монстром», и даже стиль отдельный для него придумали – «брутализм». Эй, ребята, а вы здание Комиссии ЕС в Брюсселе видели? Если уж это брутализм, то тот архитектурный «шедевр» я и не знаю, как назвать. Мало кто об этом говорит, но в Узбекистане в постсоветское время посносили памятников героям войны больше, чем в Прибалтике. И возвели новые. Вечный огонь горит в восьмиконечной мусульманской звезде, перед ним – Скорбящая Мать, а то, о ком она скорбит, сформулировано по-восточному витиевато. Впрочем, что касается официальной идеологии и толкования недавней истории, то какой-то явной русофобии и украины головного мозга я не заметил. Разве что в Бухаре после посещения смотровой площадки настоятельно предлагалось посмотреть фильм, где рассказывалось о «разрушении города большевиками в начале 20-х» и иллюстрировалось это ковровыми бомбометаниями то ли с «юнкерсов», то ли с американских бомбардировщиков. Я в этом не разбираюсь, но у большевиков Ленина-Троцкого в 1920 году таких машин точно быть не могло. Следует ли в данном случае ставить знак равенства между «большевиками» и русскими, каждый решает сам для себя. На повседневном же уровне отношение к русским исключительно тёплое. Как и к немцам, и ко всем остальным гостям. Ещё один современный памятник, на сей раз более однозначный: монумент жертвам политических репрессий. Пожалуй, впервые вижу подобный монумент, НЕ представляющий собой жуткое уродство. И всё-таки немного старины в Ташкенте сохранилось. Пусть эта старина – и в значительной степени новодел. Как я понял, в советское время витриной для туристов были Самарканд, Бухара и Хива, а древностям Ташкента внимания не уделяли, и они потихоньку разваливались. Советское жильё. Если Москву, Ленинград и другие города застраивали однотипными коробками, то на периферии любили поэкспериментировать с дизайном. Лучше бы этого не делали, конечно. Сразу вспомнилось «художественное» оформление панельных многоэтажек в Калининграде, а уж когда такое самовыражение архитекторов долгое время стоит без должного ухода… Среднеазиатский центр плова. Сюда рекомендуют прийти всем гостям города. Внешне напоминает советскую столовку. Плов действительно вкусный, готовят его в больших чанах, облицованных плиткой, на дровах. Рекомендуется посещать Центр плова в первой половине дня, но кто же в это время ест плов? К моменту нормального обеда из сортов плова остаётся всего один, а примерно в 3 часа дня (когда сделана эта фотография) готовка и трапеза заканчивается. Настоящий плов готовится на масле, которое делается из пяти видов семян: льна, хлопка, конопли, тыквы и кунжута. Масло должно производиться по старинной технологии, в ступе при помощи деревянного бревна, вращаемого силой воды. Компоненты плова не смешиваются – отдельно кладётся слой риса, моркови, нута, кураги с изюмом и поверх всего этого – мясо. Через города Узбекистана проходит маршрут скоростного поезда со смешным названием Afrosyob – что-то вроде «Сапсана». Почему-то именно на нужный вечер билетов на него из Ташкента в Самарканд не было, и пришлось ехать в давно забытой обстановке классического плацкартного вагона. Запах обильно приправленной чесноком снеди, неспешные беседы, полумрак – всё напомнило далёкое детство. Продолжение следует
  16. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 4 – Каппадокия (окончание) Итак, несмотря на вышеописанные перипетии, полёт на воздушном шаре всё-таки состоялся. В Гёреме процесс бронирования происходил с таким минимумом формальностей, что я даже опасался, насколько это на сей раз надёжно. Контора располагалась за соседней с гостиницей дверью, а вообще таких организаторов полётов в Гёреме тьма. Квитанцию на тур выписали примерно такого вида, какую дают на ремонт сапог. Однако в условленное время автобус, отвозивший воздухоплавателей к шару, стоял у порога гостиницы. Обычно принято вылетать так, чтобы уже в воздухе встречать восход, но мы несколько припозднились: солнце уже поднималось над холмами в районе Красной долины. В небе висели десятки взлетевших шаров. Процесс надувания шара. И вот мы взлетаем. Корзина разделена на пять секторов: в середине находится пилот, а вокруг него – четыре сектора, вмещающих по 4-5 пассажиров каждый. Забираться в корзину по небольшим дыркам в её стенках не слишком удобно. Многие пассажиры заметно боялись и нервничали. Я же, главным образом, опасался уронить вниз мобильник, на который фотографировал почти непрерывно. Шар отрывается от земли и летит очень плавно, хотя перед стартом всех заставляют пригнуться и прижаться к бортам. Не могу сказать, что наверху сильно холодно, о чём предупреждают организаторы полётов; кожаной куртки было вполне достаточно, но я бы не замёрз и в более лёгкой одежде. А вот то, насколько интересным будет ваш полёт, зависит от выбранной фирмы и работающего в ней пилота. Некоторые просто поднимают шар и опускают почти на том же месте. Нам же повезло путешествовать с самым настоящим асом по имени Абдулла: он не просто поднимался в воздух, а действительно совершал облёт довольно приличной по размерам территории. И более того: он опустил шар прямо вглубь ущелья, что требовало от него по-настоящему ювелирного мастерства. Края каменных стен и деревья можно было потрогать руками! Соседние шары пролетали мимо, почти касаясь оболочками нашего. Мы летели вплотную к входам древних жилищ, выдолбленных в вертикальных обрывах. Остаётся только гадать, как их обитатели попадали в свои кельи. Долина Любви сверху. Красная и Белая долины. Полёт продолжался час, после чего шар опустился в районе долины Любви. Приземление тоже требовало особого мастерства. Под корзину подогнали автомобильный прицеп, и только после этого всем позволили покинуть воздушное плавсредство. На земле нас ждали шампанское (или газировка для непьющих) и сертификат воздухоплавателя (к сожалению, не именной). Дети, старики, больные и беременные к полётам не допускаются. Скажу честно: эти впечатления стоили затраченных на них денег. В Германии, например, столько же стоит 20-минутный подъём в воздух и уж точно не над такими красотами, как в Каппадокии. Далее я отправился осматривать окрестности пешком. Долина Любви утыкана каменными фаллосами, из-за чего она и получила своё название. Невероятно натуралистичное произведение сил Природы. В Гёреме имеется «музей под открытым небом». Выскажу свою антирекомендацию. Вход стóит совершенно произраильские, по местным понятиям, 9 евро: лучше потратьте их на пиво и мороженое. Да что там, на полноценный обед. И вот почему: толпы в этом «музее» немыслимые. К античным церквям с фресками выстраиваются огромные очереди китайцев. Я зашёл только в одну из них, на остальные моего терпения не хватило. Фотографировать внутри запрещено. И самое главное: в «музее» нет ничего, чего вы не найдёте в ближайших окрестностях, причём даром и без типично музейных реквизитов (ограждений, табличек и т.п.). Что интересно: то же самое вы услышите и от местных. Прямо у порога «музея», у стоянки автобусов, можно увидеть самые диковинные творения природы. А напротив находится культовая среди знатоков местности Церковь с Пряжкой. Вход в неё бесплатный, а фрески более интересные и лучше сохранившиеся, чем, то, что есть в «музее». Внутри фотографировать тоже запрещено, но вы сами понимаете… В Сикстинской капелле тоже запрещено. Пройдя чуть дальше, можно выйти к очень живописной долине Мечей. Бытует мнение, что название пошло от неверного перевода с греческого. Христиане не воевали и потому мечей не делали. А вот лопаты для строительства своих жилищ они ковали именно в этой долине. Так что это на самом деле долина Лопат. Древние скальные чертоги в наше время используются турками как для жилья, так и для хозяйственной деятельности. В некоторых из них держат скот. Если свернуть с шоссе, ведущего в Гёреме, чуть в сторону, можно попасть в долину, очень напоминающую долину Любви, только каменные елдаки здесь покрупнее. Внутри некоторых из них устроены чайные. Что ж, Каппадокия – это действительно одно из чудес света, и было правильным решением ехать туда, а не в Памуккале, как я изначально планировал. Далее меня ждал день в Стамбуле и потом – Узбекистан.
  17. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 3 – Каппадокия (начало) Вылетая из Стамбула в Невшехир, я в очередной раз порадовался наличию турецкой сим-карты с Интернетом. В Каппадокии имеется два основных аэропорта, и оба они находятся приблизительно в часе езды от главных туристических центров региона – Гёреме, Учхисара и Ургюпа. Прилетал я уже ночью, и Сеть выдала безрадостное известие, что такси от аэропорта будет стоить больше 100 евро, рейсовых автобусов нет, а место в шаттле нужно было бронировать минимум за неделю. После долгого плутания по самым разным сайтам я, наконец, обнаружил шаттл за 10 евро, причём оставалось чуть ли не последнее место. Бронировал я его, уже сидя в салоне самолёта. Рейсов с богатенькими туристами в Невшехир и Кайсери прилетает много, а жадные до денег таксисты шакалят, как и во всём мире. Из всех возможных вариантов размещения в Каппадокии рекомендую именно Гёреме. Сам городок необыкновенно живописный, а всё самое интересное в Каппадокии находится либо в нём самом, либо в пешей доступности. Миллионы лет назад в Каппадокии бушевали вулканы. Затем мягкая вулканическая порода остыла и осела, а ветер и вода выстругали из неё такие вот причудливые формы, разбросанные по широким долинам среди невысоких и плоских гор. Их окрестили «печными трубами фей». Впоследствии человек приспособил башни из мягкого камня под жильё; в частности, здесь скрывались от преследования римлян ранние христиане. В наши дни «трубы фей» располагаются прямо посреди посёлков Гёреме и Ухчисар. Прямо в них предприимчивые местные жители устроили многочисленные гостиницы для туристов со всего мира, приезжающих полюбоваться на здешние поистине неземные ландшафты. В туристических блогах пишут, что эти гостиницы, несмотря на примерно одинаковые (не слишком высокие) цены, могут иметь разный уровень комфорта. Нередко номер представляет собой лишь чуть-чуть переделанную келью позднеантичного монаха, а его стены – непосредственно кусок скалы, что может доставлять определённый дискомфорт здешними прохладными ночами (климат Каппадокии – почти пустынный). Случаются и «удобства» на улице. В моей гостинице было всё нормально, но она, по-моему, была только стилизована под «пещерный отель». На следующий день с утра мне прямо из гостиницы организовали выезд с экскурсионной группой на целый день по так называемому «зелёному» маршруту. Если вы остановились в Гёреме, берите зелёный: красный охватывает популярные места вблизи посёлка, и его несложно пройти самому или использовать для этого недорогое такси. К микроавтобусу прилагались англоязычный гид и водитель, а набранная по дороге группа состояла из двоих французов, троих индусов, двоих китайцев, голландско-турецкой пары, одного американца и моей скромной персоны. Первая наша остановка была в одном из многочисленных подземных городов первохристиан – подобных поселений в тех местах более двух сотен. Этот – один из самых крупных. Город уходит под землю на 12 этажей, из которых 8 открыто для посещения туристами. Впечатляет, если учесть, что рыли его фактически голыми руками. Подземные галереи очень низкие, в некоторых местах приходится буквально ползти ужом (идти гусиным шагом), что с моим ростом представляет дополнительные затруднения. Зато можно хотя бы частично почувствовать, в каких нечеловеческих условиях жили здешние богомольцы. Когда приближались враги, обитатели подземных жилищ уходили в бесконечные лабиринты и закупоривали входы. Они неделями жили без свежей воды, света, дымоотвода, возможности мыться и убирать отходы своей жизнедеятельности. Постелей и так предусмотрено не было, спали они преимущественно на голых камнях. Кое-где сохранились следы молельных помещений и хозяйственных сооружений. Познавательно, но я давно убедился в том, что сами по себе подземелья редко представляют собой что-то интересное. Особенно когда там одновременно находится несколько туристических групп. Поэтому, выйдя наружу, все мы почувствовали неимоверное облегчение. Далее мы остановились у очень живописного озера. Наш провожатый утверждал, что его глубина – 600 метров, но, полагаю, он оговорился. 60 – ещё может быть, да и это многовато. Около озера местные детишки погоняли осликов, нещадно лупя их палками. Потом я убедился, что подобное обращение с вьючными животными у турок – обычное дело. Лошадей могут ещё и недокармливать, содержа в полной антисанитарии. Долина Ихлара. Здесь немного забегу вперёд. Я ещё дома забронировал полёт в Каппадокии на воздушном шаре. Свободные места онлайн получить за 2 месяца вперёд было невероятно трудно – их либо не было, либо цены уходили в такие заоблачные дали, что ни на каком шаре не долететь. Единственный найденный доступный вариант имел странное название „Wirtschaftliches Kappadokien“ («хозяйственная Каппадокия», но, видимо, имелся в виду «эконом-класс») и предполагал полёт как раз над этой Ихларой. Но буквально за пару дней до моего вылета полёт был отменён «по погодным условиям». В качестве альтернативы предлагалось доплатить 100 долларов и совершить полёт над Гёреме (как я изначально и хотел) в другую дату. Что меня, естественно, не устраивало. Деньги вернули, хотя было совершенно непонятно, как они могут предсказать погоду почти на неделю вперёд, да и все прогнозы сулили шикарный солнечный день с очень лёгким ветром. Так оно, кстати, и оказалось. Судя по всему, это была попытка «честного отъёма денег у населения». В результате я на месте за пять минут забронировал воздухоплавательный тур на следующий день над Гёреме, хотя, надо признать, стоит это удовольствие всё равно очень недёшево. Но главное, что полёт состоялся. Так вот, долина Ихлара – это почти что местный Грэнд Кэньон. Что интересно, никаких полётов шаров в те дни над ней не наблюдалось. Красивый пейзаж, не поспоришь. Но всё-таки с панорамами Гёреме это не сравнить. Пройдя пешком по долине Ихлары 4 километра, мы имели возможность увидеть и даже посетить скальные христианские церкви, которых в Каппадокии великое множество. Кое-где сохранились фрески. Проехав ещё какое-то расстояние, мы поднялись в самый настоящий скальный монастырь. Открывшаяся сверху панорама вызвала у меня в памяти прошлогоднее путешествие в Монголию. В монастыре сохранились не только фрески, но даже и колонны. Когда-то это был величественный храм. Закончили мы этот содержательный день наблюдением заката в Голубиной долине, среди которой возвышается самая высокая из обжитых человеком fairy chimneys. Закаты и рассветы, впрочем, эффектны не только в Голубиной долине, но и в самом Гёреме. Там прямо в черте посёлка, на вершине холма имеются специальные места под названием Sunrise Point и Sunset Point. Турки – большие мастера добывать копеечку из ничего, поэтому вход на эти точки они сделали платным. Цена, конечно, смехотворная, но всё же это немного отдаёт сборами «на ремонт Провала, чтобы не слишком проваливался». Туристов тьма, поэтому устроители немудрёных аттракционов не теряются. Вообще, конечно, открыточные фотомотивы в Каппадокии поджидают тебя в буквальном смысле на каждом шагу. С наступлением ночи Гёреме не засыпает. Контингент туристов там довольно молодой, и тусовки продолжаются в бесчисленных барах среди древних скал. Продолжение следует
  18. Seeteufel

    Стамбул (начало)

    Ну да, две недели назад я как раз был в отпуске. В Турции у меня была турецкая сим-карта, в Узбекистане – узбекская.
  19. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 1 – Стамбул (начало) Начинаю рассказ об очередном отпускном путешествии, которое, в отличие от предыдущих, прошло через страны, даже не граничащие друг с другом. Вообще, изначально я подразумевал посетить сначала Грузию, но после известных событий успел планы поменять, решив, что пусть для разнообразия на сей раз будет восточный колорит, а генацвале пока что сходят туда, куда посылают Россию на своих плакатах. До лучших времён и выздоровления мозгов. Ах, ну да – и пока турки какой-нибудь очередной самолёт не сбили, или узбеки рывалюцыю не затеяли, а то мало ли... Первым пунктом в программе значился Стамбул. Этот город – из серии тех, которые надо посетить хотя бы один раз в жизни. Просто, потому что надо. Бывший Второй Рим, несомненно, впечатляет, но, по крайней мере, в моём случае не могу сказать, что восхищает. Вряд ли можно себе представить менее подходящее место, чтобы отдохнуть от суетливой, шумной, необозримой, критически перенаселённой Москвы, чем мегаполис, превосходящий её по всем перечисленным параметрам. Прежняя византийская столица расположена сразу на двух континентах, разделённых Босфором, и если с географической точки зрения считать её всё-таки европейским городом (ибо её административный и исторический центры расположены в Европе), то это самый крупный мультимиллионник нашего континента. Вся колоссальность этого многомиллионного города предстаёт перед глазами, когда смотришь на азиатскую часть с Мраморного моря. А ведь есть ещё почти такая же европейская! Представьте себе две Москвы, причём с учётом расширения 2012 года. Вот только, если Новая Москва пока что по большей части состоит из неосвоенных пространств и местами совершенно глухих лесов, то бывший Константинополь от и до застроен небоскрёбами и «термитниками». По официальной статистике там проживает 15-миллионное поголовье, но мы-то цену официальной статистике знаем. Это количество можно смело умножать на два и прибавлять к нему несметные полчища туристов, значительно приросшие за последние годы китайским контингентом. В общем, после Стамбула Москва кажется оазисом покоя, тишины и благочинно упорядоченной жизни. Деловая и туристическая суета усугубляются тем, что Стамбул – город-базар. Причём Большой и Египетский (он же Пряный) базары, считающиеся местными достопримечательностями (в том числе и благодаря своему древнему происхождению: в Большом базаре остались даже фрески византийских времён), как раз имеют относительно цивильный вид. Если вы уже соскучились по крупным барахолкам, можете и любопытства ради заглянуть – покупать там всё равно нечего. А вот зато прилегающие к базарам улицы заставят вас полной грудью вдохнуть позабытый дух Лужников и прочих черкизонов 90-х. Продаётся всё и везде – в основном, конечно, разнообразное шмотьё. Цены просто неприлично бросовые – и это только там, где они фиксированные. Мужские рубашки по 2-3 евро, джинсы по 5. В других торговых точках принято торговаться и наверняка в итоге можно вывозить барахло мешками, лишь незначительно облегчив свой бумажник. Чисто теоретически можно было бы и закупиться. Вряд ли эта одежда хуже той, которая у нас продаётся в 10-20 раз дороже. Джинсы и кожа делаются в лучшем случае в той же Турции, качество похуже едет из Пакистана, полное шайсе – из Китая. А рубашки-майки производятся нынче в таких странах, о которых мы раньше слышали только из новостей в связи с очередным голодомором или войной. Так что переплачиваем мы лишь за перевоз да популярные нашлёпки. Но я путешествую без багажа, так что лишнего места для тряпья у меня всё равно не было. Район Кадыкёй на азиатском берегу, где я жил в гостинице, более молодёжный по своей сути. Там много ресторанов, баров, ночных клубов, однако главная суть этой части города всё в том же: это огромная барахолка. Более того, только в Кадыкёе я видел совсем уж поразительное: идёт обычная улица с машинами и тротуарами, потом её обочины начинают обрастать шмоточными развалами и, в конце концов, сам не замечаешь, как оказываешься уже не на улице, а в узком проходе между рыночными витринами, пока не дойдёшь по ним до пересечения с магистралью. Немного о населении Стамбула. Оно крайне разнородное. Как и в любом мировом мегаполисе, огромное количество приезжих из сельских провинций. На улицах можно встретить женщин в хиджабах и даже в полностью закрывающих лицо, кроме глаз, никабах, но попадаются и вполне свободно одетые девушки – кстати, есть среди них очень симпатичные. Турки в основном доброжелательные, но ухо с ними надо держать востро. С английским языком проблем никаких – в Стамбуле им владеют все, чья деятельность мало-мальски связана с людьми. Но на окраинах типа Принцевых островов могут уже начаться языковые проблемы. Выглядят турки тоже очень по-разному: начиная от «мавров» и заканчивая абсолютно европейскими лицами (есть даже блондины с голубыми глазами), причём «европейцев» в Стамбуле большинство. Уступать места старшим в транспорте не принято – неоднократно приходилось видеть, как несколько молодых людей сидят, а рядом с ними старуха стоит. Однажды мне пришлось протопать пару километров в гору от берега по жаркой дороге без малейшей тени – и наверху в маленькой кафешке мне совершенно бесплатно предложили чаю, сколько влезет. А вот в другом заведении после не слишком выдающегося и дороговатого, по турецким меркам, обеда буквально принуждали к двойной оплате чаевых. В один из вечеров проходило футбольное дерби «Галатасарай» – «Фенербахче» (и то, и другое, кстати, название районов города). По центру прокатилось шествие фанатов обеих команд с фаерами и кричалками. При этом между фанатами не было никаких стычек, и в отношении окружающих они себя вели вполне вежливо. Вещь, которая в Стамбуле неимоверно раздражает: хаотичное движение и редкие пешеходные переходы. В некоторых районах, например, к западу от Эминёню, я вообще не понял, где можно и нужно переходить дорогу. Думаю, это непонятно не только мне, поскольку и турки, и туристы чешут через проезжую часть где ни попадя. Пожалуй, пришла пора подробнее остановиться на стамбульской системе транспорта. Самым удобным видом транспорта в этом приморском городе, вне всякого сомнения, является водный. Поскольку жил я в азиатской части, а большую часть времени проводил в европейской, паромами я пользовался часто. Неожиданно быстроходные посудины отплывают от причалов в разные районы с частотой рейсовых автобусов. Ещё больше меня поразило, насколько быстро происходит процесс причаливания-отчаливания: это занимает не больше времени, чем отправление электрички от платформы. Молниеносно опускается трап, непостижимо быстро уезжающие пассажиры сменяют прибывших – и никакого брейнфакинга. Перед входом на причал стоят турникеты, поэтому время на контроль билетов тоже не теряется. Толпа, которая кажется пугающей, попадая на борт, очень быстро рассаживается, и каким-то загадочным образом остаётся ещё много свободных мест. Бонусом прилагается свежий морской воздух и на удивление дешёвый чай, который разносят официанты. Но, разумеется, стамбульцы передвигаются не только по воде. Метро в классическом виде существует только в виде двух линий, причём только одна из них проходит через центр. Но скоростные трамваи, курсирующие в темпе и с частотой метро, тоже входят в систему метрополитена. Это действительно самые настоящие «метротрамваи» – не то что аналогичный транспорт в Берлине. Станция метро «Халич» располагается на мосту через Золотой Рог (крупный залив Босфора), с которого открывается потрясающий вид на город во все стороны. Система тарифов довольно сложная, но что надо знать: выгоднее приобрести Istanbul Kart, если собираетесь ездить много. Пересадки платные. Самая длинная и самая загруженная линия метро (точнее, что-то наподобие S-Bahn) называется Marmaray и с недавнего времени пересекает весь город с запада на восток, проходя отчасти под Босфором. А ещё в систему метро входят фуникулёры: один трамвайчик, соединяющий всего две станции. Этот вид транспорта крайне популярен, так как позволяет сэкономить нехилые по протяжённости подъёмы на крутые берега Золотого Рога и Босфора. Ещё по Стамбулу неспешно громыхает много «исторических» трамваев. Они не только сохранили свой облик с довоенных лет, но и местные жители, видимо, с тех давних пор унаследовали привычку цепляться на ходу за подножки. Кошки – вот настоящие хозяева Стамбула. Как и в любых южных и восточных странах, кошек здесь любят и не жалеют личных денег на их кормёжку. В некоторых районах свой вальяжный кот-швейцар имеется в каждом магазинчике и каждой гостинице, а по улицам разгуливают стаи поджарых и закалённых вольной жизнью полосатых хищников, периодически оглашая окрестности жуткими воплями. Встречается и много бродячих собак, несмотря на то, что собака, по исламским понятиям, нечистое животное. Пару слов о турецкой кухне. В целом она довольно вкусная. Самые распространённые блюда – то, что у нас называется «люля-кебаб», с гарниром «булгур» (обильно приправленная крупа, что-то вроде плова, но не из риса, а типа пшеницы или полбы). Очень вкусные маслины, которые не маринуют, а вялят с добавлением специй. Сладости чрезмерно приторные. Чай принято пить из стеклянных стаканчиков, в которых он очень долго остаётся горячим, очень крепко его заваривать и потреблять в немыслимых количествах. Вообще, кухня отчасти напоминает греческую, но более сухая. Вот турецкое цацики мне понравилось гораздо меньше, чем греческое. Порции поистине конские. В ресторане за 15 евро можно объесться и лопнуть. Можно и съесть на улице, например, пиде (лепёшку с мясной или овощной начинкой) за 2-3 евро, кругом также стоят лотки с мидиями или бубликами. Почему-то большая проблема купить в Турции обычную газированную воду – только в очень маленьких бутылочках и довольно дорого. Главный недостаток турецкой пищи – то, что она везде одинаковая. В любом ресторане, вне зависимости от цены, вам предложат практически одно и то же. По крайней мере, на вкус. За неделю в Турции мне этот ассортимент смертельно надоесть не успел, но, думаю, останься я там немного подольше, начал бы искать какие-нибудь вьетнамские или итальянские заведения. Впечатляют величественные мосты через Босфор. Вход на них пешеходам запрещён, а жаль: виды с них тоже необыкновенные. В европейской части наличествуют и вполне европейские кварталы. Чем-то они напоминают Неаполь. Стамбул не назвать чистым городом, однако по сравнению с тем же Неаполем он всё-таки более ухожен. Как минимум, в центре поддерживают должный уровень порядка, не доводя до неаполитанского тихого ужаса с перевёрнутыми на середину улиц мусорными баками. О стамбульских окраинах расскажу далее. Что касается общей атмосферы, то, разумеется, никаких признаков «полицейского государства» и «исламского авторитаризма» не ощущается. Обстановка довольно свободная и расслабленная, во всяком случае, для туриста. Религией на мозги не давят. Носить хиджабы-паранджи или нет – дело сугубо семейное. Кстати, женщины в хиджабах забитыми и угнетёнными не выглядят: могут запросто сплясать на дискотеке, а могут и собственного муженька осадить так, что тот ходит, как обоссанный. В конце концов, они у себя дома, а не в Европе, и пусть одеваются там, как хотят, если считают нужным. Но, как я и упоминал ранее, очень многие люди, особенно молодые, ведут совершенно светский образ жизни. Полиция на улицах есть, однако её значительно меньше, и выглядит она гораздо менее брутально, чем в той же Италии. Такое, чтоб на броневиках и с автоматами наперевес, может, где и есть, но я не видел. Даже во время фанатских гуляний. Наличие в Стамбуле нескольких университетов, территория которых постоянно расширяется, лишний раз подтверждает светский статус страны. В целом могу сказать, что турки очень неглупы. Интересно, что преобразование некоторых христианских соборов в мечети не всегда сопровождалось изменением их облика. Площадка у мечети Зейрек, бывшего византийского собора с расположенной под ним цистерной. Тихое и красивое место, c которого вечером можно услышать целый хор муэдзинов и подпевающих им котов. Продолжение следует.
  20. Seeteufel

    Стамбул (начало)

    Ты не первый, кто об этом спрашивает. Ответ: да – и побольше некоторых.
  21. Путешествие в Турцию и Узбекистан Стамбул – Каппадокия – Ташкент – Самарканд – Ургут – Бухара – Алат – Тодакёль сентябрь-октябрь 2019 Часть 2 – Стамбул (окончание) В предыдущей части я почти не упоминал о всемирно известных достопримечательностях и «визитных карточках» турецкого мегаполиса. Разумеется, я их посетил, заранее озаботившись покупкой билетов. Очереди в собор Святой Софии и дворец Топкапи довольно внушительные, поэтому билеты туда лучше приобрести заранее. В моём случае наиболее подходящим вариантом оказалась покупка Istanbul Welcome Card класса «премиум». Действует этот документ 7 дней, стоит 50 евро и включает в себя проходки в Святую Софию, дворец Топкапи, двухчасовой круиз по Босфору и Istanbul Kart с начисленными 10 поездками на общественном транспорте. Всё это, как минимум, окупается. Есть другие варианты туристических карт, которые не окупаются или предусматривают всякую ненужную дребедень, типа скидок на ювелирку и чёрт знает где расположенные рестораны. А ещё есть Istanbul City Pass за 115 евро на три дня, который включает в себя практически ВАЩЕ ВСЁ! Любые музеи, круизы, серьёзную скидку на такси из аэропорта и т.д. (правда, зато без общественного транспорта), но его я тоже не рекомендую. Всё вы просто не осмотрите за три дня, а вместо вдумчивого проникновения в атмосферу города будете бегать по экскурсиям, чтобы не так много пропало. Такой хоккей нам не нужен. Надо сказать, что на поверку главные достопримечательности, как и во многих других городах мира, оказываются не то чтоб прям ах – и подбирать челюсть. Собор Святой Софии, центр православия, превращённый османами в мечеть, а при Ататюрке – в музей, по виду представляет собой… ну просто одну из больших мечетей, каковых в Стамбуле наберётся с добрый десяток. Очень старую. Дух не захватывает, и чего-то «такого» не ощущается. То же самое я уже когда-то писал и про собор св. Петра в Ватикане. Дворец Топкапи – приятный парк с восхитительными панорамными видами, только очень многолюдный. Внутрь Голубой мечети я не попал, так как там как раз шла молитва. Короче, отметился – и ладно. Вот от цистерны Еребатан я ожидал большего, всё-таки грандиозное сооружение. Сами стамбульцы не отрицают, что интерес к городу и его достопримечательностям подогрели произведения массового искусства – прежде всего фильм о Джеймсе Бонде и последняя (окончательно маразматическая) книга Дэна Брауна (как и её экранизация), где развязка происходит как раз в этой самой древнеримской цистерне. Ну что сказать – подземелье. С колоннами. Полумрак. Воду по случаю ремонта спустили, поэтому пованивает-с. Колонна с головой медузы огорожена и обозначена стрелочками, так что выискивать её не надо. Китайцы и вспышки фотоаппаратов. Всё. Во дворец Долмабахче я не успел до закрытия, но, по-моему, самое интересное там как раз снаружи. Действительно прекрасная архитектура. Стоящая на острове Девичья башня. По легенде, там в отшельничестве жила принцесса, которой нагадали смерть от укуса змеи. Заточение в башню не помогло: змея спряталась в корзинке с фруктами. Кстати, змей и прочей дряни типа мух-комаров я в Турции нигде не встречал за всю поездку. Ещё дальше по берегу расположена крепость Румели Хисари (а на противоположном берегу Босфора – меньшая по размеру Анадолу Хисари). Снаружи крепость весьма внушительна и, оказывается, занимает огромную территорию. Внутри имеется, помимо прочего, древнеримский амфитеатр, а так – в общем-то, ничего особенного. К тому же не вся территория открыта для посещений. Добираться туда довольно муторно, так что, если видели крепость с борта прогулочного катера, этот пункт программы можно и пропустить. Один из дней я выделил для поездки на Принцевы острова. Буквально на ходу нашёл в Интернете катер, отправлявшийся туда из окрестностей Эминёню. Кстати, забыл упомянуть, что в аэропорту я приобрёл турецкую сим-карту. Обошлась она мне, правда, в 30 евро (в Узбекистане потом заплатил за аналогичный сЭрвис всего 8 евро), но оказалась неимоверно полезной. Без Интернета – как без рук. Принцевы острова представляют собой населённый архипелаг в прямой видимости от азиатского берега Стамбула. На первый из островов – Хейбелиаду – мы высадились совсем ненадолго, но делать там особенно было нечего. На Бююкаде пробыли несколько часов. Принцевы острова, на которые в Средние века ссылали потенциальных претендентов на престолонаследие Османской империи, в XIX веке превратились в место, где зажиточные османы (и европейцы) строили себе фешенебельные особняки. Чем-то они напоминают старинные подмосковные дачи, типа Переделкино, и находятся сейчас в довольно непрезентабельном состоянии. Что-то похожее мне доводилось видеть в городе Кимры. Интересная деревянная архитектура, требующая немедленного спасения. А ещё у меня на Бююкаде сделал попытку сдохнуть телефон. Через полчаса стараний и страданий откачал. На всех Принцевых островах действует полный запрет на механизированный транспорт (за исключением скорой помощи и прочих техслужб). Передвижение разрешено только на велосипедах и конных экипажах. В результате на улицах расположенных на островах городков образуются… конные пробки! Витающий в воздухе запах не буду описывать. Уж лучше бензиновые выхлопы. Но если пройти на Бююкаде вверх по горе, выйти из города и подняться в лес, то можно попасть в малолюдные места с идиллическими панорамами. На самом верху встретил в лесу странную пару, не понимавшую английский и любой другой известный мне язык, которая общалась со мной через гугл-переводчик с распознаванием голоса. В лесу эти люди искали церковь или мечеть (!), чтобы помолиться. Но вообще, прогулка выдалась крайне удачной. Публика в ней участвовала самая разная – начиная от носительниц суровых чёрных никабов и заканчивая разбитными бабёнками предбальзаковского возраста из Швейцарии, итальянского происхождения, но с почти родным немецким, которые отплясывали на устроенной организаторами дискотеке, как в последний раз в жизни. Мда, кажется русская попса и даже шайсон – это ещё не самое кошмарное, если сравнивать с их тюркоязычными аналогами. Впрочем, общение на борту нашего титаника было весьма приятным. Из-за того, что мой последующий вылет из Каппадокии перенесли на более раннее время, у меня образовался дополнительный день в Стамбуле. Так что была возможность расширить знакомство с городом, посетив его менее популярные у туристов уголки. Одним из таких стала расположенная в стороне от центра крепость Едикюле, построенная византийцами при императоре Феодосии II в V веке н.э. Сама крепость оказалась закрыта на ремонт, зато можно было полюбоваться на Стамбул «без косметики». Это оказались настолько живописные в своей разрухе трущобы, что даже выражение морд местных обитателей более чем красноречиво отражало их отношение к тамошним условиям жизни. Ей-богу, в этих взглядах разума побольше, чем у иных двуногих. В принципе, это участь всех рабочих кварталов и даже целых городов, где закрылся завод-кормилец. В завершении стамбульской части – пару слов об аэропортах. Как известно, бывший центральный аэропорт им. Ататюрка, к которому подведено метро, сейчас, по сути, закрылся для массовых пассажирских перевозок. Я прилетел из Каппадокии и вылетал в тот же вечер далее в Ташкент из нового аэропорта (который так и называется «Новый» или просто «Стамбул»). Его плохой транспортной привязкой разве что детей не пугают. Дескать, метро и ж/д нет (их действительно нет), а автобус едет чуть ли не два часа. Ничего подобного! Вполне комфортабельный автобус доезжает до Таксима менее чем за час, даже в пиковое время. Примерно столько же идёт и автобус от аэропорта «Сабиха» до Кадыкёя. Сам же Новый аэропорт являет собой чудо техники и модерна. Так что не верьте всему, что пишут вечно всем недовольные туристы.
  22. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Забавно: название группы на немецком, альбома - на английском, песни - на русском. Вообще в первый раз слышу о таком его проекте. Так это проект бывшего гитариста Дядьки Тома Алекса Крафта с концепцией по Дикому Западу. На первом альбоме и сам Том участвовал. Вот он был хорош, а после ухода Тома стало скучно. Их и в Москву когда-то Ихтина контора привозила вместе с Sodom и Onkel Tom, я ходил на концерт. Год 2006 или 2007 был, уже не помню точно. Согласен.
  23. Только что узнал, что, оказывается, Марко Паганини (группа Paganini) умер ещё в январе этого года.
  24. Seeteufel

    Horror show

    Даже не представляю себе, под какими пытками меня можно заставить смотреть такую муть. Если только в качестве единственной альтернативы что-нибудь с Харатьяном предложить.
  25. Seeteufel

    Now Playing 2019

    Вот с ним как раз так себе альбом. Лучше всего у них получилось с Крузом, ну и с певцом из Reckless Love тоже ничего.
×