Перейти к содержанию
Connection Point
Авторизация  
Seeteufel

FISH „Clutching at Straws / Weltschmerz“. Substage, Karlsruhe, 09.11.2018

Рекомендуемые сообщения

FISH „Clutching at Straws / Weltschmerz“. Substage, Karlsruhe, 09.11.2018

c363d456884d.jpg

Турне бывшего фронтмена классического состава Marillion длится уже два месяца без остановки, а концерт в Карлсруэ был 36-м по счёту. Дерек Уильям Дик, он же Фиш, во-первых, продолжает отмечать юбилей альбома Marillion „Clutching At Straws“, которому в прошлом году исполнилось 30 лет. Во-вторых, он представляет новый материал с ещё не вышедшего сольного полноформатника с немецким названием „Weltschmerz“ – «Всемирная боль», или, если угодно, «Мировая скорбь» (а также недавно появившегося ЕР „A Parley With Angels“). То, что турне с новым материалом стартовало до выхода альбома, само по себе довольно необычно, однако уже было объявлено, что после него Фиш вообще закончит музыкальную карьеру. И это, скорее всего, не блеф, как в случае со Scorpions, Black Sabbath и прочими Kiss, а действительно серьёзное намерение. Музыкант уже не молод – ему в этом году исполнилось 60 – и не очень здоров, что видно даже по фотографиям. Кроме того, как он неоднократно жаловался, мало где организаторы могут предоставить ему площадки, соответствующие всем требованиям. А тут ещё и пресловутый «брексит» и связанные с этим проблемы бюрократического свойства при коммерческих выступлениях британских музыкантов на континенте.

b10d353b38ef.jpg

Мне концерт в Карлсруэ показался оптимальным сочетанием места и времени для того, чтобы посетить (вероятнее всего, в первый и последний раз) шоу легендарного вокалиста. Возможность побывать на концерте Фиша тем более ценна, что в репертуаре нынешних Marillion классический репертуар вообще занимает мало места, а вот их бывший фронтмен в последние 10 с лишним лет проводит туры, где исполняет знаковые альбомы целиком. Мариллионовский „Misplaced Childhood“ как цельное произведение для меня – вообще Альбом № 1 во всей истории рока, но и „Clutching At Straws“ я считаю шедевром, в котором к тому же есть немало такого, что задевает меня лично. Кроме того, представилась возможность немного попутешествовать по земле Баден-Вюртемберг, попутно посетив Хайдельберг, Штутгарт, Людвигсбург, Эсслинген и ещё пару маленьких городков.

939a9e41401c.jpg

Клуб Substage расположен на территории бывшей городской бойни. В Германии вообще очень много площадок находится в выведенных из эксплуатации промзонах. Правда, сам сарай, в котором помещается клуб (он на фотографии не попал), видимо, более современной постройки, чем сама старая бойня.
С покупкой билетов онлайн получился облом. Не буду утомлять вас подробностями – скажу лишь, что уже оплаченный билет я впустую прождал месяц. Потом деньги вернули, но пришлось обилечиваться на месте. К моменту моего приезда был – ну конечно же! – солдаут, однако в офисе клуба мне порекомендовали явиться к началу концерта, так как всегда у кого-то волшебным образом оказывается лишний билетик. Так оказалось и на сей раз. Заветную картонку мне по номиналу продал какой-то мужик – точнее говоря, уже старик лет 65-70. Мы потом с ним разговорились в очереди на вход. Он, оказывается, собирался на концерт вместе со своей сестрой, но та загремела в больницу и даже впала в кому. Причём находилась она на тот момент в Непале, где посещала далай-ламу. Такая вот грустная история, но хотя бы одному человеку (сиречь мне) она принесла пользу. Вообще, уже перед входом было заметно, что этот концерт – совсем не то действо, на котором можно рассчитывать познакомиться с симпатичной девицей. Публика была, мягко говоря, возрастная. Средний возраст – мой, плюс-минус пять лет. Но попадались и совсем старики, были даже инвалиды на костылях. Молодёжи было крайне мало, да и то были, как правило, дети, пришедшие с родителями. Как сказал впоследствии со сцены сам Фиш, «такое впечатление, что я нахожусь на собрании буддистов». Имея в виду, что в толпе радостно сверкают золотыми куполами сплошные лысины. При этом артист красноречиво погладил и собственную плешь.

d4190adc0373.jpg

Мерч продавался в достаточном количестве и любых нужных размеров. В том числе его можно было спокойно приобрести во время и после концерта. Я себе купил футболку „Clutching at Straws“, которая висит слева: один экземпляр выставлен передней стороной, другой – спиной. Помимо этого продавались диджипаки с ремастированными альбомами: студийные от „Songs from the Mirror“ до „13th Star“, концертные „Return To Childhood“ и недавний „Moveable Feast“ (с программой „A Feast of Consequences“), а также новый сингл „A Parley With Angels“. Двух лучших сольных работ, а именно „Vigil in the Wilderness of Mirrors“ и „Internal Exile“, конечно же, не было. Видимо, они до сих пор попадаются редко. Рядом наличествовали диски и футболки разогрева в лице Дорис Брендель. Мерчем, судя по всему, торговали девушки из турового персонала, так как по-немецки они не говорили.
О вместимости зала мне трудно судить ввиду небольшого опыта посещения концертов. Но он был немаленький (хотя до прихода основной публики казался меньше) и к моменту выхода на сцену Фиша был забит до отказа. По моим прикидкам, тысячи две зрителей было, а может быть, и больше. Возможно, что и все три. Такой адовой толкотни, как на московском Helloween полгода назад, не было, но толпа была плотной.

70556f4c0b26.jpg

Разогревала некая Дорис Брендель. Это имя мне было доселе совершенно незнакомо. Вот что удалось узнать – частично от неё самой со сцены, остальное потом нагуглил. Дорис около 50 лет. Она родилась в Австрии в семье очень известного классического пианиста Альфреда Бренделя и в 12 лет переехала в Англию. На немецком она говорит бегло, но заметно, что он для неё давно перестал быть родным – чувствуется небольшой акцент и некоторое стеснение. Как она сказала сама, «в Карлсруэ я выступаю впервые и рада возможности попрактиковаться со сцены в немецком». Ни один музыкант в её группе немецкого не понимает. Её первый коллектив The Violet Hour выступал в конце 80-х – начале 90-х на разогреве ещё у… Marillion! Правда, судя по времени этих выступлений, они происходили уже тогда, когда Фиша в составе не было. Фиша же нынешняя группа Дорис не только поддерживает в турне по Европе, но и сама мадам в роли бэк-вокалистки и флейтистки входит в состав его команды.
Дорис Брендель исполняет довольно эклектичный неопрог. Поначалу это мне показалось смесью Red Sand, Magenta и, собственно, Marillion, влияние которых не поддаётся сомнению, но с некоторой примесью фолка и альтернативы. Играя на флейте, Дорис, стоя на одной ноге, пытается подражать ужимкам Яна Андерсона из Jethro Tull. В арсенале группы присутствует такой экзотический инструмент, как электровиолончель. В принципе, ряд композиций действительно неплох (хотя мужской вокал был бы куда уместнее), но что-то и скучновато. Музыканты одеты в стиле стимпанк, а Дорис во время исполнения некоторых номеров устраивает танцы в лазерных перчатках – довольно оригинально. Особенно впечатлила „The One“, последняя песня в сете, которую певица написала после смерти своей матери. Публика встречала разогрев довольно доброжелательно, но под конец он явно начал всех утомлять. После концерта Дорис и её группа с удовольствием общались со зрителями у столика со своим мерчем.

a5b916ded8d6.jpg

Но народ, конечно же, ждал главного героя вечера. Фиш нынче, разумеется, не тот нервический молодой человек, измученный жизненными перипетиями и вредными привычками, который в 80-х исполнял музыку Marillion «на одном оголённом нерве». Как там говаривал доктор Финли в композиции „Torch Song“: „and my advice is: if you maintain this lifestyle, you won’t reach 30“. Что ж, Фиш так или иначе дотянул до 60. Теперь это добродушный дедок с лысиной, внушительным брюхом, седой бородой и в домашней одежде. Вроде как он давно не пьёт, не говоря уже об употреблении более опасных для здоровья субстанций. Но по его поведению мне иногда казалось, что он всё-таки то ли немного поддатый (хотя, прикладываясь периодически к пластиковой бутыли, он многозначительно объявлял: «это вода»), то ли выкурил косячок. Но, может, просто манера у него такая. Вообще говоря, Фиш довольно много разговаривал со сцены с публикой на смеси немецкого и английского (как он сам это называет, Germlish). Точнее говоря, он пытался говорить по-немецки (с сильным акцентом и грамматическими ошибками, но очень даже сносно) и переходил на инглиш только в том случае, если ему совсем уж не хватало лексикона. В английских пассажах „fucking“ звучало из уст Фиша через слово. Один раз он прошёлся по fucking Трампу, fucking брекситу и fucking Борису Джонсону, добавив, что никто из членов его группы за fucking Brexit не голосовал. «Но fucking хрен с ней, с политикой, я предпочитаю писать песни о людях».
Германия для него – вообще почти родная страна. Кстати, в Substage он выступает не в первый раз, и более того: его перформансы там официально увековечены в аудио- и видеоформате. Странно, но после столь многолетней карьеры у Фиша всё ещё чувствуется некая скованность на сцене. Он редко отходил от высоченной (так как его рост – больше двух метров) микрофонной стойки и непрерывно производил какие-то онанирующие движения левой рукой, постоянно лежащей на кармане джинсов. В те же редкие моменты, когда он танцевал, получался практически „Boris Dancing“. Плюс к этому чувствовалось, что физическая форма у него не самая лучшая: периодически у него сводило ногу (хотя он пытался эти моменты обратить в шутливую форму), а то, что время от времени он пел сидя, тоже было, очевидно, не просто частью шоу. Но вот вокальные кондиции у Фиша сохранились почти в неизменном виде, хотя некоторые высокие ноты (например, в „Warm Wet Circles“) он не тянет. Дорис Брендель очень органично озвучивала подпевки (напомню, что на альбоме „Clutching At Straws“ использовался женский бэк-вокал, причём в исполнении Тессы Найлз, работавшей в те же годы с Роджером Уотерсом и Tears For Fears). Кроме того, Дорис добавила партии флейты, из-за чего некоторые знакомые номера приобрели новую окраску.

e08ea024f98f.jpg

Сет-лист действительно включал в себя только полностью материал „Clutching At Straws“, хотя и не в том порядке, в каком эти песни идут на диске, и новые вещи – как с сингла, так и c ещё не вышедшего альбома. И ничего «лишнего» – если кто ждал, к примеру, „Kayleigh“ или „Fugazi“, то, пардон, обломанс. Кстати, отмечу, что всё мероприятие было хронометрировано с легендарной немецкой пунктуальностью: ровно в 19:00 открылись двери Substage, ровно в 20:00 начал играть разогрев, и ровно в 21:00 вышел Фиш, сет которого длился 2 часа 15 минут. Программу открыла „Slàinte Mhath“, сразу же раскачавшая зал. Впрочем, нельзя сказать, что публика была слишком активна. Но здесь сыграли свою роль одновременно два фактора. Во-первых, уже упомянутый ранее возраст зрителей, ну а во-вторых, это всё-таки не метал-концерт. Скорее можно сказать, что в выступлении Фиша было что-то такое домашнее, почти семейное, словно он пел перед своими друзьями и знакомыми. Люди вели себя прилично. Поддатые попадались, но наинаугурировавшихся до президентского состояния не было, не говоря уже о каких-нибудь бы́чках и неадекватах – в общем-то, обстановка царила из серии «все свои». Правда, зал к моменту выхода Фиша на сцену, как я уже упоминал, оказался забит под завязку; пройти к туалету или к бару было крайне проблематично. В какой-то момент я обнаружил рядом с собой лужу на полу. Хочется верить, что это было всего лишь разлитое пиво: я не так давно читал, что в Германии нередко особо одарённые зрители, ввиду труднодоступности WC, имеют обыкновение пудить прямо себе под ноги. В баре напитки продавались с залогом: возвращаешь стакан – получаешь два евро назад. Стакан Apfelschorle (смесь минералки с яблочным соком) стоил 2,50; пиво, кажется, трёшку.

52c1e544eb23.jpg

Первые три композиции с альбома „Clutching At Straws“ я считаю одной из вершин в творчестве Marillion (да, в общем-то, и в рок-музыке в целом) не только в музыкальном, но и в поэтическом плане. Чего стоит одна только „That Time of the Night“, где изумительной красоты лирика сочетается с не менее прекрасной мелодией. Конечно, именно этой части я ждал с особенным нетерпением. Перед тем, как перейти к ней, Фиш подтащил к микрофону барную табуретку и произнёс спич, краткий смысл которого сводился к следующему: «Вроде бы это простой барный стул. Но в моей жизни он сыграл особенную роль». Кто знаком с творчеством Marillion, тот знает, что альбом „Clutching At Straws“ для Фиша – очень личный и посвящён борьбе с его внутренними демонами: звёздностью, чехардой с женщинами, наркотиками и прежде всего – алкоголем в несовместимых с жизнью дозах. Когда дело дошло до „Going Under“, певец рассказал такую историю. «Все наши пластинки имеют длительность 46 минут (тут он слегка соврамши – „Clutching At Straws“ звучит 52 минуты). Это мы делали специально, чтобы они не влезали на одну сторону 90-минутной кассеты. Ха-ха! Не переживайте, я и сам переписывал пластинки на кассеты. Так вот, когда наш альбом был практически готов, в 4 утра ко мне ввалился наш гитарист Стив Ротери и сказал: нам нужна ещё одна песня. Ну вы представляете – разбудить шотландца в 4 утра! Я кое-как встал, и мы что-то там вместе наваяли, так как у меня был в запасе текст. Но при этом я был настолько пьян, что, когда пришло время исполнять эту вещь на концерте, я вообще не мог вспомнить, что мы там насочиняли». В результате до нынешнего момента „Going Under“ (так же, как и „Just For The Record“) никогда не игралась живьём. А про „Sugar Mice“ Фиш заявил, что эту песню вообще можно исполнять, только сидя за барной стойкой.

cb74ffbb934e.jpg

Теперь о новом материале. Честно говоря, из него впечатлила только одна композиция – „Waerley Steps“. Да, она действительно очень хороша: по-настоящему проговая, многоплановая, с запоминающимся рефреном. Вот что рассказал Фиш. Когда его жена сейчас как раз ехала к нему из Маннхайма в Карлсруэ, график поездов сбился, потому что какой-то человек бросился на рельсы. Парадоксальным образом эта песня рассказывает как раз о похожей судьбе человека, покончившего жизнь самоубийством – она повествует о его биографии и о чёрной собаке, которая сопровождала героя на его жизненном пути. Что же касается остального материала, то он, мягко говоря, не фонтан, как, в общем-то, и всё творчество Фиша после „Suits“, за очень редким исключением. „Man With A Stick“ напоминает очень позднего Питера Гейбриэла – довольно однообразная нудятина с блюзовым риффом. „Little Man What Now“, написанная по мотивам одноимённого романа немецкого писателя Ханса Фаллады, представляет собой типичное творчество позднего Фиша и тоже, честно говоря, не особо «внушаить». „C Song“, под которую Фиш предложил публике 15 секунд повальсировать, – это что-то наподобие растянутого, но гораздо менее яркого варианта „Family Business“. Так что уж не знаю, каким он получится, новый альбом. Будь на нём хотя бы три таких вещи, как „Waerley Steps“ – уже была бы радость.
После того, как отзвучала „Last Straw“, основной сет был завершён, но было, конечно, понятно, что будет бис. Все ждали „Incommunicado“ – главного хита с „Clutching at Straws“. Но неожиданно первым бисовым номером сыграли „Tux On“, которая изначально была выпущена только на сингле. А потом, конечно, „Incommunicado“ – куда уж без неё – и на этих двух бисовых вещах и Фиш, и вся его группа смотрелись особенно мощно. Во время „Incommunicado“ Фиш на сцене станцевал, а публика немного попрыгала. Мариллионовского гитариста Стива Ротери я причисляю к очень немногим мастерам шести струн, игру которых я способен отличить вслепую (наряду, например, с Мэем, Гилмором и Нопфлером). Робин Боулт – это, конечно, не Ротери, но со своей задачей он справляется хорошо. То же можно сказать и о клавишнике Фостере Паттерсоне: он тоже не Марк Келли, но добротный ремесленник. Оба играют с Фишем уже четверть века и, конечно, никаких лаж не допускали.
В общем, концерт произвёл на меня очень хорошее впечатление. Хотя я и порядком утомился: два с лишним часа – сет Фиша, плюс час – разогрев и антракт, плюс час ожидания. А до этого я ещё очень нехило пробежался по Карлсруэ, включая подъём на 260-метровую высоту горы Turmberg по вертикальной лестнице, потому что канатная дорога в рабочий день не работала. Так что ноги изрядно гудели. Но это всё мелочи, так как возможность послушать живьём безгранично любимую уже 30 лет музыку была уникальной. К счастью, трамваи в Карлсруэ исправно ходят даже самой глубокой ночью, поэтому через полчаса я был уже в гостинице.

Сет-лист:

Slàinte Mhath
Man With A Stick
Hotel Hobbies
Warm Wet Circles
That Time of the Night (The Short Straw)
Little Man What Now
Torch Song
White Russian
Just for the Record
C Song
Going Under
Sugar Mice
Waverley Steps
The Last Straw
Encore:
Tux On
Incommunicado

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

блять, Чорт, у меня камрад в Хайдельберге живет. знал бы, подарок через тебя передал бы :weep: заодно он бы тебе экскурсию провел :alco:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
34 минуты назад, kerrang сказал:

заодно он бы тебе экскурсию провел

Ну, что касается моей программы пребывания в Хайдельберге, то я сам её планировал. Оттуда ещё выезжал в Некаргемюнд и Дильсберг, чуть позже краткий отчёт о поездке накатаю.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×