Jump to content
Connection Point
Sign in to follow this  
Seeteufel

Horror show

Recommended Posts

Evil Exhumed” (Зло на свободе) (2016). Если вы живете на острове недалеко от материка, на крохотном острове, где ничего никогда не менялось столетиями, это не значит, что вас не затронет и не раздавит как мошку железная поступь цивилизации. Так было с местными. Охотились, ловили рыбу, жили скромно, никуда вовне никогда не рвались. Однако потом пришли «завоеватели» с экскаваторами, разворошили древнюю землю, а племя просто перестало существовать. Но даже перед смертью они не решились задействовать проклятье, то самое проклятье, которого сами боялись как огня. Бу! Легенду читает за кадром Эрик Робертс, чье имя красуется главным на постере. Именно читает, в кадре его не будет. Чудовищно плохой знак. Еще хуже то, что снял «Зло» канадец Дэвид ДеКото.

Но к создателям и актерам мы вернемся позже. Пока же видим, как некто Брандл, паренек, который подвергался жестоким издевательствам со стороны своих сокурсников, находит на острове старинный манускрипт, и чуть позже из развалин, вскопанных строительной техникой, появляется самая натуральная мумия. Между тем, сюда, на остров, прибывает группа студентов-археологов во главе с Анджелой и профессором Картером, которые должны будут провести ряд научных изысканий. Первый – Хоппер, и он же первым становится жертвой нежити, вооруженной хорошо заточенным серпом. Все, что происходит в дальнейшем, напоминает какой-то зацикленный видеоклип: студент – мумия – вопль ужаса, «можем повторить», а сюжет кажется чем-то весьма условным, потому как даже простейший слэшер на фоне «Зла» - шедевр сценарной мысли.

Эх, черт возьми, ведь Дэвид когда-то снимал пусть дешевое, но приятное глазу и душе кино, запомнившись многим хоррорманам по работе со студией Fullmoon. «Крипозоиды», «Крикун», «Повелитель кукол 3», «Скелеты». До этого – легкая порнушка, после – невероятно дешевые фильмы ужасов, чем дальше, тем больше с уклоном в сугубо «голубые» оттенки. Никогда бы не сказал, что ДеКото был талантливым режиссером, однако более-менее нормальное кино делать умел, хотя бы в рамках милых микробюджеток. И ладно бы скатился в откровенный трэш, как многие ему подобные, так он еще и начал этот лютый трэш штамповать по 10 фильмов в год! Отсюда у меня вопрос: кто и зачем это смотрит, на кого это рассчитано, и какие в принципе может приносить деньги? Я – ладно, по старой памяти, интереса и смеха ради, иногда даю ему очередной шанс, но…  

Но ведь на это же тратятся деньги, отнюдь не тысяча и не две долларов, и они должны как-то отбиваться. Природа невероятно хороша, только вот «невероятно хорошую природу» еще надо уметь красиво подать. Не к Дэвиду, явно. Сюжет, как сказано выше, отсутствует. Кровь отсутствует. Обнаженка отсутствует. Актеры кошмарны. Убийства однотипны. Костюм мумии (индейской (!!!) мумии), впрочем, неплох. Операторская работа авторства того же ДеКото на уровне дешевых сериалов. А мускулистые парни, конечно, постоянно скидывают с себя майки. Это не просто плохо, это хуже некуда. И вот что забавно: несмотря на кошмарный уровень всех его фильмов, сделанных за последние лет двадцать, Дэвид продолжает оставаться в киноиндустрии. А Эрик Робертс, когда-то прекрасный актер с отличным резюме, продолжает в таком «сниматься».

0/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сука, мне везет)))

.

“Night at the Eagle Inn” (Ночь в гостинице «Орел») (2021). Сара Мосс и ее брат Спенсер родились раньше срока, в один день, один и тот же час. В номере богом позабытой гостиницы; их мать умерла при родах, отец в ту же ночь исчез. С такой историей не грех вернуться туда, откуда все началось, когда вам уже стукнуло 18-20 лет, чтобы хорошенько покопаться в прошлом. Моссы так и делают – благо адрес известен. Их машина на парковке одна-одинешенька, однако управляющий в ответ на просьбу предоставить им два одноместных номера заявляет, что свободным остался только один. Из живых душ здесь, на первый взгляд, только две. Тот самый портье, да разнорабочий во дворе, парень по имени Дин. Где остальные гости?

Поздно вечером в одинокой каморке управляющего слышится его же голос: «Дело сделано». Этот мужчина явно не в себе. Гостиница – тоже.

Постановка недорогая, камерная, сценарист – что редкость для начинающих – не увлекается сам собой, посему хронометраж крайне сжатый, час с небольшим. Отсюда же и термоядерное для такого рода фильмов действие. Все очень неглупо, грамотно. Если вы, как и я, справитесь с физиономической идиосинкразией. Между экранным братом и сестрой отличная химия, они действительно похожи друг на друга. И одинаково, невероятно, чудовищно страшны. Я редко позволяю себе заявления насчет внешности тех или иных людей, но эта двоица явно может сниматься в зомби-хоррорах (или в драме о героиновых наркоманах) без всякого грима. Что до сюжета, то кажется, будто режиссер пытался смешать, не взбалтывая, коктейль из «Сияния», «Сумеречной зоны» и пары-тройки «гостиничных» хорроров, от старых до совсем недавних.

Телевизор передает белый шум, несмотря на то, что к розетке «экран» не подключен. А ночное путешествие Сары по коридорам этажа не приводит ни к чему хорошему.

Это, конечно, ghost story. Не слишком банальная, даже с претензией на оригинальность. Быстрая и нескучная. С привкусом дьявольщины. Но кастинг оставляет желать лучшего: в данном случае речь не о красоте или уродстве. А «что-то интересное» (в самом начале) лихо превращается во «что-то давно набившее оскомину» (еще задолго до финала). Который разочарует кого угодно. Если этот «кто угодно», конечно, сможет прорваться через первые минуты и знакомство с Моссами. Преображение одного из героев отдает просто сказочным идиотизмом, финальные монологи и сентенции – аналогично. Это просто очередная чушь от горе-хоррормейкеров, решивших, что они снимут нечто НОВОЕ. И чем умнее она пытается казаться, тем шире презрительная ухмылка. С поправкой на печаль о потраченном времени. Пусть и не полный, но точно провал.

1/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Isolation” (Изоляция) (2021). Мир никогда не будет прежним. Вирус. Просто вирус. Новый, не изученный. Мутирует каждые три недели. Он изменил жизни людей навсегда. Не в одном городе. По всей планете. Первую историю расскажет семья из Нью-Йорка. Отец семейства, его жена Карен и сын Сэм, парень лет двадцати. Раньше мегаполис невозможно было представить без типичного городского шума. Но внезапно настала тишина, исчезли пробки, не стало слышно полицейских сирен, вместо них – пение птиц. А еще – машины скорой помощи, одни, другие, постоянно, круглосуточно. Трое решили, что из Нью-Йорка надо бежать. В загородный дом. Однако спасением это не стало… Первый эпизод из девяти, режиссер – Ларри Фессенден, фигура в хорроре культовая. Никаких зомби (впрочем, и дальше их не будет, ведь не всякая эпидемия плодит орды живых мертвецов), все очень жизненно, реалистично, страшно. Трижды страшно. Что здесь реальность, а что бред помутившегося от болезни разума главного героя? Не имеет значения.

Следом после неофициальной столицы Соединенных Штатов – Сан-Диего. Его зовут Чет, он на вынужденном карантине. Аккаунты в соцсетях заблокированы, на ноге красуется датчик. От входной двери теперь не отойти и двадцати метров. Чет, хорошенько напившись, пытается утопить «большого брата» в унитазе, теряет сознание… А когда приходит в себя, то выясняется, что у датчика есть голос, более того, этот девайс – тот еще конспиролог! Здесь нет ужасов. Зато есть яркая сатира, актуальная во все наши безумные времена. Третья остановка – Лос-Анджелес. И эпизод не зря носит имя «Страх». ОН умирает. ОНА проводит практически все время дома (за пределы которого не выходит) в защитном, как ей кажется, костюме. Зажигает и гасит свечи, гасит и зажигает, слышит голоса и звуки, будто шаги по крыше. В доме НАВЕРНЯКА есть кто-то еще. Кто-то чужой. Прекрасная иллюстрация того, до чего может довести самоизоляция прежде адекватного, нормального человека, вся жизнь которого превратилась в одно-единственное чувство. То самое, что отражено в названии.

Четвертая история происходит в Сиэттле. Мир без родителей, что может быть лучше? Никаких запретов, играй сколько хочешь, спи когда хочешь, ешь сладости с утра до вечера. Но так только кажется. Санни и Бодхи, брат и сестра, прочувствовали это на себе в полной мере. Когда их мама умерла, а на помощь отца рассчитывать не приходится, он далеко, застрял в очередном «карантине», уйдя в привычный для себя рыбацкий рейд и не предполагая, что мир сойдет с ума буквально за несколько дней. Надежда – это хорошо. Но что если она умерла, умерла окончательно? Как и второй эпизод, назвать «Атлантический северо-запад» хоррором сложно. Скорее он представляет собой помесь драмы и survival’а. Почти нет диалогов, а главные роли – за детьми, не подростками, именно детьми. Тот редкий случай, когда малыши невероятно хорошо отыграли свои роли, намного лучше оскароносных взрослых. Грустно, мрачно, напряженно… и торкает не хуже иной «Батарейки». Что интересно, Санни и Бодхи – в самом деле дочь и сын режиссера, того же самого, что стал известен благодаря «Домам, построенным в октябре».

Номер пять: здравствуй, Чикаго. И привет, Алекс. Одиночество – не то ли это жуткое чувство, которое сильнее всего ударило по многим из нас в ходе первого локдауна? Именно от этого в первую страдает и Алекс. Доходит до того, что у него появляется новое хобби: берем резиновую перчатку, запихиваем туда мясной фарш. Получается рука. Можно прижать ее к лицу, как будто рядом кто-то еще, кто-то, кому ты нужен. Очень тяжелая короткометражка. Особенно если учесть, что снята она на фоне яркого лета, а не тусклой зимы. Яркие краски природы прекрасно контрастируют с тем, что происходит в душе у Алекса, больного и болеющего, сходящего с ума от того, что рухнул не только мир вокруг, но и его собственный – тоже. Говорите, «конспирология»? Да что вы о ней знаете! А вот Пэйдж, юная блогерша из Лондона, знает всё. Как говорится, знает ИСТИНУ. Она ведет канал в соцсетях, снимает саму себя в ходе пандемии, настаивает на том, что За Вами Следят, не говоря уже о насильственном внедрении Страшного Бесчеловечного 5G. Здесь авторы антологии, грубо говоря, выкладывают все карты на стол.

Становится понятным их отношение к т.н. «антиваксерам» и прочим сторонникам всемирного правительственного заговора, ЦРУ, Путина, Лукашенко, Байдена и Гойко Митича. Поддержу: к Пэйдж не испытываешь ни малейшей симпатии, ее бредни вызывают кривую усмешку, а финал… Финал кажется не только кровожадным, но и справедливым. Безотносительно, «за» вы или «против», благо «5G» прекрасно снят, и чисто визуально это самая брутальная часть «Изоляции». Когда наша подруга из британской столицы начнет БУКВАЛЬНО искать в себе шпиона, многих зрителей немного вывернет наружу. Это нормально. Немного машины времени, и мы в Эль-Пасо. Номер семь, осталось совсем чуть-чуть, потерпите; далее на очереди – Майами и Берлин. Хотя «терпеть» особо нечего – это одна из самых сбалансированных И качественных жанровых антологий, что я видел за последние годы. Фильмы о конце света стали совсем другими, коронавирус не только во многом изменил наши жизни (у кого-то к худшему, у кого-то к лучшему, у кого-то к абсолютному нулю), но и кинематограф тоже. Хоррор – в первую очередь.

Теперь этот вирус – достойная и актуальная ветвь жанра. Да, мы ждали зомби, но получили нечто другое. Что ж, тоже неплохо. Понятное дело, со временем появятся тысячи фильмов на тему ковида, и лишь немногие из них будут удачными, как это бывает абсолютно со всеми «жутиками». Корона-антологий и корона-хорроров уже немало. «Изоляция» на общем фоне кажется совершенно бронебойным продуктом. Во-первых, потому что здесь практически нет слабых эпизодов, просто последние три кажутся лишними, немного надуманными. Но Нью-Йорк, Сиэттл, Лос-Анджелес, Лондон! Главное, что лучшие – в начале, а не в конце. Во-вторых, высок сугубо технический уровень. В-третьих, это не попытка словить хайп на новомодной теме, ее просто качественно, хорошо ОБЫГРЫВАЮТ. Повторюсь: никаких зомби, НЕ о ТОМ вирусе речь.  В-четвертых, нет разнобоя с точки зрения уровня короткометражек, как в «З/Л/Е», когда гуляет звук, картинка, и всё остальное вместе с ними. Истории из Майами, Берлина и Эль-Пасо не плохие, они… никакущие. Первых шести было бы достаточно, с точки хронометража – тоже. Это единственная претензия к «Изоляции». Но серьезная.

6,5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

They Remain” (Они остаются) (2017). Кит и Джессика. Они уже давно работают вместе, не любовники, просто коллеги. Новое место, новое задание. Три хорошо обустроенных палатки, внутри – небольшая лаборатория и пункт видеонаблюдения. На дворе конец сентября, миссия будет окончена через два месяца. Сама же она заключается в том, чтобы, оказавшись в глухом лесу на краю света, проанализировать нетипичное поведение местных животных, провести биологический анализ. «Нетипичное», а не «опасное» - это ключевой момент.

Особенность в том, что в-о-о-от за тем холмом находился палаточный городок членов сатанинского культа, а на поле рядом ненормальные хоронили убитых ими людей. Семья с большой буквы «с», почти как у Мэнсона. Вербовщики из секты любили вокзалы и последние остановки. Выбирали тех, кто окончательно (или временно) оторвался от общества. Начиная с детей и заканчивая взрослыми бродягами. Поначалу Семья казалась безобидной, просто очередной лагерь вольнолюбивых хиппи и наркоманов. ПОНАЧАЛУ. «Страшно подумать, что видела эта земля», - говорит Джессика.

Кит видит в лесу странного, агрессивного пса. Замечает в лучах закатного солнца фигуру в темном балахоне. Да нет, просто сон. Однако при этом мужчина подвергает сомнению саму суть задачи, поставленной перед ним и его напарницей компанией-заказчиком. «Что именно мы должны здесь найти?». Одинаковая поломка на всех расставленных в округе камерах. Как будто те уловили то, чего на самом деле нет. За последнюю неделю, уверена Джессика, кто-то дважды стучался к ней в дверь. Ночью. Личинки, угнездившиеся в деревьях, липнущие друг к другу десятками, сотнями – ничего подобного она не читала ни в одном из исследований.

Оба, кажется, сходят с ума. Она подозревает его, он – ее. Она не доверяет ему, он – ей. Поневоле в сознание закрадывается мысль, что культ не просто так выбрал это место – или не просто так это место выбрало сектантов. И отнюдь не просто так Семья закончила столь плохо: коллективным суицидом. «Они остаются» - крайне недорогая, но на сто процентов профессиональная работа. Камерная, атмосферная, пугающая – это все про нее. Ни в самом начале, ни на середине действия не знаешь, чего именно ждать дальше, как именно повернется сюжет, будет ли это эко-хоррором или чистой психоделией.  

Может ли статься так, что здесь по-прежнему обитают те ненормальные, оставшиеся в живых, или, возможно, их призраки? А может, дело в каких-то доселе неизвестных опиатах, что живут прямо в воздухе, сводя людей (и не только людей) с ума? Вопросы, вопросы, вопросы. Почему-то вспоминается мексиканский «Лебедь». С точки зрения самой истории, между ними нет ничего общего. А вот с точки зрения восприятия эти фильмы просто братья-близнецы. Что забавно, снятые в одном и том же году. Медленные, необычные, полностью погружающие в свою особенную, страшную реальность.

Здесь хорошо абсолютно все, если вы готовы к формату а-ля slowburn. Актеры (которых, по большому счету, всего двое), диалоги. Камера, звук. Последовательность событий, включая сторонние флэшбэки и фрагменты кошмарных снов Кита, временные блэкауты. Локации и сам сюжет. Сатанизм, природа, культисты, безумие, конспирология, сатанизм, природа, культисты, безумие, конспирология, сумеречная зона, еще зона, аномалия, еще аномалия. Сильно, ярко. Эксперимент, да, но бесконечно далекий от артхауса. И да, очень под настроение. References: «Паранормальное», «Лебедь», «Дорога из желтого кирпича».

7,5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

The Mare” (Кошмар) (2020). Вам снятся кошмары? Лиаму снятся. Явственные, настоящие, как будто вовсе и не сны. В них он бежит прочь от опасности по ночному лесу, что укрыт туманом, встречает женщину, чье лицо полностью скрыто темными длинными волосами. Просыпается, чтобы очнуться в другом аду. Родной дом, отец, убивающий мать. Утро, дрожь, туман перед глазами. Добро пожаловать в реальность, где никто никого не убивал, и где никогда не получается нормально выспаться. Молодой человек стремительно катится в пучину депрессии и сумасшествия, плотно сидит на таблетках, которые ненавидит, как ненавидит мать-суицидницу, и его отец, прекрасно понимая, что дела принимают совсем уж дурной оборот, решает отвезти парня к бабушке. Дорога, паром, снова дорога, Вадхейм, не городок, скорее деревушка, даже по норвежским меркам.

Население всего 230 человек. Тут тихо и спокойно. Как на кладбище. В доме вечная темень, старушка не выносит яркий свет, да и с солнцем в это время года здесь проблемы. А ее муж, прикованный к постели, давно не видел света в БУКВАЛЬНОМ смысле. Здесь Лиам должен отвлечься от привычных проблем, перезагрузиться. Однако получается все наоборот. Молодой человек находит дневник и натурально вгрызается в каждую страницу, впитывая те далекие воспоминания, как впитывает младенец молоко матери. Далекие, страшные. Как сегодняшний день и сегодняшняя ночь деда, день и ночь, между которыми нет никакой разницы. Да что там, ночь в этом доме величина не переменная, а постоянная. И Лиама по-прежнему мучают кошмары, еще хуже, чем прежде. Он слышит вопли о помощи, идущие из ниоткуда, просыпается внезапно для себя на полу в другой комнате. Но самая главная проблема: он живет в комнате своей покойной мамы.

Сто пятьдесят тысяч норвежских крон – это очень немного, если говорить о бюджете фильма. А три актера – почти абсолютный минимум. Как и семьдесят минут – в рамках хронометража. Однако режиссер смог выжать из этого все, что мог. Невероятно мрачный и грамотно структурированный саундтрэк, безвестные, но прекрасно отрабатывающие свои роли актеры, коттедж как средоточие ада, Лиам как справочник психиатрии. А локации! Это не та сказочная Норвегия, столь любимая туристами. Она другая – как будто за окном вечная полярная ночь. Тускло, серо, плюс деменция у одного, психические расстройства у других. Или не расстройства? Кино у Ренэ Бьррегорда получилось не просто камерным, но и чертовски атмосферным. Не из тех, что про «проклятый дом». Скорее о мнимом – или не мнимом – безумии и демонах прошлого. О том, что рождает из себя одиночество, отчужденность, изоляция. Как внутри, так и снаружи.

«Кошмар» медленный как похороны. Полный легкого сюра. Но как же хорошо в нем визуализировано само его название! Ощущение в процессе просмотра такое, как будто и сам сходишь с ума… А это дорогого стоит. Фильм, после которого хочется застрелиться.

7/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Haunted Trail” (Тропа призраков) (2021). Пролог самый что ни на есть классический. Ночной лес, укутанный туманом. Красивая девушка; вопит от ужаса, пытается убежать от преследователя, психопата в черно-белой маске. Все заканчивается несколькими взмахами верного, хорошо заточенного ножа. Далее – эффектные титры с хорошим подбором черно-белых фотографий, и мы знакомимся с нашими героями. Парни: Зэй, Остин, Марк и Андре. Все, что их интересует – бейсбол, травка, девушки, игровые приставки. Девушки: Порша, Джэки, Сара и Эми. Все, что их интересует – парни и вечеринки. Трое, еще трое, и еще двое – они приезжают на трех машинах к месту празднования Хэллоуина, по меткому выражению Порши, «заплатить денег, чтобы их напугали».

«Страшные» импровизированные аттракционы, целый дом ужасов, статисты-весельчаки, активно косплеящие Кожемордого и прочих героев хоррора. Ночка должна выдаться веселой. Между тем, случается первый труп, потом второй, причем убийцу мы уже видели. Видят его и Порша на пару с Джэки, но ведь это карнавал, поэтому все происходящее подруги списывают на реалистичную постановку. Однако у того типа, что отдаленно напоминает Майкла Майерса, с чувством юмора, прямо скажем, неважно… Уберите детей от экрана! В смысле, расистов. Потому как среди действующих лиц, основных, если можно так сказать, лишь одна белая девушка, остальные – сплошь чернокожие. С соответствующими шуточками, музыкой, атрибутами вроде старого доброго «косяка». Да, афроамериканцы тоже любят ужасы. Но снимать их они, к сожалению, не умеют. 

Снимать так, чтобы было атмосферно, чтобы мрачно, чтобы левая пятка отбивала предсмертную дробь. Чисто технически «Тропа призраков» - кино вполне качественное. Это касается и локаций, и монтажа, и операторской работы, и звука. Сюжетно ничего нового: очередная компания взаперти в смертельном аттракционе, где внезапно объявляется еще и маньяк-убийца, не ряженый, а настоящий. Актерство варьируется от удовлетворительного до совершенно кошмарного (Зэй отвечает за комичные нотки, да только лучше бы этих ноток не было). Самое же печальное: убийца совершенно неубедителен, смерти бескровны, примитивны, однообразны. Своих жертв он либо закалывает, либо душит. Откровенно паршивым бонусом: не сильно бросающийся в глаза и уши, но все же черный расизм. Плохо.

1/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Abrakadabra” (Абракадабра) (2018). Турин, 1951 год. Именно тогда в ходе выступления Данте Великого, Данте Манчини, популярного в Италии мага и фокусника, его карьера закончилась. В кроваво-красных тонах, прямо на глазах у маленького сына. Раздался запланированный выстрел, но фокус не удался, и пуля попала точно в цель. Прошло тридцать лет, и Лоренцо продолжил карьеру отца. Очень скоро, буквально со дня на день должна состояться премьера его нового шоу в одном из городских театров. Но, похоже, кому-то это не по нраву: полицейские обнаруживают там труп девушки, убитой в лучших традициях магических аттракционов. «Клетка» на голове, ножи, медленная и мучительная смерть. Убитую Лоренцо не знает и никогда не знал, однако главное не это. Главное, что убийца знает его. Не просто же так фокусник перед премьерой получает конверт с письмом, где только один лист. Никакого текста, лишь вырезанные из газеты четыре цифры – единица, девятка, пятерка и снова единица.

Можно смело утверждать, когда именно начались giallo, и когда именно они закончились. А) В конце шестидесятых. Б) В конце восьмидесятых. Расцвет же, конечно, пришелся на семидесятые, именно тогда были сняты главные шедевры «желтого» поджанра, родившегося в Италии, там же умершего, представлявшего собой диковинный микст из триллера (тогда и слова-то такого не было), детектива и легкой эротики. Обязательно яркие, запоминающиеся смерти, обязательно убийца в черных перчатках, обязательно невероятный мотив, обязательно сносящий с ног финал – слово «твист» по отношению к кино в те времена тоже еще не изобрели. К сожалению, в отличие от слэшеров и зомби-фильмов, джалло (или джалли) так и не получили вторую жизнь. Но снимать их снова начали, редко кто и редко кто успешно. Однако ж начали. В данном контексте братья Лучиано и Николас Онетти из Аргентины – далеко не последние имена, ведь именно на их счету великолепный «Глубокий сон» и хорошо стилизованная «Франческа». Было еще два хоррора, совершенно других, не слишком удачных; например, «Что воды оставили позади».

Сложно спорить с тем, что братья – профи абсолютно во всем. Сложно спорить с тем, что они прекрасно подкованы по части исторического бэкграунда евроужасов. Сложно спорить с тем, что они настоящие фанаты классики жанра родом оттуда же и из тех же времен. Стилизация вновь блестящая: «Абракадабру» запросто можно было бы выложить на иной трэкер с пометкой «1982 год», в качестве утерянного когда-то фильма, и никто бы не заметил подвоха. Да еще всего какой-то час игрового времени – значит, никаких сюжетных «пролежней». Тут есть все, за что мы любим giallo (стиль, женщины, саспенс, жестокость, интрига). И нет ничего, за что мы их не любим (скука, сумбур, нелогичность, смерти строго за кадром, «обыкновенные», однотипные). Не хоррор, а настоящий комок нервов, воплощенный в целлулоиде. Шаг назад по сравнению с «Глубоким сном», благо сделать что-то лучше той, увы, малоизвестной ленты – задача из разряда невозможных. Но явно шаг вперед по сравнению с яркой, только вот отнюдь не идеальной, слишком уж экспериментальной «Франческой».

8/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

The Zeme” (Живая земля) (2021). Эри, его жена Кит и маленькая дочь Алиша. Молодая семья, отношения между ними оставляют желать лучшего. Малышка – проблемный ребенок, ее отец – неудачливый девелопер, здорово «просевший» со своим последним проектом и потерявший немало денег, ее мать мужа скорее терпит, чаще – презирает, понимая, что в свое время ошиблась с выбором спутника жизни. Эти трое переезжают на удаленный, малонаселенный остров в Канаде, где Эри планирует построить новый объект. И сразу же в бой вступают клише. Кит видит на дороге две фигуры, женщины и ребенка, выкручивает руль, в результате чего машина чуть не улетает с дороги. Однако это лишь видение – шоссе как было пустынным, таким оно и осталось. Потом еще один призрак: старик-индеец в лесу рядом с дорогой.  И еще двое – это замечает уже сам Эри. Их пикап, практически новый, глохнет на ровном месте, мобильной связи нет, а продавец-пьяница из ближайшего магазина отказывает в помощи, явно недолюбливает «чужаков». Алиша же видит, уверена, что видит отвратительного, страшного мужчину в кресле-качалке прямо у крыльца их нового дома.

И это всего лишь 17 минут из полутора часов! Ощущение, что авторы решили буквально нашпиговать фильм расхожими жанровыми штампами, чуть ли не по одному на каждую чертову минуту. Это с одной стороны. С другой, нагромождение бу!-эпизодов не дает заскучать. Правда с таким фоном сюжет, кажется, отходит на второй, а то и десятый план. Добавим сюда бесконечные начальные титры с благодарностями (почему-то преимущественно индийским именам и фамилиям), дурацкий пролог с женщиной и девочкой, что бегут прочь от мужчины с топором по ночному, окутанному мглой лесу. Плюс нарратив, ясно дающий нам понять, что Земля чертовски устала от бесчинств «завоевателей», пришлых, чужих; людей, которые массово истребляют коренное население того или иного клочка суши. Добавим также зачем-то дублированные диалоги (речь не о переводе на другой язык, а именно о дубляже), и такие моменты как а) старик рассказывает Эри о том, что места эти прокляты, б) девелопер при попытке зайти на место, отведенное под строительство, царапает руку, и кровь немедленно впитывается в почву, рядом слышится демонический рык, в) в зеркале появляется надпись кровью: «Никто не выберется из Хэллэнвью живым» (да, именно так – HellnView – называется гостеприимный остров).

Как и многих, меня, в первую очередь, привлек постер словно родом из восьмидесятых. Первые несколько минут, мягко говоря, обескуражили, дальнейшее же смотрелось с несколько отвисшей челюстью: ТАКОГО набора штампов и в ТАКОМ их количестве я не видел, кажется, никогда. Вроде как снято нормально. А вроде как и топорно. Сюжет не просто вызывает много вопросов – впечатление, что сценариста не было в принципе, происходящее регулярно скатывается в однозначный бред. При этом вы прекрасно понимаете, как в целом будет развиваться действие, и чем все закончится. Есть такое хорошее английское слово: “mess”. Путаница, неразбериха, беспорядок. Но применительно к кино ни один перевод не подходит, подходит именно оригинальный вариант, который прекрасно характеризует «Живую землю». Если обратить внимание на национальный состав съемочной группы, то сразу заметно – очень много индусов. Так что аналогия с эффектным, но логически бессмысленным нечто родом из Болливуда не будет лишней или неверной. Индусы, снявший фильм о незавидной судьбе индейцев, к тому же в Британской Колумбии (где индейцев нет) – ход, мягко говоря, интересный. Есть ли у «Земли» плюсы? Да. Кит чертовски красива (увы, как актриса она полный ноль). Операторская работа и звук вполне себе на уровне. Природа хороша. Всё? Всё.

1/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

“The Legend of Jack and Jill” (Легенда о Джеке и Джилл) (2021). Пролог не очень понятен. Женщина по имени Келли пытается укрыться от своего преследователя, мужчины, которого ее маленькие дети, сын Дерек и дочь Мейл, совершенно точно не знают, как не знают они и причину, по которой этот тип несется за ними. Явно с недобрыми намерениями. Отправив малышей бежать дальше в одиночестве, она поворачивается к преследователю, чтобы, по всей видимости, встретить свою судьбу. Кроваво-красную. Перескакиваем на 15 лет вперед – и здесь история начинает проясняться. Юная журналистка по имени Дженни отправляется в холмистую безлюдную местность, где, не только по слухам, но и согласно полицейским сводкам, постоянно пропадают люди. Девушка быстро находит свою смерть, встретившись с братом и с сестрой, по виду – дальними родственниками ребят из «Холмов, у которых есть глаза».

Эти двое живут вместе уже долгое время, их имена нам хорошо известны, пристанищем им служит каменная хижина в скалах, а местность, окружающая этот неприветливый дом, отсылает нас в далекие-далекие времена, когда кое-где балом правили кроманьонцы. Почему именно здесь? Ответ сколь прост, столь и нелогичен: Дерек и Мейл до сих пор ждут возвращения их давно покойной матери. А остальные люди для них сродни обыкновенной дичи – что топором забил, то и съел, благо с поставками продуктов сюда дела обстоят так себе, «Лидла» поблизости нет. История о Келли и ее детях со временем превратились в местную легенду. Якобы родила она двойняшек от собственного брата, долгое время наблюдалась в психиатрической клинике, откуда сбежала – да и сгинула. Она, не малыши. Именно здесь, на севере Англии, сталкиваются две группы: пятерка, оплакивающая смерть общего друга, покончившего жизнь самоубийством, и решившая организовать в память о нем поход, вторая – подруги Дженни, отправившиеся прямиком по ее следам…

С понятным и предсказуемым результатом. Попахивает творчеством Скотта Джеффри, не правда ли? Хотя его имени в титрах этого британского микробюджетного слэшера вроде бы нет. Но только на первый взгляд! Он в данном случае не режиссер, а продюсер. Плюс, участвовал в работе над сценарием. Ничего особо выдающегося в фильмах Джеффри нет – с одной стороны. С другой – у него все же есть какой-то свой, особенный почерк. И здесь он чувствуется, слышится, видится. Отправим логику на Ямал, тогда картина станет намного более приятной и понятной. Скучать особо не приходится, актеры в целом адекватны, грим у двойняшек вполне приятный, причем без явных переборов а-ля «Топор» и Виктор Кроули, пейзажи – сплошь северная, осенняя природа. Неплохо поданы и взаимоотношения внутри пятерки, живо и жизненно. Но причем тут некто Джек и Джилл, упомянутые в названии фильма? Притом. Старые добрые детские стишки родом из британского фольклора – интересный взгляд на легендарных персонажей, что и говорить.

Все хорошо? Если бы… Расправы над туристами практически бескровны, герои слишком уж часто уходят в мало кому интересную драму, работа со звуком оставляет желать лучшего, про логику сказано выше (ее попросту нет). Получился вполне себе стандартный для Скотта Джеффри хоррор, пусть автор «Яйца ужаса», в чьих планах только на следующий год – более тридцати (!) продюсерских работ, и не был номером один в продакшене. Дешевый, местами симпатичный слэшер. С красивыми девушками, что не желают обнажаться, и слишком уж человечными, вызывающими искреннее сочувствие околомонстрами (интересно, откуда в безлюдных холмах они берут свечи – где-то рядом находится IKEA?). Нормально на безрыбье, или если вы комплетист. «Идут на горку Джек и Джилл, несут в руках ведерки. Свалился Джек и лоб разбил, а Джилл слетела с горки. Заплакал Джек, а тетка Доб, склонившись над беднягой, спешит ему заклеить лоб коричневой бумагой». Не сказка, и не для детей.

5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Vihanpidot” (Вражда) (2020). Они не виделись с детства, школьных времен. Теперь позади уже и университеты – у тех, кто их заканчивал. Явно не Томи и не Лео – первый работает в супермаркете, второй – сварщиком. Но какой же сбор старых друзей без девушек? Первой будет Санни, подруга Томи, второй и третьей – лесби-пара Виви и Яна. Место выбрали неслучайно: тот самый островок, где они часто играли в детстве. Добрую сотню километров на машине, потом на лодке через озеро – заберут их завтра в полдень. Шестой в компании будет видеокамера, которая то и дело переходит из рук в руки. В планах – костер, пиво на берегу, а вот с купанием вряд ли сложится; на дворе осень, не до водных процедур на природе.  

Воспоминания, разговоры о том о сем («Какое твое самое большое достижение», «Какую смерть считаешь самой страшной», «Как ты перешла в стан ЛГБТ, Виви?»), на ночь глядя – традиционная пьянка и сауна. Начинаются ссоры. Начинается ревность. Вроде бы они знают друг друга много лет – но нет, так им только кажется. Вроде бы они друзья – но нет, и это им лишь казалось. Вот уже и Томи больше не производит впечатления безобидного тихони (кстати, что в детстве произошло с сестрой Яны?), вот уже и за горе-блогером Лео замечается немало странностей. Вот посреди ночи невесть куда пропадает Виви, вот из-за пределов дома доносится непонятный шум, слышатся крики. Не реюнион это, ребята, не отдых. Это тест на выживание и смертельная ловушка.

Куда финны потратили сто тысяч евро бюджета, решительным образом непонятно. Ощущение, что снимался фильм на телефон(ы), а сюжет и диалоги продумывали прямо «по ходу пьесы». Первый отрадный момент – появление в кадре винтажного Lincoln Town Car’а. Второй и последний – заштопывание раны на ноге Санни прямо на живую: живописно. Дальше герои за каким-то чертом, совершенно без повода начинают выяснять друг с другом отношения, а сам фильм отдает бессмысленным сюром. Намек же на то, что на острове есть кто-то или что-то еще, - дорога в никуда. У финнов, в отличие от норвежцев, не так уж часто получаются хорошие, качественные хорроры. «Вражда» открытием не стала. Никакущая лента с откровенно шаблонной идеей в основе сценария. Один балл за симпатичных девушек, второй – за несколько действительно атмосферных эпизодов.

2/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

“The Hunting / Krwawe polowanie” (Охота) (2021). Маленький городок Мантуа с типичными для маленького городка проблемами. Пьют, браконьерствуют, у всех, конечно же, есть оружие. Люди пропадают регулярно – в единственном здесь полицейском участке висит целая «доска почета». Не найден никто, ни живым, ни мертвым. Один из копов, Коннор – не мужчина, а натуральная скала, внутри, впрочем, трещащая по швам, спасибо алкоголизму и посттравматическому синдрому – вместе с напарником Дэйвом получает задание расследовать последнее из исчезновений. Речь о брате Сары Симмонс, подростке по имени Бобби, что прошлой ночью отправился в лес на охоту, да, судя по всему, сам и стал чьей-то жертвой. Опросы местных ничего не дают, разве что близ чащобы обнаружен брошенный пикап: в кузове – одинокая крыса, рыскающая среди пустых пивных банок и крошек от чипсов. Если кого и подозревать, то семейство Тэлботов, вернее юную Мэгги, которую здесь все знают просто как «Мэгс», и ее помощника Тодда. Они не просто хорошие специалисты по диким зверям, но и держат у себя на ферме то ли волков, то ли очень похожих на них собак, постоянно скармливая питомцам свежее мясо. Впрочем, «подозревать» - слово слишком громкое. Скорее, Мэгс в данном случае может выступить в качестве бесценного эксперта, ведь найденный в лесу Коннором и Райаном труп и раны, ему нанесенные еще при жизни, говорят сами о себе. Койот – поначалу полагает девушка. Но только поначалу. Какие уж тут к чертям койоты…

Фильм, снятый в Огайо, но почему-то – даже в оригинале – получивший сугубо польскую приставку. Как результат – смотрим на английском с польским дубляжом, отчего мозг, мягко говоря, скручивается в трубочку. Вроде бы оба языка хорошо знакомы, но когда они смешиваются друг с другом, возникает эффект какого-то жуткого «вертолета» (именно поэтому первый вопрос: неужто в роли плотно сидящего на алкоголе и антидепрессантах Коннора снялся легендарный в определенных кругах рэпер и мастер смешанных единоборств Popek?). На типичный оборотняцкий хоррор в ходе первого часа нет даже намека, нет намека и на мистику. Больше похоже на помесь триллера с детективом, благо построен фильм практически целиком и полностью на полицейском расследовании. НО. Характер повреждений на теле последней жертвы таков, что заподозрить в содеянном волка сложно. Это не хищник, который убивает ради еды, это убийство ради убийства. Дальнейшее легко предсказать, особенно если обратить внимание на прошлое одного из героев «Охоты»: подсказки даются почти что с самого начала. Действие неторопливое, отнюдь не взрывное, актерская игра варьируется от неплохой до сносной (Коннор – определенно слабое звено, Мэгс – сильное), сам городок и лес близ него атмосферны(е), выглядит фильм дороже чем он на самом деле есть. Но остается два вопроса. Первый: причем тут Польша. Второй: для триллера слаб сценарий, слабы актеры, всё слишком предсказуемо и прямолинейно, а для хоррора не хватает саспенса, с одной стороны, и жестокости, с другой (про облик убийцы лучше промолчу). Поэтому задумка авторов «Охоты» осталась мною, прямо скажем, непонятой… Хотя это не трэш, не малобюджетка, не любительщина. Но и не «Оборотни внутри», не «Охотничья луна».

4/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Uncanny Harbor” (Бухта теней) (2020). Жена Артура Данна бесследно пропала 25 лет назад. С тех пор он живет одиночкой, все в той же рыбацкой деревушке, затерянной где-то на малолюдных просторах Новой Англии. Страдает от ночных кошмаров, безуспешно ходит к психотерапевту, ведет «журнал снов», совершенно не удивляется тому, что каждое утро подушка испачкана кровью – оно, кровотечение, опять идет носом. Параллельно с этим полицейские кое-что обнаруживают в заливе, кое-что, что напрямую связано с пропажей Эмили Данн. Сара Шульц, которой Артур приходился зятем, уверена, что именно он виновен в смерти сестры – якобы разрубил на кусочки. Миссис Данн работала учителем английского языка, на острове ее все любили, и эти двое до поры до времени казались идеальной парой. Сам же вдовец ровным счетом ничего не помнит о ночи, когда ее не стало.

С материка прибывает детектив Чарльз Мюррэй, и он в паре с Тэйлором, помощником местного шерифа, заодно – единственным на всю деревню патрульным, начинает опрашивать местных жителей, извлекая из пыльных шкафов давно позабытых там скелетов. Артур редко выходит за пределы собственного дома, за пределы – в смысле «в свет», общаясь с другими людьми, которые все как один считают его то ли помешанным, то ли и вовсе убийцей. А вот в море – всегда пожалуйста, на собственной лодке, ловить раков. Ища там то, что известно только ему самому. Кто-то говорит, что Эмили попросту ушла от Артура, нося под сердцем ребенка от другого мужчины. И выходит, что Данн мало кому из здешних по-настоящему знаком, большинство находится во власти старых легенд. Но что именно ищет Артур в море? И почему это дело кажется таким важным людям с «большой земли», настолько важным, что они прислали сюда детектива?

События поворачивают вспять. Именно на этом построен фильм, медленный, тягучий, даже слишком медленный. Артур предстает перед нами не только плюнувшим на жизнь стариком, хотя ему всего-то лет пятьдесят, но и молодым парнем, полным надежд, который женился на любимой девушке и так ждал появления сына… Сына, ребенка, который так и не появился на свет. Что, кажется, намертво порушило прежде стабильную психику Эмили, погрузив ее в ад глубочайшей депрессии. И даже больше: голоса, демоны из зеркал, наблюдение извне, приступы агрессии, венцом – новая беременность (супруг здесь явно не причем, секса у них не было с момента гибели первенца). А сам Артур, после полученной спьяну на лодке травмы, тогда регулярно терял целые куски воспоминаний, зачастую не помнил даже того, что говорил час назад. Когда Данны насмерть разругались, мужчина отправился в море, развеяться, ведь оно всегда было для него сродни дому. Яркий, непривычный свет, забытье – и на берегу Эмили больше нет.

В «Бухте теней» сплелось не только несколько жанров, но и поджанров тоже. На нечто сверхъестественное не похоже, даже близко. Больше похоже на «маньячный» триллер вперемешку с драмой – что в реальности происходит с Артуром и его рассудком, сделал ли он на самом деле то, в чем его неофициально обвиняют? Однако есть моменты, которые позволяют усомниться в том, что перед нами сугубо «человеческая» история, без примесей извне. И правильно, потому что «Бухта», как позже выяснится, вобрала в себя много элементов от sci-fi. Когда увидите – поймете. Если дождетесь; благо фильм, повторюсь, своим темпом напоминает какой-то похоронный марш, замедленный эдак втрое. Есть драма. Жизненная. Есть соцкомментарий. Верный, правильный. Не знаю никого из актеров, но они хороши. То же самое касается диалогов, сценария, монтажа, «картинки». Наверное, обязательно с чем-то сравнить? Договорились, этими аналогиями будут «Звук острова Блок», «Отпечатки», «Черный полумесяц» и «Сигнал».

Добрую свою половину эта лента усыпляет. Но потом многим станет понятно, что оригинальность в наше время существует не только ради самой оригинальности.

7,5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

“There’s Something in the Lake” (Затаившееся в озере) (2021). У Саманты Филлипс нет матери. Ее могилу 13-летняя девочка навещает почти каждый день, что же до отца, то у нее с ним отношения так себе – тем более что Филлипс-старший пропадает на работе чуть ли не круглосуточно. А в оставшееся, «домашнее» время – сплошные ограничения и выговоры. Очередное наказание – за несданный тест по математике, минус мобильный телефон и никакого общения с друзьями. Очень невовремя звонит подруга Тиффани: мол, в два ночи показ Самого Страшного Фильма по кабельному, Того Самого Фильма, что овеян легендами – якобы некто Эван, парень, живущий по соседству, после просмотра немедля впал в кому. К тому же у Тиффани в гостях будет не только красавчик Дэн, но и Линк Миллер, одноклассник, в которого Сэм тихо, но уверенно влюблена. Если Магомед не идет к горе, гора идет к Магомеду – и трое поздно вечером заявляются к запертой на отцовско-домашний замок Саманте. Фильм называется «Затаившееся в озере». Речь в нем пойдет о подростках и монстре из… уже знакомой нам «лужи».

Мать Дэна срочно требует сына домой, вместе с ним уйдет Тиффани, а Сэм и Линк останутся вдвоем. Важно не только это. Куда важнее то, что в прологе мы видели Хизер. Девочку, что, решив сыграть в «правду или действие» с приятелем, заводит того к озеру, ранее нами виденному, заставляет сесть на стул, стоящий прямо в воде, обещая сюрприз. Сюрприз появляется в виде появившегося за спиной парня отвратительного монстра, которого впору было бы назвать «водяным». «Затаившееся…» только-только начинается, но Саманта и Линк засыпают. А утром весь привычный мир вокруг них кардинальным образом меняется. Городок пуст, на асфальте виднеются болотистые зеленые кляксы, окна в соседних домах наглухо зашторены. Никого кроме Линка и его тренера, выглядящего донельзя странно, Сэм не встречает. Еда из холодильника – сплошь пластик, в буквальном смысле. Школьные тетради и книги пусты, страницы – сплошь белые листы, от первого до последнего. Помните городскую легенду о фильме и посмотревшем его Эване? Об Эване, который внезапно оказывается живым и здоровым, об Эване, который искренне пытается спасти соседку от верной смерти…

Хронометраж – час ноль пять. Поэтому фильм проходит в категории короткометражек, хотя официально таковой не является. Звук как в иной любительщине, но вот игра совсем еще молодых актеров (а подростков играют вовсе не студенты, если 13 лет – значит 13) на диво хороша. Хизер возвращается, ее Саманта регулярно видит близ своего дома, прекрасно понимая, что та – не человек. Для этого достаточно навести на нее «глаз» видеокамеры. Все, что происходит, происходит внутри фильма – того, что хотели посмотреть школьники. И посмотрели, оставшись внутри него навсегда. В «Затаившемся» много отсылок, от карпентеровского «Они живут» до целого сонма подростковых хорроров (не говоря уже о модных нынче back-to-the-roots сериалах), к которым, конечно, на 100% относится и эта лента. Локаций минимум, героев минимум, но это тот самый случай, когда, при грамотном подходе, из минимума получается максимум. Упрекнуть создателей толком не в чем. Один только момент, и это тоже плюс: хронометраж только поначалу кажется слишком уж невеликим; он полностью оправдан, поскольку «Затаившееся» - ну сто процентов эпизод из сериала, не полноценный полный метр.  

6,5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

The Strings” (Струны) (2020). Кэтрин уезжает из Торонто. Самое время: в ее жизни кризис на всех фронтах. Она музыкант, ее группа пусть и не распалась, но уж точно встала на якорь, со своим бывшим парнем и коллегой девушка рассталась. На дворе зима, у дома стоит верный старый минивэн. Загрузить вещи, инструменты – и прочь отсюда, куда подальше. Тем более что у этого «дальше» есть вполне конкретный адрес: остров принца Эдварда на краю океана, там стоит дом ее тетушки. Настоящий рай для интроверта, идеальное место для того чтобы записать первый сольный альбом. Ведь единственная страсть Кэтрин в этой жизни – музыка (и физика, да; и одно от другого недалеко ушло).

Бесконечная заснеженная дорога, ночь в мотеле, паром, переправа, прибытие. В доме живет гробовая тишина, поселок кажется вымершим, на улицах пусто. Насколько долго она здесь останется; неделя, месяц? На этот вопрос у Кэтрин и у самой нет ответа. Через какое-то время девушка знакомится с одной из местных, Грэйс, что не расстается со своим фотоаппаратом – и в плане постановочных, атмосферных снимков она действительно профи. Новоявленные подруги решают провести съемку в одном из давно пустующих коттеджей, где – если верить легендам – произошло убийство. В каждом городке или деревушке должен быть свой «проклятый дом». Есть он и здесь. Фотосессия с претензией на эстетику упадка проходит на ура, но... что это за странные тени на снимках?

Любителям того, чтобы было быстро и доходчиво, здесь делать нечего. «Струны» напоминают музыку главной героини, медленную, тягучую – под такой околоэмбиент юные девочки, непонятые миром, больше всего любят проводить важный ритуал под названием «суицид». Огромный плюс фильма №1 – то, что в роли Кэтрин снялась реальная инди-музыкантша, именно ее песни в немалом количестве звучат за кадром. Плюс №2 – это, конечно, место действия. Остров принца Эдварда находится отнюдь не в арктической зоне Канады, однако выглядит он в «Струнах» как заправский Воргашор, разве что с безбрежным океаном вместо голой тундры и скромными частными домами вместо полузаброшенных серых пятиэтажек с обледеневшими окнами мертвых квартир.

Темп – похоронный, актриса – фактически одна, саундтрэк – угнетающий. Обстановка – «за краем мира», тотальная изоляция, одиночество. Настроение – как будто вы где-то на середине предсмертия, диалогов – как в финском порно, т.е. практически ноль. Протяжные эпизоды, где не происходит ровным счетом ничего, многих сведут с ума, даже обозлят. Не слэшер, не комикс, не «Веном». Типичный slowburner, полагающийся на атмосферу, не на кровавые убийства. Но даже я, при всем своем титаническом терпении, «порезал» бы эту ленту в монтажной, превратив полтора часа где-то в час-десять; слишком часто она кажется клипом Кэтрин, а не полноценным хоррором. В музыке есть такой поджанр как post-black (metal). В случае со «Струнами» уместно использовать термин «пост-ужасы». Потому как на ужасы тут лишь намек. Тень. Силуэт.

3/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Black Friday” (Черная пятница) (2021). Черная пятница. Ночной кошмар наяву для любого, кто так или иначе связан с розничной торговлей. Для продавцов – особенно. Кто-то собирается за праздничным столом на День благодарения, а кто-то выходит в ночную смену на работу. Как, например, паренек по имени Крис и его коллега Кен, уже успевший жениться, развестись и теперь в одиночку воспитывающий двух дочерей – оба трудятся в магазине под названием «Мы любим игрушки». Мало кто из людей, которые вынуждены были появиться в торговом центре в тот вечер, любят свою работу. Скорее, ненавидят. Как и начальство – самодура-управляющего Джонатана, его помощника, самовлюбленного гея Брайана, упивающегося своей микровластью.

Как и покупателей. Которые уже выстроились во внушительную очередь, ломятся внутрь словно оголодавшие зомби. Впрочем, сравнение с ходячими мертвецами будет не лишним. И первым это на собственной шкуре понимает Крис. Когда двое бросаются на него, из их глоток доносится рык, глаза – безумные. Возможно, виновата та штука, похожая на живущие сами по себе склизкие мозги, что за несколько часов до этого атаковала грузчика, после чего тот… ОЧЕНЬ сильно ИЗМЕНИЛСЯ, напав, в свою очередь, на двух других? Надо бы закрыть магазин, вызвать полицию. Тем более что еще одному нападению со стороны покупательницы, женщины, чье лицо испещрено страшными язвами, подвергается новенький, Эмметт. И тоже… МЕНЯЕТСЯ. Эта черная пятница не про прибыль, она про выживание.

Очень своевременно подоспевшая к концу ноября комедия ужасов. Прекрасно выписаны персонажи. Анекдотичные, но многое вобравшие в себя от реальных людей: невозмутимый Арчи, вооруженный гвоздометом, пожилая и убитая жизнью Рут, лучшая работница месяца Анита; особняком стоит, пожалуй, разве что красавица Марни – она исполняет роль Подруги Главного Героя, не более того. Кстати, Кена играет Девон Сава из «Пункта назначения», а Джонатана – внимание! – Брюс Кэмпбелл. Несмотря на то, что тон у фильма совершенно несерьезный, с «мясом» и «мутантами», назовем их так, полный порядок. Они и правда напоминают зомби. С отличным, надо сказать, гримом (даже великолепным! – что неудивительно, работал над ним Роберт Куртцман, в чьем резюме такие ленты как «В пасти безумия», «Повелитель иллюзий», «От заката до рассвета»).

Разница в том, как зараженные заражают других людей, и в том, что у них есть своего рода «королева-матка». Пришла же зараза, судя по всему, из космоса, с метеорита, упавшего где-то неподалеку, метеорита, густо населенного инопланетными паразитами. Начало бодрое, действие лютое, уместного и едкого стеба более чем достаточно – над продавцами, над покупателями, просто над человеческой глупостью и черной пятницей как таковой (согласно новым веяниям, она в «Игрушках» теперь должна называться «зеленой», так политкорректнее). Удивительно, но для сценариста эта первая работа, режиссер тоже не слишком-то хорошо известен, да и фильмов на его счету – по пальцам одной руки. Однако это однозначная удача, и одна из лучших жанровых комедий года. Причем главная скрипка здесь за невероятной работой Куртцмана и практическими эффектами.

8/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

The Alpines” (Дом у озера) (2021). «Назовите три слова, которые характеризуют вас лучше всего». – «Разочарование, боль, неудача». Сеансы психотерапии Зака не очень-то вдохновляют. И, судя по шрамам на правой руке, которые он успешно прячет под бинтами, - не очень-то помогают. Интересно, а насколько довольны своими жизнями остальные? Например, боящаяся любых нежданных телефонных звонков Роуэн. Дерганая, нервная, с насквозь фальшивой улыбкой на лице. Она здесь вместе со своим бойфрендом Джеймсом. Другие: Гил и Логан, Энди и Роджер. «Здесь» - это приятный домишко на озере, «здесь» - это для большей части друзей первый раз, когда они увиделись друг с другом после школы (для Зака те времена как были лучшими в его жизни, так ими и остались).

Компания веселится (или делает вид, что веселится), курит травку, выпивает. И как понять, какие демоны крепко-накрепко спрятаны в пыльных шкафах их душ? Веселью длиться недолго. Парни и девушки начинают вспоминать, а воспоминания – далеко не все из них счастливые, милые или забавные. На часах всего девять вечера, но уже понятно: никто из собравшихся толком не знает, кто именно организовал этот реюнион. Как будто был еще кто-то восьмой, решивший над семерыми подшутить. Странновато, не правда ли? И страшновато. Потому что застряли. Машин нет, связи с ближайшим городом тоже. Есть озеро, но нет нужды ни в летнем лагере, ни в человеке с мачете и в хоккейной маске. Зачем маньяк-убийца там, где люди и так перегрызут глотки друг другу, без всякой помощи извне?

Та-дам, бум-бум. Кто-нибудь считал, сколько уже сняли фильмов на тему: «А давайте вспомним школьные годы, но потом уедем в такие дальние дали взаимных обид, что с радостью убьем ближнего своего»? Не считая слэшеров. Потому что «Дом у озера» - не слэшер, несмотря на наличие в сюжете и кадре «десяти негритят», несмотря на надпись на чердаке кровью, говорящей что-то о «семи грешниках». Снято в одном-единственном месте, в этом плане у создателей фильма трат было явно немного. Но снято качественно. Актерам и актрисам веришь, что до сценария, то он избитый донельзя, особенно затравка, однако когда твист следует за твистом, об этом как-то забываешь. Роджер – когда-то милый парень, шутник и балагур, производит впечатление откровенно депрессивного типа, даже буйно-помешанного.

Гил и Логан постоянно собачатся между собой, любви там, похоже, нет, и никогда не было. Роуэн прячет в своей сумочке целый набор разноцветных таблеток. Что до Зака, то он регулярно видит себя самого, в реальности, реальнее некуда, с окровавленными руками, кричащего о помощи… и у него нож. С точки зрения жанровой принадлежности, «Дом у озера» вряд ли можно причислить к хоррорам, скорее к триллерам. Эта лента не про кровь. Она про психологию. Семеро – пауки в банке. Пауки, которые мало того, что кусаются, мало того, что ненавидят друг друга, но еще и готовы в буквальном смысле убивать. Так себе получился реюнион. А для зрителя… Зависит от зрителя. Лента полностью построена на диалогах, да. НО. В этом плане она в миллионы световых лет дальше, выше, чем большинство недорогих работ родом из тех же жанров. Мэлли Корриган (роль Логан + сценарий) можно только похвалить.

7/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

La casa del caracol” (Дом улиток / Проклятие Кинтанара) (2020). Дано: Антонио Приета, молодой и успешный писатель, типичный творческий кризис, переезд из большого города в маленький, поиск уединения и вдохновения. Этим «маленьким» оказывается Кинтанар, что на юге Испании, в гористой Андалусии. При себе у него новенький спорткар, ящик хорошего алкоголя и печатная машинка (в шестидесятых ноутбуки, сами знаете, еще не появились на свет). Недалеко от пункта назначения Антонио подбирает, сажает к себе в авто пса, которого чуть не сбил. «Ты Вимеро?» - спрашивает девочка, первая, кого он встречает в полумертвом Кинтанаре. Услышал «нет», она смеется как ненормальная, а затем размазывает собственный плевок по боковому стеклу машины. Южное гостеприимство. В этом местечке сдается только один дом, и «дом» - слишком уж мягко сказано, скорее роскошное поместье. И сдает его в аренду не менее прекрасная девушка, риелтор, молодая Берта (Паз Вега из «Рэмбо: Последней крови»). Зданию почти две сотни лет, однако оно в отличном состоянии, обстановка – лучше некуда. Водопровод, электричество, газ, богатая библиотека, антикварная мебель.

Одиночество и вдохновение? Да, Антонио прямо по адресу, именно это он и искал. Вот только близлежащий лес городского жителя немало пугает. Прямо при свете дня. Уж очень странные звуки слышит молодой человек, едва отойдя от здания, которое должно стать его верной обителью на все лето. Деревенская община оставляет желать лучшего. Встречают чужака недобро, а ночью писатель, следуя за одним из местных, понимает, что тот подкармливает человека, живущего в амбаре (под замком – во всех смыслах) и больше напоминающего дикого, неприрученного зверя. Соседи, бывает. Хуста, кузина Берты, которая будет приходить и убираться в поместье, мимоходом отмечает, что вой волков во тьме – отнюдь не повод для паники, напротив, эти хищники, вдохновленные полной луной, якобы охраняют жителей Кинтанара от… кого? Та самая Хуста, одной из дочерей которой приходится уже виденная нами девочка, по-прежнему называющая Антонио чужим именем. Вимеро. Мало-помалу ответов становится настолько много, что вопросов – еще больше. В амбаре держат некоего Эстебана, вроде бы умалишенного. А со дня на день должен случиться праздник Сан-Хуана. Ночь, когда жгут костры, ночь, когда сжигают дурные приметы. Само поместье, оказывается, пустовало почти 30 лет, и… Куда, черт возьми, угодил Антонио, родится ли здесь его новая книга, не погибнет ли здесь он сам?

Совместная постановка Испании и Перу. Уже хорошо. Быстро стартует – еще лучше. Потом – множество штампов. Чужак, мрачная деревня, над которой черным облаком клубится давнее проклятие, старинный дом со своей историей. Но чем хорош этот фильм, так это тем, что он буквально соткан из десятка-другого интригующих моментов, однако ж совершенно непонятно, к чему именно ведет сценарист. Понятно, что это Очень Плохое Место. Непонятно все остальное. Гнетущая ум загадка и нестандартность, построенная сплошь на стандартах, - они многого и дорогого стоят. Добавим сюда сугубо испанскую аутентичность, легкие отсылки к «Плетеному человеку» и «Солнцестоянию» (плюс явный намек на «Урода из замка»). Что эта деревня и ее жители для приезжего – начало чего-то нового, или начало конца? Подано великолепно, снято отлично, сыграно блестяще. Легенды, язычество, особенности деревенской глуши, неприятие внешнего мира, а мир внутренний – сплошь с физическими изъянами. Просто невероятное количество клише. Но надо же было так хорошо их обыграть, так хорошо вписать в историю, которая совсем не кажется очередной жанровой отбраковкой! Не верьте официальному синопсису, в «Доме» нет реального и ирреального, каких-то полетов больного разума. Нет и слишком уж ярких жестокостей. Зато по части атмосферы, напряжения он кладет наземь одной левой сотню-другую конкурентов. Финал - просто золото.

8/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Necropath” (Некропат) (2018). Не стоит открывать окна в машине, если вы останавливаетесь в пустынном и незнакомом местечке, ОСОБЕННО если на дворе глухая ночь. Парень и его подруга. Глушат мотор. Она занимается привычным делом, склоняя голову вниз и издавая характерные причмокивающие звуки. Пока девушка занята, рядом с машиной появляется тип, лишь отдаленно похожий на человека, жутко скалится и вскрывает парню глотку. «Что случилось, милый?». Да то и случилось, милочка.

Переносимся к убийце домой. Домом, впрочем, это назвать сложно. Старый полумертвый телевизор, невероятная грязь, проверенный шприц, руки, изъеденные язвами, сирена тревоги, звучащая исключительно у него в голове. Скэг. Его зовут Скэг, и он уже далеко за гранью жизни и нормального существования.

А на улицах, меж тем, творится самый настоящий зомби-апокалипсис. Получается, сирена была самой настоящей? Ведь наркомана и психопата кусает ходячий труп, ходячее некуда, мертвее некуда. Ровно тогда, когда Скэг пытается отобрать младенца у бегущей прочь из города матери (чтобы что?..).

Спасаясь как от зомби, так и от банд чуть меньше чем он психованных личностей, наводнивших эти пустынные проспекты, наш (анти)герой оказывается на складе, где уже прячется женщина с малолетним сыном. Угрожает ей ножом, требует деньги – плевать ему на конец света, нужен кэш, чтобы купить очередную дозу, это куда важнее. Скэг пытается заколоть жертву, но звучит спасительный выстрел – в здание проникает коп, поразительно адекватный на фоне всеобщего хаоса, и безумец-наркоман падает замертво. Ненадолго, впрочем. Скоро мы увидим этого парня вновь.  

Потому что… Ему. Очень. Нужна. Доза. Просто Доза. Пробегает близ лежбища бомжей, пытается украсить сумку, видимо с наличными. Его вновь кусают мертвецы, кусают дважды – но что ему эти укусы, если внутри горит куда более жуткий огонь, чем любые раны? Скэг проникает в квартиру одного из драгдилеров, пытаясь найти там жизненно важное зелье. В голове белый шум, вокруг – серый. Вкалывает дрянь в вену, не обращая внимания на то, что рядом, буквально в полуметре, уже откинулся такой же как он «торчок». И вновь сирена. И история на этом не заканчивается.

Хорошая игра слов в названии (читайте и переводите его как хотите – что насчет «Тропы мертвецов», к примеру?) – не единственный плюс этой сугубо андерграундной, но уже заслужившей околокультовый статус ленты. Можно подумать, что она плоть от плоти творений Брайана Паулина и, увы, покойного Райана Николсона.

Это будет правдой, да не совсем. Тот же минимализм, та же гнетущая, совершенно мизантропическая атмосфера, вечный полумрак, кровь, кишки, дерьмо, наркотики, гнусь и грязь, самые распоследние «социальные мертвецы» в качестве главных или второстепенных героев, абсолютный нигилизм, ночь, по окончании которой не будет рассвета.  

Но есть и отличия. Хотя бы в виде формата. «Некропат» был склеен из целого ряда короткометражек; на общую тему, да, однако ж разных. Именно поэтому сюжет кажется здесь делом сугубо вторичным, эдаким сумбуром в котле из трэш-сюра. Снято где-то на окраине. ГДЕ-ТО. С точки зрения атмосферы и насыщенности действием фильм одним выстрелом убивает десятки высокобюджктных зомби-хорроров. Потому что в Голливуде так не снимут. Да и в Европе тоже. Будут делать упор на драму. А здесь вам не драма. Здесь – полный безоговорочный п…ц.

Это круто. Очень круто. И круче всех исполнитель роли Скэга. Увидь я такого персонажа в реальной жизни, сделал бы руки-в-ноги и включил режим спринтера. То ли этот человек гениальный актер, то ли самый настоящий безумец. Болезненно тощий, длинноволосый, с очень плохими татуировками, частоколом отсутствующих зубов, многочисленными мелкими ранами на теле – он не кажется наркоманом со стажем, он, кажется, такой и есть. Моэ Айзек, однако, не единственная звезда «Некропата».   

Ему отлично подыгрывает оператор. Сознательно размытыми кадрами, странноватым – но явно не «от балды» – освещением. Подыгрывает и режиссер, и автор саундтрэка. Первый – потому что нет четкой структуры, нет диалогов как таковых. Второй – потому что и музыки толком нет, только жуткий гул, иногда переходящий в жесткий шум.

Это потрясающе мрачное кино. Не жизнеутверждающее от слова совсем. Сравнимое, пожалуй, лишь с «Трупным червем», «Палачом», «Подсознательной жестокостью». И «Боевым шоком» (именно с ним – в первую очередь). Почему тогда не высший балл? Очень просто. Потому что полтора часа – слишком много. Лучше бы режиссер ограничился 50 минутами. Или шестьюдесятью. Дальнейшая концентрация тотального мрака уж слишком давит на мозги и начинает немного утомлять. Но спишем это на синдром новичка.

7,5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Ледяной демон» (2021). Ника и ее подруга – заядлые любительницы активного отдыха. Вот и на сей раз они, в самый разгар зимы, отправились к черту на кулички, в дальние дали, планируя заночевать в палатке прямо в лесу. Однако при попытке вскопать снег и разбить лагерь обнаруживают в промерзлой земле… мертвеца, самого настоящего. Труп мужчины. В такую лютую погоду искать новое место бессмысленно, вызывать спасателей – тоже. Девушки делают просто: оттаскивают тело подальше, укладываются, вопреки суевериям и страхам, спать. Но спустя несколько часов одна из путешественниц просыпается; видит Нику, вместо лица – маска демона; а рядом, в соседнем спальнике – тот самый труп.

Из глуши – в сельскую цивилизацию. Рядом, где-то на северо-западе страны. Эта миловидная девчушка, совсем отбившаяся от рук – Ксюша Савельева. Живет в частном доме вместе с Таней, матерью, завотделением местной больницы, и Мишей, отчимом, с которым откровенно не ладит. Между тем, в морг поступает уже знакомый нам мертвец. Тело пролежало в земле несколько лет, гематома в области затылочной кости… Чуть было не вскрыли. Но человек этот, как выясняется, по-прежнему жив! Матвей, отец Ксюши, пропавший без вести десять лет назад. Находится в коме, однако при виде жены открывает глаза, позже вновь отправляясь в небытие. Бывшая – и внезапно нынешняя – супруга перевозит его к себе домой. С этого момента жизнь всей семьи резко меняется.  

Опять Подгаевский! На сей раз – продюсер и сценарист. Эдакий Джейсон Блум от российского хоррора, ей-богу. Продуктивности обоих можно только позавидовать, притом что и качество, как правило, на пусть не запредельной, но высоте. С точки зрения техники, «Ледяной демон» - продукт, ничуть не уступающий Голливуду; как и в случае с Голливудом, сюжет предсказуем от и до. Таня не отходит от Матвея ни на шаг, резко забыв о том, как больно ей было жить рядом с тогда еще живым мужем. Ксюша при помощи детских кубиков – эдакая советская замена колдовской доске – пытается выйти на связь с отцом. Миша, понятное дело, находится в смятении. В доме начинает происходить что-то странное, нечто вроде полтергейста. Недавно подобранная на улице собака откровенно боится чего-то незримого. И так далее по классическому списку штампов.

Что только не собралось в единый паззл! И «Ужас Амитивилля», и «Смертельный друг», и даже мало кому известный, но немного культовый «зимний» хоррор «Во власти демона» («Demon Possessed» 1993 года). По цитате оттуда, по цитате отсюда… Стандартно для Подгаевского, умелого компилятора. Нестандартно то, что действие происходит отнюдь НЕ в гламурной столице, и то, что в ход НЕ идет славянский фольклор. Внимание, вопросы: какой бэкграунд у семьи Савельевых, почему от Тани ушел первый муж, при каких обстоятельствах, как именно пропал? Простейшая сказка о демоне, об изначальном зле в человеческом обличье перерождается в сказку о перемене мест слагаемых? Плохо это или хорошо, но нет. Красиво, качественно, насмерть избито. При этом, факт, смотрится на одном дыхании и постоянно держит в напряжении. Поэтому семь баллов, не меньше.

7/10

Share this post


Link to post
Share on other sites
22 часа назад, kerrang сказал:

Артем, а что ты думаешь о сериале День Мертвецов?

Хватит уже Артемом меня называть))) Сериал этот не смотрел, в планах тоже нет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Eight for Silver” (Восьмерка за серебро) (2021). 1882 год, сельская Франция. Там стоит поместье семьи Лоран. Шеймус и его жена Изабель, их дети-подростки – Шарлотта и Эдвард, ведут себя согласно статусу: кто им не ровня, те для них не более чем прислуга. Особенно если это цыгане. А они появляются. Целый табор, демонстрируя документы восьмидесятилетней давности, согласно которым местные земли именно им и принадлежат. Поначалу чужакам предлагают деньги, немалые. Когда же кочевые люди категорически отказываются от столь щедрого предложения, знать пускает в ход ружья и факелы. Табор разорен, его жители погибли, убиты, растерзаны, победители же с довольным смехом фотографируются на месте пепелища. Главную среди пришлых женщину хоронят заживо, ее любимому сыну отрубают конечности и превращают, еще живого, вопящего от боли, в пугало от воронья.

Однако на этом история не заканчивается; только начинается. Словно снег на голову сваливается еще один чужак, на сей раз англичанин. Имя – Джон МакБрайд, профессия – патологоанатом. Интересуется, не проходили ли здесь недавно цыгане. Любопытно, ведь подобные ему врачи в последний раз наведывались в здешние края давным-давно, когда тут бушевала холера. От табора остался один прелюбопытнейший артефакт: коробка со стальными, острыми как нож зубами. Ее находит Эдвард, и в тот же день – когда дети отправляются на поле к пугалу – его кусает одногодка. Тимми, не сам, теми же зубами, после чего отключается. Теперь мальчик бледен как снег, сгорает в своей постели от жуткой лихорадки. А на следующую ночь – пропадает. Перед пропажей Эдвард видел призрак покойной цыганки в ночных кошмарах, теперь же что-то дикое, нечеловеческое, неживое является и Тимми… Его находят. В старой заброшенной лесной хижине, мертвым, чудовищно изуродованным. Хищник, волк? Вряд ли.

Когда в дом Лоранов прибывает МакБрайд, то сразу понимает, что дело это – не по врачебной части. «Восьмерка за серебро», если верить скриншотам с IMDB, представляет собой очередную дешевку на тему оборотней, однако это не так примерно на двести процентов из ста. Фильм действительно недорогой, но визуально он невероятно эффектный. С одной стороны, этот хоррор кажется неторопливым. С другой – несмотря на двухчасовой хронометраж, он не затянут, не скучен. Родом из Великобритании, в лучших британских же традициях, благо балом здесь правит готика. Краски сплошь серые, тусклые, приглушенные; беспросветная бесконечная осень. Грим чертовски качественный, жутких ран камера не стесняется. А как удачен пролог, берущий место во Франции спустя 35 лет после показанных позже событий, с раненым и тремя пулями, из которых одна ну очень странного толка! Перед нами отнюдь не безобидный и не беззубый телефильм. Не амбициозная постановка людей с идеями, но без должного случаю бюджета.

Прекрасно подобранные локации, отличный оператор, славные актеры, любопытная история, мощная атмосфера, мрачный саунд-дизайн, к спецэффектам претензий нет, даже к недорогой графике. А потом… потом… Лента превращается в диковинную помесь из «Братства волка» (жеводанского зверя открыто упоминают в ходе одного из диалогов) на пару с… Вот тут сложно. Параллелей много, вплоть до Баркера, но ничего конкретного, хотя бы на 50% близкого. Поначалу доброе, действие на середине, к сожалению, провисает (где-то на семидесятой минуте можно было бы уже и плавно переходить к финалу). Впрочем, это некритично. И это, вкупе с так-себе-графикой, наверное, моя единственная более-менее серьезная претензия к фильму. Фильму Шона Эллиса, который в жанре, да и вне его, зарекомендовал себя лишь «Сломанным зеркалом» 2008 года, хорошей, качественной мистикой. Новых горизонтов он «Восьмеркой» не открыл. Но сработал на отлично. И уж точно на шаг вниз по творческой лестнице не ступил.

7/10

Share this post


Link to post
Share on other sites
18 часов назад, Nekkro сказал:

Хватит уже Артемом меня называть))) Сериал этот не смотрел, в планах тоже нет.

ой, ну звиняй. забыл я когда ты имя сменил :)):. а сериал хороший (по крайней мере до конца седьмой серии), невзирая, что это СайФай

9 часов назад, Nekkro сказал:

Eight for Silver” (Восьмерка за серебро) (2021) Особенно если это цыгане. А они появляются. Целый табор, демонстрируя документы восьмидесятилетней давности, согласно которым местные земли именно им и принадлежат.

:))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::))::)):

уже, сцуко, смешно. у цыганского отребья есть документы на землю :deg_smile:

Share this post


Link to post
Share on other sites

“The End of All Things” (Конец всего) (2019). Трое и конец света. Мужчина лет тридцати, спутница, женщина примерно его же возраста, и паренек – он на десяток лет младше. Живут в старом каменном доме, он хотя бы защищает от непогоды. Электричества давно уже нет, тепло и свет дает только огонь. Питаются в буквальном смысле подножным кормом, на редкую крысу – рука не поднимается, да и зуб тоже (хотя какая там мораль; мясо есть мясо). Говорят друг с другом редко, не о чем говорить. У них даже нет имен – в эти вечно темные времена паспортные данные потеряли всякий смысл. Далеко от жилища стараются не заходить, мало ли что и мало ли кто. Жизнь превращается в один бесконечный день, в одну бесконечную ночь, смысла больше нет ни в чем, но и сдаться, умереть – так себе вариант. Всегда успеется.

С момента Последнего Дня прошло уже 20 лет. Иногда, редко, очень редко, но все же встречаются другие. Именно так, с маленькой буквы, не мутанты, не порождение зла, просто потерявшие себя люди. В одном из брошенных домов Двое обнаруживают приличную сумму наличных. Какая горькая ирония, ведь деньги теперь и правда «только бумага». Что они ищут? Припасы, в первую очередь консервы. А также доски, книги, словом все, что можно пустить на обед вечно голодному огню. Главная проблема – чистая вода, ее катастрофически не хватает. Так проходят сутки, дни, недели. Пока… Младший из этой своеобразной Семьи не находит в ходе очередной вылазки небольшое прямоугольное стекло, что-то вроде ультратонкого планшета с сенсорным управлением. Планшета, который, пока не разрядился окончательно, показывает такие яркие, такие спасительные картинки из прошлой жизни… Парень уверен: это Знак. Чего именно – не важно, ведь так хочется верить в то, что все может быть по-другому.

Британия. Режиссер никому не известен. До этого снял только один фильм, тоже никому не известный. Об актерах что-то знаем? Нет, не знаем. Хотя они по-настоящему хороши. Да и сама лента, невероятно камерная, невероятно медленная, всего с тремя героями (еще трое появляются в кадре, да ненадолго) совсем не кажется очередной поделкой за пятьсот фунтов стерлингов. Потому что качественно снята (только посмотрите на краски!), качественно сыграна, качественно структурирована. Она, как многие постядеры, ведет из ниоткуда в никуда. Однако, в отличие от множества похожих работ, в ней есть четкая, понятная, сколь простая, столь и глубокая идея. Немного отдает Рэем Брэдбери. Материальное сталкивается с духовным, слепая вера – с суровой реальностью. Идеалисты не выживают, это противоречит самим законам природы. И если вы выбираете Библию, а не убийство кролика ради пропитания, если отказываетесь от мяса, проведя вместо этого ритуальный танец, призывая солнце – вам конец.

Говорят, надежда умирает последней. Лучше, когда она умрет первой.

Здесь прошлись не только по христианству. По любой религии, по остаткам прошлого, что в этом прошлом, по идее, должно было и остаться еще 200 лет назад.

Но не осталось. И, судя по происходящему в мире, никогда не останется.

7,5/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Bienvenidos al infierno” (Добро пожаловать в ад) (2021). Ей чуть за двадцать, беременна. Месяц примерно шестой, а то и восьмой. Какой пол у ребенка, она и знать не знает, да и вряд ли ее это волнует. Живет вместе с бабушкой – немой, на полпути к смерти – сильно за городом. Ее привычный рацион за последний год не изменился: пиво, чипсы, сигареты. В «ушах», как и тогда, играет black metal. Тогда – это когда она пошла с подругой на концерт местной сатанинской команды, и ее внимание привлек вокалист, с которым девушка осталась после выступления. Зловещий, брутальный тип – на сцене, в личном общении – милый, неглупый, с хорошим чувством юмора. О дальнейшем несложно догадаться.

Теперь она постоянно получает записки от бабули, с просьбами, намеками. Но куда лучше соседствовать с этой старухой, чем с Монахом – именно так все зовут нового знакомого и любовника Люсии. Потому что у него есть не только музыка, у него есть план. И новости о том, что в этих районах за последние полтора месяца были убиты 43 женщины, большинство из которых определенно стали жертвами сатанинских ритуалов, мягко говоря, не радуют. Именно поэтому девушка в бегах, полагая, что уж здесь, в глуши, ее никто и никогда не найдет. Она слишком хорошо помнит долгие дни, недели и месяцы на репетиционной базе, когда почти что превратилась в слугу, рабыню. Ее новый дом стал натуральной тюрьмой. А тюрьма всегда следует за заключенным по пятам.  

Меня несложно «купить». Достаточно сказать: это будет хоррор про black metal, и всё, я потерян. Потому как искренне люблю и то, и другое. Да и такой симбиоз в кино – дело нечастое. Хотя, судя по новейшим трендам, черный металл потихонечку становится частью мейнстрима. (Как в свое время им стали зомби – где в восьмидесятых был Фульчи, и где был «большой серьезный кинематограф», напомнить?). Это Аргентина, это малый бюджет, но вполне профессиональная постановка. И black здесь звучит именно как black. Но, конечно, изрядно демонизируется. Кто такие эти страшные люди с размалеванными трупным гримом лицами? Как показывает практика, совершенно безобидные существа. И давайте не будем вспомнить историю с убийством Евронимуса – это исключение из правил.

В «Аду» все начинается с дьявольского ритуала (почему-то на фоне ЛЭП). А Монах оказывается чуть ли не главой «семьи» по образу и подобию Мэнсона, «семьи», у которой, по его собственным словам, осталось очень мало времени. Главный же соратник главного злодея (того по факту зовут Кристиан – ничего не напоминает?) гордо носит майку Burzum. Сыграно хорошо, но темп очень медленный, о хорроре мало что говорит, действие делится на прошлое и настоящее в пропорциях примерно семьдесят на тридцать. Плюсы этого фильма – там же, где его минусы. Если вырезать мистику, то перед нами окажется бытовая история о бытовом сатанизме, та самая, где можно вляпаться так, что потом не выберешься. И для этого совершенно необязательно быть фанатом «дьявольской» музыки.

6/10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×